Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Учитель года

Случайности не случайны

Каждый урок - это частичка жизни
Учительская газета, №40 от 06 октября 2020. Читать номер
Автор:

В общении с учениками Сергей ШАРОВ старается быть либеральным, в жизни предпочитает золотую середину, а еще его желания часто исполняются. Это оттого, что он подолгу смотрит на звезды и первым видит, когда они падают, ведь он учитель астрономии.

Раньше в его семье учителей не было: и родители, и бабушки с дедушками – все, как он сам говорит, или в поле, или на заводе. А Сергей после школы решил рвануть на физмат! И потому, что единственными четверками в аттестате были две – по русскому языку и по английскому, то есть парень явно тяготел к точным наукам, особенно к математике, которая, как известно, мозги в порядок приводит. А второй причиной выбора стало знакомство с хорошей маминой подругой – учительницей математики, много лет работающей в школе и до сих пор не разочаровавшейся ни в учениках, ни в любимом предмете. Следуя ее настойчивым уговорам, молодой человек пошел не в экономику или юриспруденцию, а в 2006 году поступил в Орловский государственный университет на физико-математический факультет. Так Сергей Николаевич Шаров стал первым в семье учителем, первым, но не единственным, супруга – однокурсница и одногруппница – преподает сегодня в одном из орловских вузов. А мамину подругу Валентину Ивановну Логвинову Сергей благодарит до сих пор.

Хотя сначала в учителя не собирался, просто хотел физико-математическое образование получить. Но как-то так вышло, что стало интересно на практиках в детских оздоровительных лагерях, потом понравилось общаться с детьми и во время уроков – на практиках школьных. А когда в Орле приняли решение разрешить старшекурсникам трудоустраиваться в школу, Сергей как раз учился на пятом курсе. Жениться собрался, надо было деньги зарабатывать для молодой семьи, вот и пошел на «денежное» место – в школу пионервожатым! Называлось это более серьезно: педагог-организатор, но на практике работа требовала в основном вожатских навыков.

– Было это в 2010‑м, – рассказывает Сергей, – мне 21 год, я попадаю в школу и – все, как говорится, затянуло, понял, что это то, что мне нужно. С того момента я непрерывно работаю с детьми и пока не вижу себя ни в какой другой сфере, кроме образования. Ничего кардинально менять не собираюсь. Считаю, что нашел свою профессию на всю жизнь. Теперь понимаю, что случайности не случайны. Я бы мог пойти на другой факультет, и ничего бы этого не было. Но помогла моя тяга к математике, затем встреча с Валентиной Ивановной – большое ей спасибо!

Теперь, когда Сергей Николаевич уже сам немалое время проработал учителем в гимназии №34 г. Орла и сумел победить на региональном этапе конкурса «Учитель года России»-2019, пришло понимание, что с педагогами ему явно везло, причем с самого начала. Когда учился в своей родной сельской школе, называлась она «Лавровская» и располагалась в пригороде Орла, русский язык и литературу преподавала Людмила Александровна Зюзюкина, заслуженный учитель РФ, человек «нежный, мягкий, понимающий».

– Казалось бы, как она может с таким характером навести дисциплину в нашем непростом классе?! Но ей не приходилось наводить порядок, ее манера общения, поведение притягивали на ее уроки, и мы стремились к ней. Мы хотели учить стихи. Даже заядлые двоечники и хулиганы шли на литературу и выучивали «Евгения Онегина»! Это дорогого стоит. И еще мне вспоминаются двое учителей-мужчин. Учитель истории Анатолий Анатольевич Макаров – это необыкновенная творческая личность! Вспоминаю баллады, которые он сам писал о Крестовых походах! Он приходил к нам на урок с двенадцатиструнной гитарой, исполнял балладу собственного сочинения, а потом мы начинали разбираться, кто кого убил и зачем вообще крестоносцы пошли завоевывать тот самый Иерусалим-Ершалаим! А второй учитель-мужчина, которого я вспоминаю с благодарностью, – это учитель физкультуры и ОБЖ Андрей Юрьевич Омельченко. Он запомнился своим характером, жесткостью и дисциплинированностью! Когда мы собирались перед дверью кабинета ОБЖ, мы все стояли в линейку с открытыми учебниками и все что-то повторяли! Хотя перед уроками других учителей могли играть в настольный теннис или даже выбежать за угол школы покурить. А к нему в класс мы заходили с волнением, и стояла гробовая тишина. При этом он не был тираном или деспотом, просто чувствовалась твердость и была дисциплинированность. Сейчас он директор школы, мы с ним хорошо общаемся. И многие говорят ему спасибо!

– То есть вы испытали на себе три стиля педагогического общения. И какой из них выбрали для себя?

– Я выбрал середину, я больше либерал с детьми. Могу быть для детей хорошим другом, но это в меру. Когда нужно, могу быть жестким и принципиальным, особенно если вижу откровенное пренебрежение к коллегам-учителям или к моему труду. Мне несложно быть таким суровым: метр девяносто ростом, большая борода, еще бы топор в руки – и за дровосека сошел бы! Но в целом я либерал, считаю, что золотая середина – это то, что необходимо в каждой профессии.

Математику Сергей Николаевич преподавал пять лет, и еще информатику и астрономию. Когда предложили полставки заместителя директора, от математики пришлось отказаться, в школе надо было находиться по 10‑12 часов ежедневно, времени на подготовку к урокам не оставалось. Поэтому в своем расписании оставил информатику и астрономию, которая для него и работа, и увлечение или, как он сам говорит, «моя любовь», возникшая еще в студенческие годы, в 2008‑м, когда будущие учителя поехали на астрофизическую практику в Крым: «И все, вирус попал в организм, и болею уже 12 лет!»

Он работает с разными классами. Информатику преподает с пятого по одиннадцатый, астрономию – в десятом. Хотя считает, что ее лучше было бы изучать в одиннадцатом – там и физика соответственная начинается, и багаж знаний больше. Но последний класс выпускной, самый ответственный, поэтому выбор остановили на десятом. С внеурочкой по астрономии тоже было много вариантов, и для третьеклассников преподавал, и в среднем звене пробовал, и в старшем – в итоге сегодня ведет ее в пятом классе и в восьмом. В пятом происходит знакомство с телескопом, звездами и наукой, а в восьмом уже начинаются исследования.

– Мы обозначаем проблемы и ставим перед собой задачи: как нам полететь на Марс и обогнать в этом американцев? Почему мы на Луну никак не можем полететь? Кто открыл все звезды? Как определить расстояния в космосе? И так далее. Восьмиклассники уже с удовольствием участвуют в разных конкурсах и конференциях. Например, в конференции «МИФ», которую проводит наш Орловский государственный университет. Из года в год мои восьмиклас­сники и старшеклассники становятся призерами и победителями этой конференции.

На мой вопрос, удобно ли заниматься в пятом и восьмом внеурочкой, а потом только в десятом начинать изучать астрономию на уроке, Сергей Шаров говорит, что такую систему в гимназии начали выстраивать с 2013 года. Об уроках и возврате астрономии в основной учебный курс речи еще не было. Зато сам Сергей Николаевич только что вернулся с форума с Селигера, где вволю насмотрелся в телескоп и ощутил притягательную силу робототехники. Решил, что детям это тоже необходимо, и попросил директора купить для школы телескоп или робота. Остановились на телескопе, все-таки он был подешевле. Так начался кружок по астрономии, в котором сегодня пятиклассники изучают основы науки о звездном небе. В шестом и седьмом ребята продолжают общение с учителем, участвуя в различных проектах и конференциях, в восьмом снова встречаются на кружковых занятиях, а в десятом учитель видит всех на уроке.

Сегодня в гимназии уже два телескопа, а предмет «Астрономия» несколько лет как введен в расписание. Я попросила Сергея объяснить, чем, по его мнению, его уроки отличаются от уроков коллег.
– Если мы говорим о точных науках, то структура урока у всех учителей выдержана. Мы работаем по новым стандартам, и все сначала пытаются хорошо замотивировать учащихся. Мотивационная часть очень важна. И явных отличий по форме и методам, каких-то новейших идей, о которых я раньше не читал или не видел, я не заметил даже на конкурсе. А мое отличие в следующем: я придерживаюсь мнения, что образование должно быть конвергентным, то есть я пытаюсь объединить на уроке все научные дисциплины по возможности. Например, если мы будем рассматривать тему «Планеты земной группы» по астрономии, я обязательно внесу сюда элементы информатики, истории и других дисциплин, потому что астрономия – это сбор всех наук. Какую бы тему ни рассмотрели, мы вспомним и древнегреческие мифы, и космонавтику, историю и технологию, и их развитие. От общего мы идем к частному и наоборот. В создании таких уроков мне очень помогают современные информационные технологии, которые позволяют совершать интернет-экскурсии. Еще мы используем виар-очки и, когда это возможно, посещаем технопарки «Кванториумы». В Орле существует центр «Созвездие Орла» с прекрасным оборудованием, дети любят там бывать. Но все-таки каждый урок – это еще и взаимодействие учителя и ученика, и каждый раз мы должны добиваться определенных целей. Учитель ставит цель, ученики с ней соглашаются или могут поспорить, и тогда цель будет взаимной, и в конце урока мы должны к ней прийти. Тогда уроки будут эффективными.

– Цели только образовательные и познавательные или еще какие-то – для себя?

– Для себя тоже. В первую очередь образовательные – чему я должен научить детей на уроке. Во-вторых, личностные и воспитательные. Это тоже обязательно нужно. Каждый урок – это частичка жизни. И обучающиеся при взаимодействии с учителем развиваются, если я хороший учитель, я должен уметь ответить на любой вопрос. Должен быть и примером. Суметь убедить учеников, что астрономия – это здорово, а космические исследования необходимы – это хорошо, но это только полдела. Учитель должен и музыку знать, и читать литературу, вообще учительство – это как островок воспитанности и интеллигентности. В школе ученики должны иметь возможность увидеть умных, воспитанных и образованных людей. Поэтому я должен быть красивым, опрятным, умным и современным! И должен идти в ногу со своими учащимися, примерно на равных, но лучше чуть впереди.

Из-за постоянной необходимости совершенствоваться свою профессию Сергей Николаевич считает самой интересной. А дети эту его уверенность укрепляют каждодневными вопросами. По мнению учителя, поколение детей 2010‑х годов уже другое, нежели поколение нулевых. Они ничего не боятся и задают больше вопросов. С чем это связано глобально, он может только предполагать, но складывается ощущение, что дети просто чувствуют себя более уверенно в отношениях с учителем и абсолютно не боятся излагать свои версии.

– Например, мы изучаем тему «Время». Я на всероссийском конкурсе тоже давал урок на эту тему, и она мне очень интересна – путешествия во времени, машина времени, «возможно-невозможно» и так далее. Когда мы начинали семь лет назад, мои младшеклассники больше слушали и соглашались. Они в меньшей степени созидали. А сегодняшние пятиклас­сники, когда мы с ними рассматривали тему времени и путешествий в нем, буквально завалили меня вопросами и предложениями, вспомнили множество фильмов и разных историй. В итоге получился великолепный диалог! Ведь это очень интересно, когда дети уже в пятом классе и фильмы посмотрели, и журналы почитали, и у них есть что рассказать учителю и о чем спросить! В такой дискуссии рождается знание, которое необходимо.

Татьяна МАСЛИКОВА, Орловская область


Комментарии

Как вы оцениваете идею подготовки вожатых, которые в дальнейшем вместе с учителями будут заниматься воспитанием в школах?
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt