search
Топ 10

Штурмовой полк

Десантно-штурмовой полк (ДШП) 20-й гвардейской мотострелковой дивизии давно уже вызывает у бандитов нервную дрожь. «Голубые береты» проявили себя в схватках с ними еще в первую чеченскую. И во вторую кампанию многие боестолкновения на Северном Кавказе не обходились без гвардейцев-десантников. Они били ворвавшихся в Дагестан бандитов, перекрывали границу с Грузией в районе Аргунского ущелья, уничтожали банды Гелаева в Комсомольском и в соседней Ингушетии, «зачищали» Итум-Кале, Шали, Шатой, блокировали и уничтожали отряд Бараева. Десятками, сотнями жизней своих подельников расплачивались бандитские командиры за каждого погибшего десантника. «За каждого из боевых товарищей мы отомстили сполна», – говорит нынешний командир ДШП полковник Павел Кирси…

И тревожные прогнозы, увы, сбылись в августе 1999-го, когда отряды Басаева и Хаттаба перешли границу и, жестоко уничтожив несколько погранзастав, двинулись в республику. Причем боевики не просто пришли с оружием в руках. Они стали жестоко проливать кровь, насаждать чуждый у ваххабизм. цы выступили против наглого пришествия из Чечни.

Дагестан

Еще не успели высохнуть чернила на тексте Хасавюртовского договора, а военные аналитики уже предсказали скорое начало новой кавказской войны. Причем еще более жестокой. В соседних с нестабильной Чечней регионах силовые структуры были в постоянной готовности противостоять бандитской агрессии. В дагестанском Каспийске развернули мобильную Объединенную группировку. В нее вошли спецподразделения, армейские части и представители других силовых ведомств.

В случае попытки боевиков начать реализацию своих давних планов по расширению подконтрольной им территории за счет кавказских республик и созданию единого исламского государства, Каспийск должен был стать форпостом противостояния им. Аэродром там мог принять самолеты военно-транспортной авиации с боевой техникой и военнослужащими. Туда же морем можно было дополнительно перебросить силы и средства Каспийской военной флотилии ВМФ России.

И тревожные прогнозы, увы, сбылись в августе 1999-го, когда отряды Басаева и Хаттаба перешли границу и, жестоко уничтожив несколько погранзастав, двинулись в республику. Причем боевики не просто пришли с оружием в руках. Они стали жестоко проливать кровь, насаждать чуждый Дагестану ваххабизм. Дагестанцы выступили против наглого пришествия из Чечни.

Десантников, как и в первую кампанию, бросили в бой одними из первых. Прибывающие в Объединенную группировку войск(сил) (ОГВ(С) все новые подразделения генерал Казанцев, на которого было возложено общее командование операцией, использовал на разных направлениях. Подразделения ДШП раздробили и отдали на усиление пехоте, Внутренним войскам и спецназовцам.

Помимо самостоятельного выполнения задач «голубым беретам» то и дело приходилось прикрывать гранатометные и огнеметные группы. Работа эта не просто сложная – опасная. По «проявляющейся» «заплечной артиллерии» тут же начинали бить с высоток снайперы. Десантникам приходилось подчас становиться живым щитом между боевиками и нашими солдатами. Позднее десантники вспоминали, что это были самые нервные дни той войны.

Сложность управления, большое число подразделений разных силовых ведомств, различные, подчас противоречивые задачи вносили коррективы в боевые действия. Мобильные, хорошо подготовленные и вооруженные группы боевиков, заранее подготовив укрепления, укрытия, запасные позиции и пути отхода, были подчас изощреннее наших громады регулярных частей и дагестанского ополчения. Именно этим обстоятельством и было вызвано решение генерала Казанцева раздробить десантно-штурмовой полк. Этот ход уже был опробирован в первую чеченскую, когда десантники одновременно находились всюду, где было «жарко». Превосходя собратьев по оружию в подготовленности и силе духа, они были гарантией качественного выполнения приказов командования.

Не случайно и в Чечню входить с наиболее сложного направления – Ингушетии – тоже поручили гвардейцам. Эта операция впоследствии войдет в учебники военной истории. Ведь нужно было не просто перескочить сложнейший горный участок, а провести и боевую технику, без которой продвигаться вглубь мятежной республики было невозможным. Решение нашли, на первый взгляд, авантюрное – строить в непроходимых горах «дорогу жизни», которая стала для боевиков «дорогой смерти».

Поначалу настроение у десантников упало. Ведь им предписали прикрывать саперов и «конвоировать» строителей. Но это оказалось отнюдь не просто. Бандиты ежедневно наносили «визиты». Тактика у наших ребят была не единожды проверенной – «салютовать» визитерам с господствующих высот.

Вскоре часть десантников перебросили на другое направление. Оставшимся стало невесело. Опорные пункты и блокпосты были разбросаны далеко друг от друга, не хватало людей. По ночам вместо положенных двухчасовых бдений приходилось «гипнотизировать» темень по четыре часа и больше.

Участок строительства дороги был чудовищно сложен. К каверзам природы примешивались происки боевиков. Поэтому каждый метр вначале прощупывали саперы. С ними бок о бок шагали десантники, ведь появиться бандиты могли отовсюду – из горных чеченских районов, со стороны Грузии, из Ингушетии. Около 2,5 месяца горы проверяли боем выдержку групп прикрытия. Тревожная тишина вдруг сменялась гулкими звуками стрельбы и разрывов, которые так же неожиданно прекращались. Около 2,5 месяца прокладывали горный серпантин. А затем по нему пошли колонны военной техники – танки, бронетранспортеры, самоходно-артиллерийские установки, автомобили.

После них было чисто

Участникам поиско-разведывательных мероприятий в то время тоже было несладко. Горные «прогулки» опасны. Отряды выбрасывали с «вертушек» в «зеленку» гор. Им приходилось работать автономно по несколько суток, а то и недель. Брали с собой только самое необходимое – минимум продовольствия, максимум боеприпасов. Пополнение – лишь в экстренных случаях, в основном с воздуха.

Отшагать разведгруппам пришлось немало. Но «пробег» свой десантники измеряли не километрами и даже не количеством выходов на «боевые», а исключительно населенными пунктами (Шали, Шатой, Ушкалой, Итум-Кале) да «духовскими» лагерями, где приходилось принимать бой. Каждое из географических названий парни из десантно-штурмового полка запомнили навсегда.

На подходе к Итум-Кале разведчики наткнулись на горную базу «духов». Упомянуть, что она была оборудована шикарно, значит, ничего не сказать. В непроходимых горных грядах были оборудованы щели, закрытые сверху деревом и прекрасно замаскированные. Они могли служить и местами отдыха, и долговременными огневыми точками. В каждой было аккуратно уложено все необходимое – запас боеприпасов, продовольствия, воды, медикаментов. Дополнительно запасы всего хранились отдельно в землянках-складах.

Чего там только не было! Отечественные и импортные продукты, боеприпасы, новехонькое натовское обмундирование, закордонные бронежилеты, «разгрузки», горные ботинки, множество различных лекарств, от вида которых у наших медиков «слюнки текли». Особенно много обезболивающих типа промедола. Правда, боевики использовали их в основном для «кайфа» – уж очень много везде было пустой «тары» (шприц-тюбиков).

Но больше всего десантников поразили «автострады», проложенные в горах. Их еще в прошлую войну строили пленные и многочисленные рабы бандитов. Обитатели лагеря могли без проблем ездить на легковых автомобилях. Машины, кстати, тоже были собраны со всей России. На многих остались «родные» номера, рассказавшие о «прописке» автотранспорта.

Тот лагерь фактически был неприступен. Во всяком случае, отрезанной расстоянием от основных сил группе десантников было бы не под силу «очистить» его от бандитов, окажись они там. Но боевики почему-то спешно покинули свою базу, прихватив лишь самое необходимое. Как выяснилось позднее, «духи» готовили мощную засаду, в которой участвовали все без исключения бандиты.

Пополнив свои запасы, десантники остальное «подняли на воздух», обнаружив тем самым свое присутствие. И хотя гвардейцы тут же поспешили уйти, фактор внезапности был потерян. При отходе разведка десантников попала в засаду. Появились убитые и раненые. Но «голубые береты», не дожидаясь подхода своих основных сил, нанесли контрудар, вынудив врага отойти с выгодных позиций.

Боевики ушли в село. Как оказалось, не только за тем, чтобы прикрыться, как живым щитом, мирными жителями. Там их поджидало подкрепление. Ситуация складывалась не очень удачно.

На выручку ввязавшимся в преследование однополчанам поспешил батальон десантников. Обложив боевиков, словно волчью стаю, со всех сторон, командование десантников предложило мирным жителям выйти из села по оставленному коридору.

Этим предложением воспользовались в основном женщины, дети и старики. Мужчин среди выходивших практически не было. Все указывало на то, что мужчины этого селения и составляли костяк отряда.

В населенном пункте заговорило автоматическое оружие. Выстрелы были частыми, с нескольких точек. По-видимому, сдали нервы у наемников. Выждав установленное для сдачи время, десантники ответили на огневой выпад. Боевики, потеряв убитыми большую часть банды, по-крысиному стали выползать из села, сдаваться в плен. До последнего отстреливались лишь находившиеся под наркотическим «кайфом» иностранные наемники. Понимали, что после сдачи им нечего рассчитывать на снисхождение.

Боевые будни десантно-штурмового полка вместили еще множество спецопераций – от рядовых «зачисток» до серьезных боестолкновений. Среди прочих выделяется участие десантников в уничтожении известного в Чечне головореза Арби Бараева. Этот оголтелый садист и убийца участвовал в казнях свыше 150 наших соотечественников – российских солдат, дагестанских строителей, ингушских милиционеров. На его счету – похищение полпреда президента России в Чечне Валентина Власова, генерала милиции Геннадия Шпигуна и представителя Волгоградской обладминистрации Олега Малышева, варварская казнь новозеландцев и англичанина.

Детали той спецоперации умалчивают до сих пор. Вышли на Бараева и его подельников, отдыхавших в родовом селении бандитского главаря Алхан-Кале после долгого преследования. «Голубые береты» блокировали селение, но в него соваться не стали. Ждали. Правда, своеобразно. Позднее кто-то из острословов назвал это «психологической обработкой».

На окраине селения лязгала гусеницами бронетехника, почти постоянно над домами барражировала авиация. Оперативники ФСБ, проводившие эту операцию, знали, что в Алхан-Кале Бараев – властелин. Взять его там крайне сложно, поскольку обстрел был невозможен, так как в селении находились мирные жители, не желавшие уходить и выдавать своего земляка…

Бандиты не выдержали психологического прессинга и открыли огонь. В ходе перестрелки несколько боевиков уничтожили, но Бараева среди них не было. На поиски его тела ушло несколько суток. Даже собака не сразу смогла отыскать последнее пристанище головореза. Оказалось, смертельно раненного главаря боевики спрятали в яме, завалив сверху землей, досками, битым кирпичом.

«Дембельский аккорд»

Время между двумя войнами бандиты использовали для укрепления своих позиций. В разных точках Чечни создали своего рода укрепрайоны, которые должны были остановить продвижение российских войск в мятежной республике. Им стало и печально известное селение Комсомольское, куда после изнурительных боев отошли остатки банды Руслана Гелаева. Там они собирались сгруппироваться и уйти в сторону Урус-Мартана.

Разгадав их замысел, командование федеральной группировки замкнуло кольцо. Но взять превращенный в бастион населенный пункт с ходу не удалось. Пришлось наращивать силы, а затем нанести удар. После официального завершения активной фазы контртеррористической операции это боестолкновение оказалось наиболее сложным и кровопролитным. Нашему командованию пришлось задействовать армейские подразделения и части Внутренних войск, артиллерию и авиацию.

Бои в Комсомольском шли жаркие. К концу недели от населенного пункта почти ничего не осталось. Но боевики, как тараканы, лезли из подвалов. И снова вспыхивали затихшие было перестрелки, которым, казалось, не будет конца. И все-таки Комсомольское взяли. Жаль только, что Гелаев из него ушел.

Вновь «сошлись» с ним десантники, когда боевиков неожиданно обнаружили в Ингушетии. И вновь было блокирование возможных путей отступления взятых в кольцо «бородатых». Видя бесперспективность открытого противостояния, бандиты старались уйти из окружения без боя. Лишь натыкаясь на боевое охранение десантников, открывали огонь и спешно ретировались.

В той операции погибли немало боевиков. И везунчик Гелаев нашел свою смерть при выходе из ловушки. В ходе боя с группой пехотинцев его отряд был уничтожен, он получил смертельное ранение.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту