Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Чужая азбука

Шпора – хрупкая опора

Списывание на экзаменах стало проблемой для многих стран мира
Дата: 17 марта 2020, 00:00
Автор:

В университете Нюрнберга есть музей шпаргалок. Его основал профессор математики Гюнтер Хессенауэр, который 40 лет не только отбирал шпоры у нерадивых студентов, но и не стеснялся заглядывать после экзаменов и контрольных работ в мусорные корзины в поисках экспонатов для будущего музея.

Сейчас в музее более шести тысяч экспонатов.

Жемчужиной коллекции считаются часы, в механизм которых вмонтирован рулон-шпаргалка. Подкручиваешь часы, как бы проверяя время, а сам «вспоминаешь» формулы, написанные мельчайшим почерком. Плитка шоколада с нацарапанными на ней формулами. Авторучка, как гильза, начиненная тончайшей шпаргалкой…

Есть в музее шпаргалки из Китая, Японии, Намибии, Танзании, США, Коста-Рики, Египта… И даже из России.
Жаль, не дожил до наших дней основатель этого уникального музея. Вот он бы удивился современным «космическим» шпаргалкам.

А если серьезно… Проблемой списывания всерьез озабочены преподаватели, чиновники от образования, правоохранительные органы во многих странах мира. Невинная шалость лентяев становится национальной проблемой.
Французским учителям разрешили во время экзаменов и контрольных работ пользоваться детекторами обнаружения смартфонов. Более того, уличенный в использовании шпаргалок (любых – бумажных, электронных, механических) лишается права сдачи экзаменов в университет на пять лет. Число любителей надуть преподавателя сократилось во Франции втрое.

В бывшей колонии Франции Алжире на время выпускных и приемных экзаменов блокируют Facebook, Twitter и другие социальные сети. Мера стала необходимой после того, как алжирская полиция провела массовые рейды и расследования по фактам использования студентами и школьниками гаджетов и смартфонов во время экзаменов. Сотни чиновников, преподавателей и «доброжелателей» задержаны за то, что выкладывали в Интернет «засекреченные» экзаменационные задания и ответы на них. Уличенным в мошенничестве законом запрещено три года поступать в высшие учебные заведения Алжира. Да и после истечения этого срока от репутации шпаргальщика уже не отмыться – нарушитель пожизненно внесен в черный список.

В вузах и колледжах Ирака тоже блокируются социальные сети во время экзаменов.

В Индии пошли еще дальше. Там каждый штат волен сам выбирать наказание для академических мошенников, но всех переплюнули госпотребнадзор и правоохранительные органы штата Гуджарат. С 1972 года там действовал закон, по которому списывание на экзаменах наказывалось двумя годами лишения свободы. Но тяга к знаниям (а точнее, желание во что бы то ни стало получить образование) в Индии настолько велика, что и эта суровая (казалось бы) мера не остановила горе-абитуриентов.

За год полиция штата выловила около девяти тысяч нарушителей экзаменационной дисциплины, и законодатели предложили увеличить тюремный срок до… десяти (!) лет. Десять лет за шпаргалку! Плюс 50 тысяч рупий штрафа (примерно 45400 рублей).

В Италии из-за повального списывания отказались от письменных экзаменов. Теперь там сдают экзамены устно, но… Радикально проблему шпаргалок в вузах и колледжах страны так и не решили.

Американцы (впрочем, как и европейцы) по жизни более доверчивы, чем мы (тем более во времена поголовной коррупции). Поэтому и наказание за мошенничество любого рода там строже и (главное) неотвратимо. Ученик, который попался на списывании, как правило, не только исключается из школы или колледжа, но и лишается права поступать в университет. Если преподаватели и директор колледжа смилостивились и не исключили любителя шпор, то пересдавать экзамен он будет под «рентгеном» целой комиссии, которая спросит с него, любимого, по полной программе. И, конечно, с пристрастием.

В большинстве уважающих себя учебных заведений Штатов ученики и студенты при поступлении дают клятву. Подписывают своеобразный кодекс чести (Honor System), важнейший принцип которого доверие друг к другу – студента к студенту, студента к преподавателю, преподавателя к студенту.

Кодекс чести регламентирует нравственные и этические нормы поведения в студенческо-преподавательском сообществе. Параграфы кодекса четко трактуют, что можно себе позволить в отношениях с коллегами, а что недопустимо не при каких условиях. Так вот, академическая нечестность (academic dishonesty – так на юридическом языке звучит банальное списывание) является одним из самых страшных грехов кодекса чести. (Как, впрочем, и адюльтер преподавателя со студенткой/студентом.)

Если преподаватель не заметил жульничества студента, но это заметили его сокурсники, нарушителя вызовут на ковер в студенческий комитет чести. Предстоит серьезный разбор полетов. Провинившийся покаялся, извинился, раскаялся и получил шанс на исправление? Конфликт исчерпан. О нем никто из преподавателей не узнает (а если и узнает, то согласится с решением студкома). Но не дай бог бедняге влипнуть со шпорой во второй раз! Исключения из университета уже не избежать.

Есть и другой вариант, более простой и понятный. Он тоже может быть оговорен в кодексе чести. Сокурсник, заметивший списывающего товарища, вправе настучать на него преподавателю в… письменном виде. Донос? Называйте как хотите. У нас историческая изжога (а то и шок) от этого явления, а в университетах США, Великобритании, Германии, Скандинавских стран это в порядке вещей. Стучи – и тебя услышат.

Как всегда, практично и мудро поступили норвежцы. Они не отказались от письменных контрольных работ и экзаменов, как итальянцы, а выдали ученикам старших классов и студентам ноутбуки со специальными программами, в режиме онлайн отслеживающими манипуляции подопечных. Списать под таким колпаком невозможно.

На экзаменах в финской гимназии можно пользоваться справочниками и словарями, но при поступлении в высшее учебное заведение эта «льгота» исключена. Все будет очень строго.

В Корее культ образования. Для тех, кто любит учить и учиться, Южную Корею можно назвать страной мечты. Образованный кореец пользуется большим уважением, чем богатый. Миллионер снимет шляпу, беседуя с профессором. Очень богатый заискивает перед очень образованным. Человек, заработавший деньги собственным талантом, на лестнице престижа стоит много выше того, кто сорвал куш в сотню раз больший, скажем, на рынке ценных бумаг или перепродав товар, произведенный другими. Успех любой ценой в Корее не в почете. Высокооплачиваемая работа и работа престижная здесь далеко не одно и то же. Общественный престиж ценится выше.

Среднее образование гарантировано каждому корейцу, окончившему школу. Но если ты собираешься поступать в вуз – обязан сдать выпускные экзамены (что-то вроде нашего ЕГЭ). От этих экзаменов зависит, на какой ступени социальной лестницы престижа разместит тебя судьба.
Экзамены для корейцев и Кореи – святое. Во время экзаменов в стране наступает тихий час. Специального закона соблюдать тишину, конечно, нет, но каждый взрослый знает – возле школы (университета) шуметь запрещено. Местные власти перекрывают дороги, чтобы шум автострады не мешал ученикам сосредоточиться. Над учебными заведениями во время экзаменов запрещается летать самолетам и вертолетам. График их полетов на это время смещен.

О списывании на экзаменах кореец и не помышляет (к слову, ни в корейском, ни в японском, ни в китайском языках нет иероглифа, обозначающего это явление). На экзаменах сидят преподаватели из других (конкурирующих) школ. Конверты с вопросами и заданиями вскрываются по сигналу одномоментно во всех школах страны.

Экзаменующемуся разрешено иметь при себе шариковую ручку, карандаш, ластик и удостоверение личности. Часы и электронные устройства запрещены.

Обратная сторона медали фанатичного отношения корейцев к учебе – в ноябре (пора экзаменов, день икс) резко увеличивается число самоубийств среди школьников. Юноши и девушки с неустойчивой психикой, разочарованные результатами экзаменов, сводят счеты с жизнью, обрекая на вечное горе родителей, которые (к слову) сделали все, чтобы их ребенок возвел в культ учебу в престижном вузе и связанную с ней карьеру.

Драконовские меры борьбы с академическим мошенничеством введены в Китае. Седьмое июня – священный день для выпускников китайских школ и их родителей. Это день гаокао – день сдачи государственных экзаменов. Строго говоря, таких дней три.

Первая половина первого дня – экзамены по китайскому языку и литературе. После обеда (взявшие отгулы мамы приносят боксы и термосы с едой прямо к школе) – математика и английский (французский, немецкий…) язык. Во второй день – дисциплины по выбору в зависимости от вуза, который выбрал ученик. Бессонная ночь и ожидание результата.
Баллы подсчитывает компьютер. Человеческий фактор исключен.

Гаокао был официально введен через три года после образования КНР – в 1952 году. Во время культурной революции гаокао отменили, но через 11 лет восстановили. В 2015 году в Поднебесной был принят закон, по которому за списывание на экзаменах можно получить три года тюрьмы, а за организованное мошенничество при сдаче китайского ЕГЭ – до семи лет лишения свободы. Закон был нацелен (как бы) против нечистых на руку преподавателей и чиновников, но со временем стал трактоваться шире. Немало случаев, когда под эту гильотину попадали и студенты.

Закон, чего и говорить, суров, даже слишком суров. Несмотря на это, немало лихачей, рискующих воспользоваться шпаргалкой. Все три дня гаокао полиция Китая работает в особом режиме. Центры сдачи гос­экзаменов оцеплены по периметру. На входе установлены металлодетекторы. Рамки реагируют не только на смартфоны, ультратонкие наушники, беспроводные камеры, микрофоны, но и на мельчайший чип-имплантат.

Доходит до курьеза. Многие школы запретили девушкам во время гаокао носить бюстгальтеры с металлическими вставками.

Стало правилом запускать над школами беспилотники, улавливающие радиочастоты. Так ловят тех, кто во время экзамена пользуется сотовой связью.

Нередки случаи, когда гаокао сдают двойники выпускников. Отлично подготовленные студенты вклеивают свои фотографии в зачетки школьников и щелкают задачки как семечки, зарабатывая за «сезон» приличные деньги. (Но пальма первенства в этом виде академического мошенничества принадлежит абитуриенту МГУ. На экзамен по математике вместо сестры, похожей на него как две капли воды, пришел ее брат, переодетый в женское платье. И совсем уже был близок к победе, но… Не прошло. Если память не изменяет, подставу заметила другая абитуриентка и выдала «подругу-соперницу».)

Как и в Корее, в Китае нередки случаи подросткового суицида после объявления результатов гаокао. Называется страшная цифра. В 93 случаях самоубийства школьников из ста виноват стресс, вызванный сверхответственностью за результат госэкзамена.

Классический случай, облетевший СМИ всех стран. Три студента медицинского факультета бангкокского университета Рангсит при помощи миниатюрных камер, вмонтированных в очки, передавали сообщникам фото экзаменационных заданий, а те возвращали ответы на циферблаты специальных часов. Джеймс Бонд позавидует, а уж Штирлиц подавно… Эта шпионская аппаратура обошлась студентам без малого в 25 тысяч долларов.

Тайских студентов из университета, конечно, исключили, но не посадили. Власти и чиновники от образования поступили (на мой взгляд) более иезуитски. Они заставили пересдавать экзамены все три тысячи абитуриентов. Можно себе представить, как отреагировали разъяренная армия молодых людей, их родители и близкие на поступок безбашенной троицы (эти трое вынуждены были продолжить обучение в Европе).

А в Израиле два школьника из Иерусалима взломали почту своего классного руководителя и от его имени написали письмо в департамент образования с просьбой прислать ответы на экзаменационные вопросы. Просьбу «классного руководителя» департамент выполнил.

Но все тайное становится явным…


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt