Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Школа определяет развитие страны

УГ - Москва, №10 от 8 марта 2011. Читать номер
Автор:

80-летие отметил первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев, которого поздравили Президент РФ Дмитрий Медведев, премьер-министр Владимир Путин, видные зарубежные государственные и общественные деятели.

Кто такой Михаил Горбачев и почему он вошел в историю? Не знаю, кто и что на этот счет думает, а я очень хорошо помню, как вдруг партия перестала жестко цензурировать статьи в газетах и было такое впечатление, что некая бурная река мощным очистительным потоком пронеслась по стране. Мы часами сидели у телевизоров – перед нами выступал генеральный секретарь, говорил то, что мы и сами понимали, призывал к изменениям, с которыми мы были согласны. Лично для меня в те времена важным было отношение Михаила Сергеевича к образованию. О модернизации и реформировании речь не шла, но то, что происходило, на самом деле было теми кардинальными изменениями, необходимыми отечественной школе. При Горбачеве было создано Гособразование, которое возглавил Геннадий Ягодин. Собственно, оттуда, из тех времен, пошло вариативное образование, гимназии, лицеи и многое-многое другое, что позволило творчески работать сотням тысяч педагогов.В редакции «Учительской газеты» висят фотографии Михаила Горбачева, на них запечатлен момент награждения победителей конкурса «Учитель года», конкурс тот и возник при Горбачеве, при его существенной поддержке.Сегодня Михаил Сергеевич – пенсионер, но ведет активную общественно-политическую деятельность. Он создал Международный фонд социально-экономических и политологических исследований (Горбачев-Фонд), став его президентом. Горбачев-Фонд является исследовательским центром, площадкой общественных дискуссий, осуществляет гуманитарные проекты и благотворительные акции, устраивает конференции, семинары, симпозиумы, в которых принимают участие ученые, педагоги, управленцы. Дело в том, что Михаила Сергеевича интересует дальнейшее развитие отечественного образования, и он стремится внести свой вклад в это важное для страны дело. Один из таких «круглых столов» «Реформа образования: точка зрения общественности» недавно прошел в Горбачев-Фонде.Ирина ТАРАДАНОВА, заместитель директора Департамента общего образования Министерства образования и науки Российской Федерации: – У нас сегодня происходит смешение таких вещей, как закон и стандарт, так как их стали активно обсуждать в одно и то же время. Стандарты – детище более молодое, фактически ими занимаются года два с половиной, закон начали создавать раньше. Но когда выдали на-гора и то и другое, в процессе полемики все смешали в кучу, хотя это документы разного уровня, утверждаются в ходе разных процедур. Сам по себе стандарт – документ, по которому будет жить школа. Формат этого документа представляет собой рамку, которая предполагает в дальнейшем появление более конкретных документов, которые называются примерными программами, программами по учебным предметам. Разрабатывая стандарт, мы выполняли норму закона, в соответствии с которым у нас стандарты утверждаются не реже одного раза в десять лет. Последний стандарт у нас был утвержден в 2004 году, следовательно, где-то не реже одного раза в соответствии с законодательством должен бы появиться новый.Евгения АБЕЛЮК, учитель лицея №1525:- Я исхожу из того, что новый стандарт образованию нужен, что тот стандарт образования, который принимался в 2004 году, совершенно нежизнеспособен. Когда он принимался, я входила в группу разработчиков альтернативного стандарта образования, которая была создана по инициативе Высшей школы экономики. Разработчики нового стандарта старшей школы считают, что в его основу положены новые и прогрессивные идеи: возможность выбора предмета (то есть это такая индивидуализация образования, когда учебный план составляется не на класс, а на каждого отдельного ребенка), уход от перегрузки, реализация деятельностного подхода, что на самом деле чрезвычайно важно, потому что мы привыкли к тому, что у нас не только ученики, но и учителя, когда повышают квалификацию, репродуцируют то, что им говорят, а нестандартные творческие задачи у нас решать не принято. Однако если мы присмотримся к тому, как все эти декларируемые и действительно прогрессивные идеи реализуются на практике, то увидим совершенно другую картину. Во-первых, нам не предлагают облегчать, разгружать содержание каждого предмета. Во-вторых, если действительно стоит задача разгрузить ученика и оставить только по-настоящему полезные предметы, возникает вопрос, какие предметы нужно оставлять. У меня не вызывает сомнение физкультура, ведь у нас неважно обстоит дело со здоровьем детей. А вот ОБЖ все считают очень странным предметом. Введение ОБЖ в старшую школу как обязательного предмета показывает, что создатели стандарта думают все-таки не о разгрузке и образовании, а преследуют какие-то совершенно другие, по-видимому, конъюнктурные цели. По каким-то причинам от этого предмета нельзя отказаться.Ефим Рачевский мне как-то сказал: «Ну что вы хотите – Министерство обороны настаивает. Куда же нам от этого предмета?» Таким образом, по-видимому, пытаются обеспечить нашу безопасность, а предмет вводится по политическим целям. О политических целях свидетельствует и намерение ввести такой предмет, как «Россия в мире». Виктор Дронов, главный редактор издательства «Просвещение», сказал, точнее очень агрессивно заявил: «Школа – идеологический институт». Нам говорят, что у старшеклассников будет выбор, но не ясны условия, на которых этот выбор осуществляется. Например, совершенно очевидно, что с обязательным ЕГЭ возможности выбора уменьшаются. Нам говорят, что ЕГЭ не будет или он будет совершенно другим. Но каким? Похоже, что разработчики этого сами не знают. Сегодня система гуманитарного профильного образования разработана, есть чрезвычайно интересные разработки, но есть предметы, которые никто оплачивать не будет. Я, скажем, преподаю такие предметы, как мифология и поэтика в профильном филологическом классе. Непонятно, в какой мере будет оплачиваться неурочная деятельность, кто это будет решать. Много вопросов в связи с предложением ввести проектную деятельность. Как понимается эта проектная деятельность? В условиях, когда сами учителя формировались методикой натаскивания, когда они не умеют ставить творческие задачи и их решать, проектирование может свестись к тому, что ученики будут скачивать материал из Интернета. Я об этом говорю как человек, который с 1975 года занимается учебно-исследовательской деятельностью школьника, ведет литературоведческие секции на учебно-исследовательских конференциях разного уровня. Как следствие всего, что нам предлагает проект стандарта, широкое образование должно быть получено учеником фактически по 9-й класс включительно. То есть к этому моменту он должен иметь необходимые для современного человека знания по биологии, химии, физике, литературе, истории, а дальше от любого из этих предметов может отказаться. Возникает вопрос: а нужна ли нам поголовная профилизация и одновременно фактическая ликвидация тех профильных школ, может, выбор должен осуществляться совершенно другим способом, скажем, выбор элективов или выбор уровня общеобразовательных предметов? Нам говорят, что предметы будут подразделяться на три уровня, то есть будет интегрированный курс в каждой предметной области, но совершенно непонятно, как это будут делать и вообще может ли это быть сделано? Интегрированный курс – чрезвычайно сложный курс, для того чтобы такой курс создать, нужны очень серьезные разработки. Между тем специалисты образования этих областей говорят о том, что до сих пор никак не согласованы программы по химии, физике, биологии и поэтому дать такой целостный взгляд не представляется возможным. Более того, существуют работы, где доказывается, что это невозможно, а если такой подход и возможен, то только на уровне даже не средней, а начальной школы. Нам говорят, что классно-урочная система себя изжила. На самом деле это во многом завоевание российского образования. Другое дело, что у нас эту систему не умеют использовать, потому что тут нужно научить людей слушать и слышать друг друга. У нас этому не учат, а сейчас вообще от этого отказываются. Я, к сожалению, не прочитала стандартов для начальной и средней школы, только заглянула в них, но, думаю, сейчас нужно не просто заглянуть в уже принятые стандарты, а очень серьезно их пересмотреть, потому что наверняка мы увидим там ту же декларативность, которая на первый взгляд уже ощущается.Елена БАШКИРОВА, социолог: – Мы проводим исследования на протяжении многих лет. Могу сказать, что большая часть нашего населения, которое мы опрашивали, до конца не понимает, что реально происходит, у людей полная каша в голове. О чем бы мы ни говорили (о внешней политике, о любой другой проблеме), всегда находятся люди, которые сводят все к этому плохому образованию. При этом я хочу сказать, что наша страна, с точки зрения экспертов, в любой области впереди планеты всей, у нас миллионы умнейших и образованных людей, горящих желанием работать для изменения системы к лучшему. У нас катастрофа не с образованием как таковым, а с тем, что нашим общественным мнением пренебрегают. Просто смешно обсуждать этот проект закона «Об образовании в РФ», если поступило 11 тысяч поправок. Понятно, что они не могут быть учтены. Ксения ЛАРИНА, журналист:- Меня трудно назвать специалистом в области образования. Я, скорее, наблюдатель и как журналист, и как мать. Учитывая, что мой ребенок учится сейчас в 10-м классе, а десять лет я веду на «Эхе Москвы» программу «Родительское собрание». Наша семья практически на собственном примере проходит все замечательные нововведения, о которых сегодня так много дискуссий.По результатам международного исследования ПИЗА Россия уже традиционно находится на последних строчках рейтингов, что связано не с общей культурой, не с общим уровнем образования, а с неумением, как я понимаю (и думаю, что тут со мной согласятся профессионалы), использовать знания, которые мы получили в средней школе, на практике, то есть в жизни. Есть невероятный разрыв между тем, что мы в школе получаем, и тем, чем нам потом приходится пользоваться. Эксперимент закончился. ЕГЭ у нас идет по всей стране, и каждый год за этими результатами ЕГЭ тянется общий шлейф коррупции, с одной стороны, а с другой – приписок, бесконечных губернаторских парадных отчетов. Я знаю, что губернаторы просто собирают у себя директоров школ и говорят, какие результаты нужны по ЕГЭ. Все прекрасно понимают, что по своей сути единый госэкзамен не стал материалом для оценки знаний, которые школьники получают у себя в школах. Мы прекрасно понимаем, что учиться в высшем учебном заведении без специальной подготовки, имея на руках лишь аттестат зрелости и результаты ЕГЭ, невозможно, потому что тех знаний, которые дает средняя школа, недостаточно для того, чтобы поступить на первый курс высшего учебного заведения. Ректоры самых престижных московских вузов говорят о том, что им приходится перестраивать программу первого курса, потому что молодые люди приходят со слабыми знаниями. Разрыв школы и вуза катастрофически увеличивается с каждым годом.Без репетиторов сегодня невозможно учиться не только в старшей школе, но и в начальной. С репетитором сегодня начинают заниматься чуть ли не с первого класса, потому что требования высочайшие, а учителя не успевают справиться с этой программой, которую они должны обязательно пройти с каждым ребенком. Тридцать учеников в классе, понятно, что никаких индивидуальных учебных планов в ближайшем будущем себе даже представить невозможно. Мне кажется, что самое главное, что сегодня уходит из школы, – это дискуссионность, вариативность. Почему у нас дети не умеют говорить, не умеют внятно выражать свою мысль? Потому что никто не занимается этими уроками. У нас все уроки проходят в основном по армейской системе: учитель сказал, ученик записал, ответил на три вопроса, написал дома сочинение, получил свою оценку и все, никаких дискуссий. Так нельзя воспитывать людей. Для меня главное в образовании, чтобы человек свободно мыслил, свободно мог рассуждать на любую сегодняшнюю тему, чтобы он имел свою точку зрения по поводу того, что происходит сегодня в стране, в семье, в конце концов, чтобы он свободно мог высказаться по поводу любой прочитанной книги, а не повторял тупо то, что ему навязал учитель или, не дай бог, учебник. К сожалению, у многих школьников абсолютно отсутствует мотивация к учебе. У нас дети не понимают, зачем им нужно учиться. Спросите любого ребенка третьего, пятого, десятого классов, зачем он учится, и тот не ответит внятно на этот вопрос. Мы много говорим о воспитании патриотизма, но человек образованный и свободно мыслящий сам по себе уже патриот. По-другому быть не может. Самое лучшее воспитание – качественное образование. Пока этого у нас не будет, мы будем иметь манкуртов, которые сегодня могут пойти громить ларьки, завтра – бить кавказцев. Мне кажется, те, кто культивирует эту агрессивную массу, должны понимать, что когда-нибудь это все обернется против них.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту