Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Гость УГ

Сергей МАЗАЕВ: Я продукт хороших педагогов

Учительская газета, №28 от 27 января 2021. Читать номер
Автор:

Герой сегодняшнего номера – легендарный музыкант, вокалист группы «Моральный кодекс» Сергей Мазаев. В 2020 году коллектив отмечает юбилей – 30 лет. Первые репетиции коллектива проходили в 1989 году, а уже в 1990‑м вышла первая пластинка. За эти годы группа исполнила десятки песен, отыграла сотни концертов и получила признание миллионной публики. Музыканты нечасто радуют своих поклонников выпусками клипов и альбомов, но занимают заслуженное место в отечественной музыке. В эксклюзивном интервью «Учительской газете» вокалист группы Сергей Мазаев рассказал о творчестве в нынешних реалиях, создании музыкальной школы и планах на будущее. А также мы обсудили тему голосования по Конституции, закон об авторском праве и то, каково быть доверенным лицом Сергея Собянина и Владимира Путина.

– Сергей Владимирович, незадолго до нашей беседы наша страна стала постепенно выходить из режима ограничений. Как проходила ваша самоизоляция? Чем вы занимались?
– К режиму самоизоляции с самого начала я отнесся серьезно и соблюдал его как положено, пользуясь всеми мерами безопасности, масками и антисептиками. Я в этом смысле сторонник Сергея Собянина и изначально был за жесткие меры.

Буквально за пять минут до нашего интервью я закончил играть на своем любимом кларнете. Скучно за все эти месяцы не было ни разу. В самоизоляции мы с моими друзьями-музыкантами сочинили шесть композиций. Моя работа для меня никогда не была работой. По сути, я наслаждаюсь жизнью, пою песни и получаю еще за это деньги. А потом я никогда не находился с семьей столько времени! У нас появилась собака, которая привнесла в рутину радость и задор.

Конечно, концерты отменились, доходов не стало. Хотя у меня и многих артистов есть сбережения, которые позволяют три-четыре месяца не думать о зарабатывании денег. В этом смысле больше беспокоит судьба музыкантов без звездных регалий и вообще людей, которые работают в музыкальной среде, – это кассиры концертных залов, продюсеры различных шоу. Вот их финансовое положение, безусловно, намного хуже моего. Таким работникам шоу-бизнеса, конечно, нужно помогать. Например, симфоническим государственным оркестрам зарплаты, естественно, сохранили, у них они не зависят от концертов. Мне и всем моим коллегам-артистам выплатили государственные деньги – по 12,5 тысячи рублей.

– Минэкономразвития сделало заявление о том, что сфере культуры, пострадавшей от последствий коронавируса, будет оказана помощь. 12,5 тысячи рублей – это те самые выплаты МРОТ?
– Я не понимаю, по какому принципу рассчитывалась эта сумма. Но, безусловно, приятно. Конечно, деньги маленькие, несущественные, но как знак внимания и поддержки это хороший жест.

– Многие музыканты во время самоизоляции записывали онлайн-концерты. Вы давали подобные выступления?
– Что касается онлайн-концертов, мы их не делали и не практикуем такое. Я участвовал в двух концертах, посвященных Дню Победы. Группе «Моральный кодекс» предлагали сыграть онлайн, но почему-то авторское агентство потребовало каких-то непомерных денег за их песни, и именно из-за этого концерт не состоялся. Мы делали онлайн-клипы, их можно посмотреть в Интернете. Клипы на военные песни «Давай закурим», «Море». Записали песню «Музыка метро», записали «Вальс Бориса Тихонова». Сейчас готовим песню, посвященную Иосифу Кобзону, «Рушник», она была одной из его любимых.

– Трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию и депутат Госдумы Ирина Роднина высказалась относительно помощи населению во время пандемии: «…Спортсмены – молодцы в отличие от бедного несчастного малого и среднего бизнеса и культуры. Некоторые люди требовали прямых денежных выплат? Всю жизнь так – дайте денег. Их всегда не хватает. Недовольные есть всегда». Как вы отнеслись к этому заявлению депутата?
– К Ирине Родниной я, конечно, отношусь как к одной из скреп нашей страны. Это человек, который поднимал имидж России. Но ее заявление некорректное. Потому что и спортсмены, и мы, артисты, и бизнесмены – это все имидж страны. Я сочувствую ей ввиду непонимания того, что, будучи депутатом, имея право голоса и влияние на общественное сознание, она так высказалась, грубо и оскорбительно.

– Мы подняли тему авторских прав. В одном из интервью вы сказали: «Стратегия может быть только одна: надо менять закон, вводить понятие «тело авторского права»…» Что это значит?
– Настоящего закона об авторском праве в России просто нет. Номинально и формально он существует, но сам закон не работает. Песня, которая написана на бумаге, уже является объектом авторского права, но ее нет в природе. Она никого не радует и не приносит дохода. Если я на концерте играю песни других авторов, по закону 10% от сбора зала получают авторы. Но песни, которые звучат в других местах, в машинах, салонах красоты, никак нигде не обозначены. Поэтому я за понятие «тело авторского права», когда песня, существующая в записи, транслируется где-то еще. Вот это в нашей стране никак не обозначено! Весь музыкальный мир живет по системе, когда 90% получает копирайтер (исполнитель), а 10% сам автор. Вспомните, песня Bésame mucho, которую впервые исполнила мексиканская пианистка Консуэло Веласкес Торрес, была перепета миллион раз, и с каждого исполнения певица получила 10%.

Есть еще один плюс во введении понятия «тело авторского права». Вот сочинили мы популярную песню, и многие артисты стали ее перепевать. И у кого-то вышло намного лучше, то есть была сделана лучшая кавер-версия, перекрывающая своей популярностью первоначальный вариант. У нас же в России называют любое перепетое «исполнение». Здесь происходит подмена понятий.

– Музыка – это большая часть вашей жизни. Но личность вы абсолютно разносторонняя, человек с активной гражданской позицией, не живущий только музыкальным миром…
– У меня были хорошие учителя по жизни, я в этом плане продукт хороших педагогов и в плане образования, и в жизненном смысле. Мне везло на учителей, и, наверное, любознательность и стремление к саморазвитию и познанию мира также способствовали личностному росту. Про учителей плохо говорить нельзя, но, к сожалению, бывают непрофессионалы и среди учителей, и среди медиков, и среди полицейских…

– По-вашему, учитель, врач – люди от Бога?
– Я в Бога не верю, я атеист. И считаю, что человек всю ответственность за свою жизнь, за хорошее и плохое должен брать на себя.

– Только что прошло голосование за поправки в Конституцию, согласно которым их поддержали 77,77% проголосовавших. Не могу не спросить о вашем отношении к происходящему.
– Я считаю, что голосовать должен идти каждый гражданин России. Не идти голосовать – это глупость абсолютная! Если вы не согласны, то должны и выказать свое несогласие. По Конституции я не согласен с некоторыми вещами относительно авторского права, о чем уже сказал выше. Общался по этим вопросам с сенатором Павлом Крашенинниковым. Но, к сожалению, меня не услышали…

– В вашей биографии есть интересные моменты: вы были доверенным лицом и Сергея Собянина, и Владимира Путина. Поделитесь, пожалуйста, этим опытом.
– Да, это действительно очень интересный опыт. В 2012 году меня пригласили быть доверенным лицом Владимира Путина, я с радостью согласился. Приятно быть полезным обществу. После Владимира Путина больше никто не приглашал. (Улыбается.)

– Как сейчас оцениваете деятельность президента? И в связи с пандемией, и в связи с принятыми решениями по урегулированию порядка жизнедеятельности страны.
– Я отношусь к Владимиру Путину с огромным уважением. У нас большая страна, и править таким государством очень сложно. Россия – это многонациональное и многоконфессиональное государство, у нас миллион нюансов, тонкостей. Только сильный человек, умный, мудрый, где-то жесткий может управлять Россией.

– Сергей Владимирович, вы коренной москвич. Что этот город значит для вас?
– Я очень люблю Москву, это для меня родной город. А живу на Малой Бронной… И хочу сказать отдельное спасибо Сергею Семеновичу за вклад в обустройство и украшение города. Посмотрите сами, как по центру приятно гулять! Раньше невозможно было пройтись, чтобы плащом не задеть машину вдоль тротуара. Сейчас город чистый, красивый, в нем стало приятно гулять, наслаждаться им. Я сужу по конкретным вещам, сделанным за последние годы.

– Многие ваши коллеги-артисты занимаются бизнесом. Например, Дима Билан владеет мини-отелем «Партизан» в Коломне, Тимати получает доход от сети заведений быстрого питания. В связи с новыми реалиями рассматриваете для себя какие-то варианты?
– У меня уже был такой опыт. С моими знакомыми мы открыли ресторан высокой кухни. Место было очень хорошее, с великолепным дизайном, с высокой кухней и музыкальными выступлениями. Но, к сожалению, локация была неудачная для ресторана такого уровня, и его пришлось закрыть. Сейчас у меня в планах открытие музыкальной школы. Я пытаюсь добиться от правительства Москвы помещения для аренды. Уже придумал название – «Школа рабочей молодежи». Музыкальное образование – это важная вещь для развития личности, кстати, как и каллиграфия. Эти два предмета положительно влияют на физиологическое развитие мозга. Например, мой сын занимается каллиграфией, и я сравниваю, как было до и сейчас. Так же и игра на любом духовом инструменте влияет на развитие мозга и кровообращение.

– Не так давно был Международный день феминизма. Как вы относитесь к феминизму как явлению?
– Сегодня феминизм понимается совсем не так, как было изначально. Настоящее зарождение феминизма было в США. В 1776 году была принята Декларация независимости, но в ней не прописывались политические права женщин, то есть право избирать и быть избранными.

– А у женщин и мужчин должны и могут ли быть равные права?
– У нас равные права. У женщины своя уникальная роль в цивилизации, у мужчины – своя. И роли эти не взаимозаменяемы. Так, как поют женщины, мужчины никогда не споют, и наоборот. (Улыбается.)

– Ваша супруга работает. Легко отпускаете ее? Или хотелось бы оставить дома, чтобы всегда была при вас?
– А она всегда при мне. (Смеется.) У меня супруга эмансипированная и самостоятельная женщина, журналист в журнале «GQ». Я полностью поддерживаю то, что она при деле. Женщина так же, как мужчина, должна развиваться, занимать себя, жить своей жизнью, общаться со своим коллективом.

– Какие ценности являются для вас основными в жизни?
– Свобода личности, свобода совести, права человека. Это основные ценности для меня. Есть и другие важные вещи, но прежде всего это.

– Мы с вами поговорили на социальные темы. Хотелось бы вернуться к творчеству и, конечно, группе «Моральный кодекс». В 2020 году группе 30 лет. Редакция «Учительской газеты» поздравляет вас лично и весь коллектив и желает творческих успехов. Легендарная группа, которая заняла музыкальный олимп и давно заслужила любовь и признание всей страны. Что готовит ваш коллектив для своих поклонников?
– Сейчас мы с ребятами отдыхаем друг от друга. Такие периоды нужны любому коллективу, время самоизоляции нам пойдет на пользу, все-таки вместе 30 лет… У нас идут обсуждения по звучанию музыки: остаться в существующем звуке «ритм-н-блюз» или менять. Мне хотелось бы новое, потому что к старому звуку можно вернуться в любой момент.

– Не возникало ли у вас мысли преподавать?
– Я пробовал преподавать, но это не мое. Преподаванию надо учиться, быть музыкантом – этого мало, чтобы правильно донести информацию и научить других людей. Если получится организовать музыкальную школу, вот там я подключу замечательных педагогов. Для скрипки у меня есть два педагога, одна из лучших виолончелисток Ольга Демина и скрипач Константин Казначеев. Я в принципе чувствую себя счастливым человеком, потому что нахожусь в окружении невероятных людей. Они лучше меня как музыканты, я у них всегда учусь.

– Идея создания музыкальной школы связана с уровнем музыкального образования в нашей стране?
– Начальное музыкальное образование неплохое, и среднее также. Что касается высшего, то здесь, да, много недочетов. Развития не хватает. Но получить образование и стать блестящим музыкантом в России вполне возможно.

– Дуэты становятся все популярнее среди артистов отечественной эстрады, и самые неожиданные эксперименты бывают очень интересными. Например, «Ногу свело!» и «A-Студио» – «Из Алма-Аты», «БИ‑2» и Тамара Гвердцители – «Безвоздушная тревога» и многие другие. С кем бы вы хотели исполнить дуэт? Возможно, с зарубежными артистами?
– С зарубежными нет, хотя Леонид Агутин исполнил такую коллаборацию и записал совместный англоязычный альбом с Ал Ди Меолой в США. Лично я хотел бы спеть дуэтом с Аллой Борисовной Пугачевой. Давно ей это предлагал, пока не получилось, но очень надеюсь, что удастся.

Лидия ДРОНОВА


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt