search
Топ 10

Седьмое сентября – черный день календаря

Ученые утверждают: неврозы – болезнь ХХI века. Еще 65 лет назад невротиков на планете было в 24 раза меньше, чем сейчас. Ныне каждый четвертый россиянин подвержен неврозам. Специалисты полагают, что неврозы – это недуги тела, возникающие из-за недугов души. Они считают, что к неврозам у педагогов приводят бешеные темпы современной жизни, непрекращающаяся “революция” в образовании, обилие новой информации, которую должен успеть в наикратчайшие сроки обработать мозг. А что вызывает ученические неврозы, “школьные”, спросила я у Нинели Яковлевны Чутко, профессора Института повышения квалификации и переквалификации работников образования Московской области, заведующей службой психологической помощи московской школы-гимназии N 1562.

Наши дети не умеют учиться. Не владеют учебной деятельностью. Не преподай им родители и учитель навыков умственной деятельности, они пустят в дело только свою способность к пассивному и механическому запоминанию, “зубрежку”. А информации сейчас в школе по разным предметам так много, что ее невозможно запомнить.
Но самое печальное, спроси самих учителей, что такое “учебная деятельность”, многие не скажут – не знают. Только сейчас появляются первые брошюры, пособия…
– Значит, проблему перегрузки учеников можно решить?
– Да, она создана искусственно. Вот смотрите. Учебная деятельность имеет три функции: информационно-ориентировочную, операционно-исполнительскую, контрольно-оценочную. Следовательно, ребенка уже в первом классе, а лучше в подготовительной группе детского садика, сначала надо научить наблюдать, слушать, читать. Выслушать педагога и понять суть его задания. Тут педагог должен нацелить на схему, рисунок, карту или текст, чтобы дети поняли цель урока, прежде чем схватятся за ручку и наделают ошибок. Обдумали бы сначала способы и средства осуществления задачи.
Второй блок – умения классифицировать и обобщать. Вычлени главное из услышанной или прочтенной информации, соедини ее с главным предыдущих уроков, сравни, найди сходство, различия. То есть классифицируй и обобщай! И тогда запомнится суть, а не третьестепенное.
У нас же сейчас даже многие старшеклассники не умеют озаглавить текст, потому что не способны найти в нем главное – анализировать и абстрагироваться. Просишь пересказать отрывок, они его либо описывают, либо рассказывают о возникших у них ассоциациях.
Наконец, третий блок умений – самоконтроль, самооценка ученика. Что я повсюду вижу? Педагоги легко разбрасываются двойками. Уже в начальной школе. Но еще Януш Корчак говорил: никогда не следует драматизировать ошибки детей.
На своих уроках истории я разрешаю детям найти и поправить собственные ошибки красной ручкой, а сама после этого проверяю написанное зеленой. И чем меньше впоследствии бывает красных исправлений, тем меньше и зеленых. Нельзя подменять самоконтроль контролем учителя, ориентировкой только на правильный ответ. Надо различать итоговый контроль и текущий, пошаговый. Ведь плохие оценки и порождают в детях школофобию! Российский ученый, невропатолог Вейн обнаружил даже детскую фобию “седьмого сентября”. На первой неделе учебного года дети еще мало волнуются, но вот пошло объяснение нового материала, первые оценки, и у некоторых детей поднимается температура, болит голова.
– По моим наблюдениям, во многих “традиционных” школах задача развить интеллект детей даже не ставится.
– К счастью, наша школа-гимназия N1562 не такая. Директор Любовь Родионова, кандидат педагогических наук, нацеливает педагогов на развитие одаренности в детях. Что же касается так называемого традиционного обучения, оно в отличие, например, от школы Амонашвили, Давыдова, Занкова было ориентировано в начальной школе на обучение счету и развитие техники чтения. Даже не на осмысление прочитанного. И лишь затем – на наблюдение и слушание, хотя слушанию принадлежит в общении большая доля, нежели чтению. А нет мышления – нет и речи. Л. Выготский же говорил: “…исследуя то, что ребенок способен выполнить самостоятельно, мы исследуем развитие вчерашнего дня”. Этому “самостоятельному”, как правило, научили ребенка еще дома – родители. Учителя же таких самостоятельных детей любят и поощряют их пятерками. Однако случается, что тем самым они лишь замедляют рост детского интеллекта. Потому что с детьми надо со-труд-ни-чать!
– В своей книге “Чтобы не дремали мысли” вы пишете о нескольких видах такого сотрудничества. Иначе – “помощи” учителя детям на уроке.
– Эта помощь нужна для того, чтобы научить, и для того, чтобы снять страхи ребенка перед новым материалом. Помощь бывает стимулирующей – педагог уточняет суть задания, “подключает” к нему внимание ребенка, направляющей, которая ведет детей от совместного с учителем первого, операционного шага к самостоятельному, и обучающей – в совместном выполнении задания. Ученика нельзя оставлять в ситуации, когда он в отчаянии не знает, как справиться с работой. Если же работа кажется ученику слишком легкой и он не нуждается в помощи педагога, следует увеличить степень ее трудности, иначе его развитие задержится! Поэтому еще в начале первой четверти учитель должен посмотреть, какими умениями учебной деятельности владеет каждый его ученик.
Многие учителя не знают, что у каждого из нас время перехода информации из кратковременной памяти в долговременную разное. Есть память произвольная, а есть непроизвольная. Произвольную надо еще уметь включить. Один усваивает материал урока сразу, другой – в течение нескольких часов и даже дней. А в конце урока учитель уже ведет опрос, чтобы понять, кто что понял из его объяснения. И порой тут же ставит оценки. Ошибка! Человек не может расплачиваться за свои природные особенности двойками! Кроме того, поймите и самого ученика. Он в шоке: “Почему я не могу запомнить, если Иванов запомнил?”. В итоге – повод к неврозу. А за что? За некомпетентность педагогов – вот мой ответ!

Ирина ЛАНГУЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте