Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Роман ДОЩИНСКИЙ, член Общественной палаты РФ, учитель русского языка и литературы школы №1251: Единый учебник по русскому языку и литературе: благо или зло?

УГ - Москва, №35-36 от 2 сентября 2014. Читать номер
Автор:

​Неудовлетворительные результаты единого государственного экзамена по русскому языку в 2014 году заставили задуматься над вопросом: а не стало ли это следствием разнообразия учебников, которыми в школах пользуются в настоящее время?

На мой взгляд, это прямое следствие разнообразия, но не только учебников. Это также следствие разнообразия образовательных программ, самих образовательных организаций, отношения педагогов к своей профессии. Можно, наверное, даже сказать совсем широко – это следствие крайней социальной дифференциации в российском обществе (например, дифференциации на уровне города и деревни, на уровне владения русским языком как родным и владения русским языком как неродным). Поэтому разговор о едином учебнике необходимо начать с очень важного замечания: единый учебник – это не панацея от всех бед российского филологического образования. То есть не надо рассчитывать на то, что, когда будет создан единый учебник, это непременно избавит нас от низких результатов ЕГЭ.Тем не менее единый учебник, по словам депутата Государственной Думы РФ Ирины Яровой, в некоторой мере станет победой социальной справедливости в России. Подобный тезис – основной посыл и в наших размышлениях о едином учебнике. То многообразие учебников, которое сегодня есть, достигло таких масштабов, что угрожает доступности в получении качественного образования, угрожает соблюдению прав ребенка, да и в целом гарантированных Конституцией РФ прав человека.Нелишним будет привести яркие примеры из учебников русского языка и литературы.Все изначально должны понимать одну простую вещь: на сегодняшний день в разных учебниках по русскому языку и литературе представлен разный учебный материал. Как это ни печально, но этот факт слишком очевидный и труднооспоримый. Общеизвестно, что в одних учебниках по русскому языку причастия и деепричастия изучают в 6-м классе, а в других – в 7-м классе. Насколько эта ситуация правомерна? Как быть тому ребенку, который отучился в 6-м классе без освоения этих тем, а затем перешел в другую школу, где эти темы уже были изучены?!Как быть тому ребенку, который в 5-м классе не изучал повесть «Ночь перед Рождеством» Н.В.Гоголя, обучаясь в одной школе, а в другой школе вдруг с него в 6-м классе требуют знания этого произведения?!Как в принципе в такой ситуации можно системно подготовить ребенка к сдаче ЕДИНОГО государственного экзамена?! Вот о чем идет речь прежде всего, когда наше государство время от времени нам напоминает о том, что хорошо бы иметь единый учебник по русскому языку и литературе.При этом аналогичных, ничем, в сущности, не мотивированных (кроме концепций авторов учебников) разночтений, конечно, гораздо больше в учебниках по литературе. Но следует также развеять миф об отсутствии значимых расхождений в учебниках по русскому языку. Перечислю лишь некоторые примеры разных трактовок одних и тех же лингвистических понятий:- количество частей речи;- порядок изучения частей речи;- понятие неполного предложения и его отличия от односоставного предложения;- особенности фонетической транскрипции;- специфические моменты морфемного разбора (элементы СЯ-СЬ, ТЬ-ТИ).Ассоциация учителей русского языка и литературы провела элементарный эксперимент, спросив разных учителей о том, сколько родов имен существительных в русском языке. Ответы были совершенно разными: кто-то называл количество «три», кто-то – «четыре» (все же вспоминая об общем роде). Такой же эксперимент можно провести по типам склонений имен существительных. Некоторые учителя скажут, что количественные показатели – это слишком формальные показатели, что важны не сами термины, а те понятия, которые за ними стоят. Но ведь опрос можно было провести и в смысловом русле, а результат будет аналогичным, так как учителя работают по разным учебникам и учат, по большому счету, разному.Не обошли разночтения и таких, казалось бы, традиционных разделов, как орфография и пунктуация. На поверку выходит, что объем и содержательное наполнение правил орфографии и пунктуации в каждом учебнике свое, тем более что официально принятого академического справочника по орфографии и пунктуации в Российской Федерации до сих пор нет. Каждый учитель-словесник знает, что объяснение многих правил в разных учебниках дают по-разному: некоторые корни с чередованием, гласные О-Ё-Е после шипящих в корне слов, гласные Ы-И после приставок, тире между подлежащим и сказуемым и др.Отсутствие единого учебника по русскому языку на самом деле сдерживает развитие и ЕГЭ по этому предмету. Оказывается, ЕГЭ по русскому языку – это отбор только ограниченного количества языковых единиц в силу того, что, например, нельзя включить в контрольно-измерительные материалы задание типа: выпишите все словосочетания из предложения. Почему? Потому что каждый учебник трактует, что такое словосочетание, по-своему. Так что, когда мы вроде бы говорим о частных проблемах, в итоге частные проблемы естественным образом переходят в общие проблемы.Единый учебник по русскому языку, так же как и ЕГЭ по русскому языку, должен стать «пристанищем» языковых норм, их верным хранителем. В противном случае нормы будут окончательно расшатаны, ибо никакого сдерживающего механизма в системе образования не предусмотрено. В конечном счете у нас не будет более или менее объективных критериев оценивания ученических работ, так как учитель будет лишен доказательной базы для обоснования допущенных ошибок. И если сегодня у нас много вопросов с постановкой ударения, завтра у нас возникнут вопросы с допустимостью образования таких форм слов, как «помидор», «носок», а послезавтра обязательно встанет вопрос речевых ошибок как допустимых вариантов детского творчества.Если обратиться к учебникам по литературе, то особую озабоченность вызывает проблема отсутствия синхронизации изучения литературы и истории. Полагаю совершенно логичным, что, изучая «Войну и мир» Л.Н.Толстого на уроках литературы, дети параллельно на уроках истории проходят Отечественную войну 1812 года. Это, вне всякого сомнения, должно быть обязательным в школьной практике, но сегодня так называемые концентрические программы не позволяют сделать параллельного освоения материала. Курс истории и курс литературы живут каждый своей жизнью, иногда не просто не вступая в межпредметные связи, а, честно говоря, взаимно осложняя образовательный процесс. Литературу и историю необходимо привести в соответствие. Такое же естественное, как, например, постоянная координация преподавания учителями биологии, химии, физики. Предметы «Литература» и «История» должны помогать друг другу. Только при тесном взаимодействии можно добиться того или иного значимого результата.Обращение к общемировому опыту создания учебников по предметам гуманитарного цикла выявляет две группы стран. С одной стороны, это такие страны, как США, Великобритания. Образовательные системы этих стран позволяют проводить обучение по разным учебникам, вплоть до того, что некоторые образовательные учреждения имеют собственные авторские учебники. Однако практика зарубежных стран не однотипна. К примеру, есть опыт Франции, Финляндии, где создание учебников достаточно централизовано. Французская система образования такова, что, разбуди ночью премьер-министра, и он вам без труда скажет, что на следующий день на уроках французского языка изучают в любой школе страны. То же самое и в Финляндии. Региональных различий практически нет. Учебный материал изучают одинаково как в Хельсинки, так и на окраине Финляндии. И ни у кого не возникает подозрений в излишней идеологизации образовательного процесса в этих странах. Это приводит нас к выводу о том, что единый учебник отнюдь не ограничивает средства, методы работы учителя, потому что учебник – это далеко не единственное, что есть во взаимоотношениях ученика и учителя. Именно субъекты образования привнесут в урок личностное разнообразие, творческое начало.Что в принципе произошло в отечественном образовании в 90-е годы прошлого века? Почему так много оказалось учебных единиц в Федеральном перечне учебников? Ответ очевиден. Каждому автору захотелось своей славы, удовлетворения личных амбиций. Наглядный пример дает, в частности, ситуация с учебниками по литературе. Когда распался СССР, в России был создан современный на тот момент учебно-методический комплекс под редакцией Тамары Курдюмовой. Сама Тамара Федоровна участвовала в написании учебника по литературе для 5-го класса, под руководством Веры Яновны Коровиной был выпущен учебник по литературе для 7-го класса, Геннадий Исаакович Беленький занимался 8-м классом, для создания учебника по литературе для 9-го класса обратились к известному петербургскому методисту Владимиру Георгиевичу Маранцману. А что потом? Затем каждый из перечисленных авторов отдельного учебника приступил к созданию целого учебно-методического комплекта собственного авторства. И получилось то, что получилось. Мы имеем Федеральный перечень с невообразимым количеством учебных единиц. Доходит до смешного: одни и те же авторы задействованы при создании разных учебно-методических комплектов.Единый учебник, без сомнения, даст крепкий, прочный и надежный фундамент филологическому образованию в России. Единый учебник должны отличать академизм и научность в хорошем смысле этих слов. Но при этом он будет свободным с точки зрения методической. Вообще говоря, следует отказаться от принятой терминологии – «единый учебник». Это очень непопулярное в обществе терминологическое обозначение по вполне объяснимым причинам, а ведь как назовешь корабль, так он и поплывет. Речь все-таки идет о базовом учебнике, которым должны быть обеспечены все образовательные организации страны (исключая, конечно, коррекционные заведения). Более того, базовый учебник – это нечто публично обсуждаемое специалистами и обществом в целом. Не надо всерьез думать, что государство само (в лице чиновников!) будет заказчиком и исполнителем проекта, связанного с единым учебником, что оно как-то узурпировало себе то или иное право. Государство лишь бросило идею в общество и предлагает ему открыто дискутировать на тему единого учебника. Пока еще нет даже единого учебника по истории, о котором так настойчиво говорят уже более двух лет. Соответственно ключевая миссия общественных организаций в данной ситуации – максимально полно включиться в процесс обсуждения, задавать тональность, определять направления и ракурсы будущего единого учебника.Ассоциация учителей русского языка и литературы Москвы относительно создания базовых учебников будет придерживаться четкой позиции, которую мы будем отстаивать (в противном случае откажемся от поддержки идеи базового учебника):    Базовый учебник должен быть абсолютно новым учебником, к работе над которым государством будут привлечены авторы ныне действующих учебников. Если это будет не новый учебник, значит, крупные издательства постараются повлиять на ситуацию таким образом, чтобы победу одержал исключительно их учебник. Уже сейчас некоторые недобросовестные издатели распространяют слухи о том, что именно их учебник уже выбран в качестве единого. Причем с каждый днем в издательских кругах чувствуется все нарастающая битва за этот ресурс – единый учебник. Очень не хотелось бы верить этим слухам. Не допустить указанной монополизации процесса – это наша всеобщая задача. Получается, что единый учебник становится новым лакомым источником наращивания издательского капитала. А ведь государство, предлагая концепцию единого учебника, в том числе ведет борьбу с коммерциализированным издательским делом в области учебной литературы. Необходимо серьезно подумать о том, как создание учебников может и должно стать государственной задачей. Надо действительно собрать всех здравствующих и здравомыслящих авторов современных учебно-методических комплектов, создать условия для их полноценной работы, привлечь к работе, к примеру, федеральное унитарное предприятие, дать этому учреждению приличное финансовое обеспечение в виде государственного задания – и на выходе в качестве ожидаемого результата мы получим достойный базовый учебник.    Всем существующим учебникам должен быть присвоен статус учебных пособий, закупка которых также будет разрешена образовательным организациям страны для расширения и углубления содержания преподавания. Недопустимо, чтобы хорошие учебники ушли в небытие, они должны остаться. Справедливости ради надо отметить, что у нас, филологов, слава богу, нет плохих учебников. Мы гордимся этим. Но и идеальных учебников, правда, тоже нет. Практически в каждом учебнике имеются досадные опечатки, не заметные на первый взгляд фактические неточности. Однако подобные вещи легко исправимы. Шанс на исправления должны получить все учебные пособия. Особенно те, которые прошли длительный период апробации в регионах. Очень хотелось бы также, чтобы создание единого учебника по русскому языку и литературе, как и введение обязательного сочинения в качестве формы итоговой аттестации школьников, находилось в прямой зависимости от главной цели всех предпринимаемых нашим государством в последнее время шагов в области филологического образования – возрождение интереса к русскому слову, к российской словесности, к отечественной речевой культуре. Главное – не потерять смыслы всех начинаний, не свести все к формализму и схоластике, к возможности чиновников просто поставить очередную галочку и резво отчитаться о выполнении очередного поручения нашего президента.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту