Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Радости и горести ребячьей заставы. 34 года в селе готовят будущих стражей границы

Учительская газета, №23 от 8 июня 2004. Читать номер
Автор:

Вот уж треть века в старинном нижневолжском селе Алексеевка Базарно-Карабулакского района Саратовской области действует своя погранзастава. Да простят профессиональные стражи рубежей Отечества употребление этого слова без кавычек. Речь не о воинском формировании Погранслужбы. Но с самого начала и автор затеи, и его односельчане назвали ее не кружком или клубом юных пограничников, а, не закавычивая, именно заставой, подчеркивая тем самым серьезность дела, служащего благородной цели – воспитанию достойного пополнения погранвойск.

Смолинские дозорные

Зачинатель дела Виктор Смолин как личность и «субъект полезности» для всех односельчан от мала до велика был уникален. Его неповторимость заключалась не в какой-то особой исключительности, а в истинно народной простоте мыслей и щедрости широко распахнутой души. Взрослые шли к нему с хозяйственными нуждами, несли на помол зерно. И свою работу мельник выполнял, как подобает профессионалу. Но главное богатство и смысл его жизни почти три десятилетия составляли вторая добровольно и безвозмездно выбранная общественная профессия начальника погранзаставы и «завербованные» им юные пограничники от третьего до выпускного классов.

Сколько востребованной мальчишками и девчонками доброты источала светлая душа этого ничем внешне не приметного деревенского мужика! Только она и могла родить в 1970 г. замечательную идею, показавшуюся многим сумасбродной: создать погранзаставу в селе за множество километров от границы.

Идея возникла не случайно. Передний край Отчизны в разные годы охранял целый ряд алексеевцев. Но, затевая дело, Смолин, едва ли предполагал, что благодаря ему в родном селе появятся династии пограничников и станут столь же уважаемы, как династии механизаторов, животноводов, интеллигенции. А ведь поначалу чего только не наслушался!

«Виктор Иванович, какая тебе граница? – отговаривали односельчане. – До нее скачи – не доскачешь! Где у нас шпионы, лазутчики, диверсанты, которых ты ловил на Дальнем Востоке?»

Там на заставе имени Гапонова в начале 50-х прошла его служба.

«Я не собираюсь ловить тех, кого здесь не может быть, – ответствовал бывший пограничник. – Пусть наши парни занимаются ими на настоящей границе. Но туда или в другие войска должны придти подготовленными. А обучать их буду я».

С той поры Алексеевка приобрела погранзаставу с ее атрибутами – полосой, где учились «читать» следы, полосатым столбом с государственным гербом, откуда заступали в наряд, стрельбищем возле леса. Занятия Смолин проводил в форме увлекательных игр.

Потом в старинном домике появился пограничный музей с сотнями самых разных экспонатов, присланных с настоящей заставы, куда уходили служить алексеевские парни, на прощание посадив на своей учебной заставе тонкую березку. Самые первые, уже порядком окрепшие, – от Гены Горбунова, Володи Холодякова, Володи Печенкина, Миши Семина, Сережи Булдина, призванных в мае-ноябре 1975 г. Рядом – посаженные позже Володей, Женей и Александром Кашириными, Толей Богачкиным и Володей Смолиным – сыном Виктора Ивановича.

Не будь начинания Смолина, кто знал бы о воинских заслугах односельчан-ветеранов? А благодаря ему пограничная шинель солдата Великой Отечественной Николая Шаронова, пожелтевшие от времени фотографии заняли видное место в пограничном музее. Затем к ним прибавились фото молодых односельчан, выведенных Смолиным на пограничную стезю. Среди них – снимки братьев Калашниковых. И есть надежда, что пополнит музей фото сына одного из них – ныне десятиклассника Николая. Он сызмальства бредит границей, занимается на заставе, освоил азы военной подготовки.

Александру Бочкареву школа Смолина помогла достойно отслужить морским пограничником. Его сын Сережа мечтает пойти по стопам отца. Складывается и династия Стрижовых. Валерий тоже был морским пограничником. И его сын Игорь метит на границу.

Несколько человек стали профессионалами погранвойск. Валерий Елистратов – начальник заставы в Алтайском крае, Сергей Горбунов служил в той же должности, затем окончил Академию погранвойск. В военном вузе учится будущий офицер-пограничник Евгений Костенко.

Как человек солидный в делах, Смолин и в этом делал все основательно. Выучкой его воспитанники выделялись среди новобранцев. Командование дальневосточной заставы, где в начале 50-х служил Виктор Иванович, предложило ему готовить пополнение для них, зная, что ребята придут подготовленными к службе. Алексеевцы заступали на той заставе на охрану границы. И никто не подвел, не спасовал в трудных ситуациях. Сказывалась смолинская школа.

Приезжая на Алексеевскую заставу, я от погранстолба выходил с мальчишками в дозоры, бегал кроссы, ловил «нарушителей», слушал рассказы об истории и лучших воспитанниках, встречался с отслужившими на границе. И ощущал, насколько благодаря Смолину и его воспитанникам село пропитано пограничным духом. Застава стала вторым «я» Алексеевки, ее достопримечательностью и гордостью.

Увы, со Смолиным уж не свидеться. Февральским утром 1999-го после второго инсульта мельник Алексеевской мельницы, сын фронтовика Великой Отечественной, кавалер орденов Красного Знамени и Дружбы народов, обладатель знака «Отличник пограничных войск» двух степеней и почетного звания «Отличник просвещения РФ» ушел из жизни. После похорон возник вопрос: кто продолжит его дело? Никому из 272 прошедших за 29 лет школу Смолина оно оказалось не нужным…

«Детище района»

«За 20 лет, судя по журналу, который вел Смолин, через его заставу прошло 272 школьника. И я занимался там с 1975 по 1979 г., – с гордостью рассказывал мне вскоре после смерти Смолина тогдашний глава администрации Алексеевского округа Андрей Горбунов. – На службу хотел только в пограничники. Но, к большому сожалению, не прибыли на место сбора призывников представители Погранслужбы, и пришлось менять род войск, отправиться во Внутренние войска, в дивизию имени Дзержинского. Тем не менее, более 100 алексеевцам посчастливилось служить на границе…»

Вместе с печальной вестью о кончине Смолина ветераны войны из Базарного Карабулака сообщили мне, что застава оказалась в надежных руках – его сына Владимира. А через месяц в Алексеевке узнал, что у Смолина забрали заставу, предложив ему и убитой горем матери работать там… караульщиками.

«Сначала сказали, что не положено быть сразу директором мельницы и музея, – говорил мне обиженный этим Владимир. – Потом припомнили, что я служил не на заставе, а артиллеристом и у меня нет педагогического образования и дара работать с детьми. В общем, отобрали отцовское дело, присвоили себе его заслуги и вручили заставу другому человеку…»

Последние три года жизни Виктор Иванович, как только почувствовал себя плохо, убеждал власти всерьез подумать о его замене. Но желающих связывать себя «тяжелой обузой» не нашлось даже среди его воспитанников.

«Чего вы хотите, время такое, – сетовал замглавы районной администрации Владимир Юлов, тоже воспитанник Смолина и командир Алексеевской заставы. – У одних времени нет, у других – педагогического опыта. Между прочим, я тогда предлагал сыну Виктора Ивановича взять в свои руки заставу, но он категорически отказывался. А теперь, видите ли, обижается, будто не дали этому делу стать чисто семейным. Оно и не может быть таковым: застава – детище района».

«Сыну Виктора Ивановича мы предлагали работать в музее, но он отказался, – сообщил Горбунов. – И поручили вести занятия военному моряку в запасе Василию Плохову. Ребята к нему уже привыкли. Начатое Виктором Ивановичем дело мы продолжим. Хотим установить на здании музея памятную доску о нем».

Помню, я тогда долго смотрел в умные глаза Горбунова, но так и не заметил на лице ни малейшего смущения за отношение к семье своего воспитателя. А ведь за 29 лет застава стала для Смолиных вторым домом. Так зачем же так жестоко? Пусть не преподавателем, не ассистентом Плохова, но и не сторожем же?..

Через 5 лет после обещанного, в середине мая 2004 г. памятной доски нет и ее установка не намечается. Нет у районных властей ни желания, ни денег. Уж нет на должности и самого Горбунова. Новый глава сельской администрации Алексей Бочкарев вообще не в курсе дел «детища района».

Единственный в районе на общественных началах погранмузей из ведения отдела культуры был передан в отдел народного образования, а вскоре и в алексеевскую школу. Я твердо убежден, что этой бессмысленной передачей «детища района» из одного бедствующего ведомства в другое районные власти попросту хотели избавиться от заставы, как от надоевшей обузы, чего им не позволял сделать настойчивый, требовательный, авторитетный Смолин, с которым было напрасно играть в «жмурки» и пустые обещания.

Расцвет смолинского дела пришелся на пору подъема в стране военно-патриотического воспитания молодежи. Заниматься им было престижно для всех – и преподавателей, и подростков. Оно находило поддержку комсомола, органов народного образования. Армия и военная служба пользовались почетом и уважением. На этой волне Смолин получил то, что нужно было для плодотворной работы. Сейчас же никому нет дела до Алексеевской заставы, патриотических объединений района и области, патриотического воспитания, которое года четыре назад вылилось в проведение весьма затратного и бессмысленного по содержанию и «плодам» международного слета скаутов.

«Мы ежегодно требуем от школ как можно больше военных городков, с полосами препятствий, – сетовала в разговоре со мной завметодкабинетом Базарно-Карабулакского отдела образования Марина Кандалова, – но не строят почему-то».

Да потому, что нет денег, нет в районе и энтузиастов, по-настоящему увлеченных, преданных делу военно-патриотического воспитания. Районная «культура», которая прежде купалась в лучах славы погранмузея, хоть и не пыталась полностью взять его на свой баланс, но хоть коммунальные расходы оплачивала. Списав музей в отдел образования, а вскоре и на алексеевскую школу, власти не решили проблему его финансирования. Способны лишь отпустить 1,5 тысячи рублей на ежегодные торжества в День пограничника или выделить деньги на 20 комплектов формы.

А ведь у музея и заставы могла бы быть своя законная «доля». Пусть очень скромная, но гарантирующая необходимый минимум. Например, в рамках мероприятий молодежной политики в области и районе, реализации госпрограммы патриотического воспитания, о которой, кстати, руководители районного отдела образования впервые (!) услышали от меня.

Но какая там «доля», если и долю матчасти успели отобрать. «Ушли» конфискованные милицией сразу после смерти Смолина как боевое оружие ракетница, винтовки и патроны, именные таблички посадивших березки возле музея. Исчезла подаренная заставе импортная видеодвойка. Когда Смолина не стало, подарок спешно конфисковали, и он 5 лет назад стал радовать глаза другого хозяина – Юлова в его персональном кабинете. Из него я вынес твердое убеждение: несмотря на заверения в продолжении славных традиций заставы, она утратила самое главное, на чем держалась три десятилетия, – непорочную бескорыстность и преданность, которые теперь в дефиците у расчетливых алексеевцев. А без них дело едва ли обретет прежнюю прелесть.

Отслужил моряк…

Может быть, и всю заставу пустили бы «в оборот». Но в ту пору в родном селе обосновался отслуживший на флоте около двух десятков лет Василий Плохов – сын десантника Великой Отечественной, ставшего родоначальником военной династии. Его внук, Роман отслужил старшиной, Николай, курсант военного института химической защиты, станет профессиональным военным. Алексеевскую школу Василий Николаевич окончил в 1973 г., прекрасно знал Смолина-старшего, правда, в отряд к нему не попал. Но, вернувшись домой, в отличие от воспитанников заставы, как человек военный понял важность продолжения дела.

«Занятия стараюсь вести увлекательно, теорию сочетаю с игрой по задержанию «нарушителя», чтению «следов», отработке действий наряда в дозоре. Больше всего внимания – физической подготовке. За 3 года заметно окрепли Женя Гаранов, Витя Веденеев, Слава Булдин и другие ребята. На всех занятиях обязательно подчеркиваю, что почетно быть солдатом, что служба – заслуга, а не прошедший ее словно с изъянами. Но если честно, ребята же видят, что теперь это не так, как раньше, когда служили их отцы. Теперь куда почетнее и удачливее «откосить» от армии. К счастью, не все поражены этой болезнью».

Сама же застава страдает от «болезни» всех подростковых патриотических клубов – безденежья.

«Сейчас бюджет заставы ноль рублей, – подводит итог «заботы» местных властей о «детище района» директор средней школы Полина Морозкина. – Никакого бюджетного финансирования ни музея, ни заставы нет. Но школа, отрывая деньги от другого необходимого, находит возможность отчислять из своего «кармана» на заставу 4000 рублей ежемесячно: преподавателю Плохову – 2500, сторожам – 1500. Стараемся по возможности ничем не обделять музей. Ремонтируем одновременно школу и его. Несколько раз обращались за помощью к разного рода меценатам. Кто-то откликался, кто-то оставался глух. Удалось хоть немного, но приобрести. После прихода Василия Плохова появились большой стенд о Смолине, макет сухопутной погранзаставы и раздел о морских пограничниках с их личными вещами. Раздобыли учебный автомат и две «воздушные» винтовки, вернули ракетницу. Конечно, такого снаряжения мало, но чтобы приобрести необходимое для полноценных занятий, нужны большие деньги. Мы же больше той суммы, которая есть, выделить не можем».

Оттого и приходится вести занятия по старинке. А очень нужен хотя бы небольшой городок-полигон с набором того, без чего нельзя подготовить будущего пограничника, – вспаханной полосы, стенда для стрельбы, полосы препятствий, спортивных снарядов. С этими требованиями согласна и заведующая Базарно-Карабулакским районным отделом образования Татьяна Кутузова, но на бюджетные деньги их не осилить.

«А не проще было бы оставить музей «при культуре»?» – спрашиваю я.

«Что вы, – отвечает, – на аттестацию его ушло бы больше денег. Их у нас просто нет! Так что пусть уж лучше будет школьным. А желающих помочь уникальному делу давно нет».

Хорошо еще, что этого нынешние 42 воспитанника заставы, в том числе и 8 девочек, как будто не замечают, увлечены делом, несмотря на все проблемы. А их – с избытком.

«Нужно, наконец-то, завершить строительство стационарного тира при школе, – строит планы Плохов. – Не стрелять же в поле или лесу. Не обойтись без полосы препятствий, пневматической и мелкокалиберной винтовок, ракетницы, бинокля, макета автомата, камуфлированной формы, видеомагнитофона для записи и анализа занятий. Про такую быстро расходуемую «мелочь», как патроны, которые покупаю на свои деньги, уж не говорю. С этими расходами не считаюсь, потому как нравится заниматься с подростками. Чувствуешь ответственность за их воспитание, подготовку к военной службе.

С тех пор, как принял заставу в 1999-м, четверо парней ушли служить на границу, шестеро учатся в военно-учебных заведениях. В марте специально приезжала военная делегация из поселка Пограничный Приморского края, снимала видеофильм о нашей заставе. Признали методику преподавания правильной».

Очевидно, сказывается значительный флотский опыт работы с людьми, в том числе приобретенный Плоховым на службе в учебном отряде. На основе этого опыта с использованием методики Саратовского погранотряда он составил план занятий с ребятами, который утвердил районный военком. Алексеевская застава поддерживает связи с Анапским морским учебным центром, наладила их с Саратовским погранотрядом. Ездили на российско-казахстанскую границу, были на таможенном пункте в Саратовском аэропорту. Вот только связи с гапоновской заставой, где служил Смолин, сетует Плохов, ослабли…

Слушал рассказ о радостях и горестях коллектива Алексеевской заставы и ощущал, насколько не соответствует реальность звучавшим ранее обещаниям. Зрели вопросы к районной власти.

Неужели не опасаются, что получающий по сельским меркам хорошую военную пенсию да еще владеющий большим подворьем Плохов, устав от пустых обещаний, вдруг уйдет? Кто тогда возьмется за дело? Ведь за его спиной – никого. И это надо учитывать, если местная власть хочет, чтобы застава не «умерла». Но учитывают ли? К примеру, Плохова накануне Дня пограничника помимо прочих забот заставили еще и составлять план «торжественного мероприятия» для нагрянувшего районного начальства. Хотя это уж слишком. Есть другие силы – «при культуре», которая избавилась от забот о погранмузее.

В компетенции районных властей сделать так, чтобы сохранить заставу и улучшить ее жизнь, воспитание ребят, для которых служба на границе стала семейной традицией, передаваемой из поколения в поколение. Чтобы детям не пришлось сменить полезное дело на праздное ничегонеделание, влекущее на скользкую дорожку сомнительных забав. Чтобы в Алексеевке не умерла благородная традиция подготовки юношества к защите Отечества.

Саратовская область


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту