search
Топ 10

Пятьдесят +

Пятьдесят +

Не покидай меня, любовь…

Так говорила еще бабушка Надежды Афанасьевны – земская учительница в Самарской губернии, оставившая семье единственное наследие – сборник норвежского издателя Арсталя о семейном воспитании. Так считала и мама – тоже учительница. Молодая вдова политрука, она эвакуировалась в Сибирь с пятилетней дочкой на руках и тем самым сборником в полотняной сумке…

Умерла мама, сорок лет проработавшая в школе. Ушел к другой женщине легкий и веселый муж Надежды Афанасьевны, не перенесший “морали строгой”. Три года назад, перед тем как Надежде Афанасьевне уходить на пенсию, умер в жутких страданиях единственный ее сын. Словно земля под ней качнулась: отнялась правая нога, путаться стала речь. Полгода длилось полное безразличие не только к стрижке и прохудившимся сапогам, но и к самой жизни.

Может, и не выкарабкалась бы, да спасли дети. Своя – внучка Катенька, которую невестка “подарила” на год Надежде Афанасьевне, и чужие – озорные и тихие, талантливые и не очень, но все горячо любимые ее ученики, которые еще ничего не знали о жизни.

И вот с вечера – забота о прическе и туфельках, с утра – зарядка “с растиранием жесткой щеткой всего тела”, улыбка, бодрая пластинка на проигрывателе, потом детский сад для Катеньки и родная школа для Надежды Афанасьевны.

Она все боялась, что держат ее тут из милости, из сострадания, хотя на методобьединении говорят о каком-то ее особом опыте, о новом дыхании, о рождении в их школе собственной педагогической звезды. Но в этом году и на олимпиадах, и на конференции ее дети выступили прекрасно, а молодые учителя постоянно обращаются за консультацией. Конечно, ее авторская программа, ее эрудиция, ее такт спасают любую ситуацию, но, может быть, главное педагогическое открытие сделало ее сердце: спасти и спастись можно только любовью и милосердием, без этого все технологии в школе ничтожны.

– Нет, не надо про меня писать, – попросила Надежда Афанасьевна, – каждую ночь, когда заснут все дети и друзья, падаю навзничь, каждую ночь плачу. Какой уж там из меня “воспитывающий пример”…

А может, надо, чтобы и дети об этом знали, чтоб и молодые коллеги догадывались, чего стоит улыбка после пятидесяти, из чего рождается беспредельное великодушие и самая стойкая любовь?

…С другой известной новосибирской учительницей Лидией Васильевной Мельниковой наш разговор начался тоже с невеселой ноты: она только что проводила мужа в больницу, а сама теперь спешит в детский сад за внучкой, которая растет без отца. Вспомнили мы с ней вместе недавно умершего неугомонного географа-путешественника Юрия Ивановича Ромашова.

– Прекрасной души был человек, – вздохнула Лидия Васильевна, – через горные лыжи, через его таежные маршруты да походы выходного дня тысячи мальчишек вышли в люди. Энтузиаст великий был… Я вместе с ним в турбюро в молодые годы работала. Может, благодаря ему и в школу-то пошла, географом. Из-за него, наверное, и экономикой увлеклась: он еще в начале 70-х во всяком походе старался детей затащить на завод, на базу овощную, в совхоз, даже на шахту, что в ту пору было категорически запрещено. Но у него такая позиция была – жизнь интереснее книжки. Потому-то к нему и стекались все трудные подростки. Я вот недавно возила своих детей на шахту, в Новокузнецк, они там – мой специализированный экономический класс – анализировали рентабельность хозяйства и условия труда. Сфотографировались с теми, кто нас принимал – ребятами 46-й новокузнецкой школы, – до экскурсии и после. Это совсем разные лица! Это уже другой взгляд на жизнь, на себя, на ценности и ориентиры… А сотрудничеству с другими городами, что в те годы не только не поощрялось, а даже запрещалось, научил меня Юрий Иванович: все запреты он обходил с помощью своих учеников и таких же энтузиастов, как он сам. Директора заводов, директора совхозов, директора школ, кого только не было среди его друзей, даже поэт один ездил с его мальчишками в походы, кинооператоры, журналисты – все грелись у его костра…

То же самое можно сказать сегодня и про Лидию Васильевну: в тяжелейший период своей жизни, когда и возраст, и проблемы со здоровьем, находит она силы и для детей, и для друзей, и для коллег.

В учительской 42-й школы-гимназии рассматривали мы с нею дипломы, награды, рефераты ее учеников, исследующих экономические проблемы современности на хорошем вузовском уровне. Вот в Обнинске выступили на олимпиаде, вот на районной конференции восемь ее “экономистов” заняли призовые места, вот выиграли КВН на фестивале юношеских бизнес-школ, вот провели экологическую экспертизу Байкала, вот участвовали в деловой игре юных экономистов в Финляндии…

– У нас в гимназии очень серьезная программа экономического образования. Создана она при участии кандидата наук Светланы Ефимовны Урванцевой из Института информатики и вычислительной техники. Вузовские специалисты, руководители банков, видные экономисты знакомят со своими теориями. Впрочем, от иных студентов-экономистов ребята получают не меньше: один из студентов увлек старшеклассников экономическими задачами и моделированием на компьютере (он теперь возглавляет Новосибирскую валютную биржу и может помогать нам как спонсор). Мы очень много ездим, чтобы изучать экономику на практике. Сотни серьезных исследований сделали: проанализировали хозяйственную деятельность швейной фабрики, Сибирского коммерческого банка, частных и кооперативных предприятий. И что радует – сами предложили дополнить работу исследованием социальных условий, инфраструктуры и экологической экспертизой.

Знания и опыт Лидии Васильевны помогли создать специальный курс для восьмиклассников “Семейный бюджет”. Девочки и мальчики изучают азы семейного хозяйствования, учета и анализа семейного бюджета.

Сам ребенок, его устремления, его способности – вот что считает Мельникова и ориентиром, и критерием, и результатом совместной продуктивной деятельности.

Пока мы с ней рассматривали фотографии детей, подошла молодая учительница:

– Как же быть с характеристикой на Сидорова, он же избил одноклассника? Что уж тут писать…

– Когда я подсаживаюсь к нему, обнимаю за плечи и убеждаю что-то сделать, он слушает, он пока еще слышит нас, хотя и втянулся в какую-то шайку на рынке, – терпеливо настаивает Лидия Васильевна. – Вот Ромашов бы помог этому Сидорову! Но Ромашова больше нет…

Оказывается, не только близкие и родные наши незаменимы, но и хороший учитель – один-единственный на всю жизнь…

Такие слова услышала от родителей своих детей и заслуженная учительница России Валентина Васильевна Гуркова, шестидесятилетие которой недавно отметила 10-я школа, с чем и поздравляют ее сотни новосибирцев, обученных ею писать, читать, считать, любить…

Недавно Валентина Васильевна разболелась: к волнениям перед министерской комиссией, восхищенной ее второклашками, добавился жестокий грипп. “Да как же так! Пропущу уроки! А мы все к празднику приготовили!” – она, избегавшая всю жизнь “сидеть на больничном”, рвалась в школу. “Пожалуйста, полечитесь как следует, мы подождем, мы что-нибудь придумаем, – убеждали ее родители, – вы нам всегда нужны, вы нам не только в школе, а еще больше – в жизни нужны!”

Необыкновенно эмоциональны и радостны уроки Валентины Васильевны, предоставляющей каждому ребенку возможность расти в своем режиме и душевном климате, но есть и особый талант – научить благородству, сердечности. Можно ли этому научить? Оказывается, да – своей жизнью.

Сама Валентина Васильевна пережила огромное горе – в расцвете сил умер ее талантливый, красивый, любящий муж. И, как другим, ей помогли вернуться к жизни две негасимые силы – дети и Ее Величество Работа.

…И навзничь падаю, и плачу

по ночам,

Но девочки в веснушках

светло-рыжих

Спешат во след мне, ждут

своих начал.

Благо тому, за кем идут во след. Не мрак над ним сгущается в конце пути, а свет, излучаемый идущими следом.

Галина ФРОЛОВА

Новосибирск

Тест

Расшатались нервы? Возможен невроз

Невроз средней степени тяжести – вы уже давно не занимались своим здоровьем. Скорее всего все ваши силы расходуются на добросовестное выполнение своих обязанностей на работе и дома. Для вас необходим еженедельный отдых в течение нескольких часов с получением максимального количества положительных эмоций (чтение хорошей книги, просмотр интересного фильма, длительная прогулка в парке или в лесу, приятная компания, где нет выпивки, а главное – это интерес к вам или ваш интерес к кому-либо и т.д.). Ситуация заставляет отнестись более строго к себе, своим взглядам относительно себя, своего здоровья, своего места в этой жизни. Одна из главных причин вашего состояния – это то, что вы неправильно ведете себя со своими родными или коллегами. Повод для серьезных размышлений. Лечение должно быть медикаментозным общеукрепляющим и успокаивающим в течение четырех недель, а также тонизирующим и улучшающим мозговое кровообращение еще четыре недели. Первый этап лучше проходить в условиях кардиологического или неврологического отделения, отделения неврозов при различных клиниках.

Невроз тяжелой степени – ваше состояние на грани психического срыва. Если стрессовая обстановка сформировалась в основном на работе, то лучше на две-три недели взять отпуск “без содержания” (если нет возможности пройти стационарное лечение). Если стресс дома, то лучше уехать куда-нибудь – к родным, в профилакторий. Следует задуматься о значительных переменах, пока не стало поздно. Длительность вашего лечения от трех до шести месяцев, и только врач-психиатр или психотерапевт может его провести. Если не хотите идти в психоневрологический диспансер на прием, то найдите в неофициальном порядке квалифицированного врача и обязательно пройдите курс медикаментозного лечения.

Предпсихотическое состояние – лечение только стационарное и только у психиатра или психотерапевта 2-5 месяцев (интенсивный курс в больнице 2-3 месяца и 2-3 месяца – поддерживающий). Требуется детальное обследование для уточнения вашего состояния в условиях медицинского центра или НИИ с консультацией врача-психиатра. После выписки ежемесячное наблюдение у психиатра в течение 2-3 лет с периодическим или постоянным приемом лекарств 2-4 наименований. Только строгое соблюдение назначений врача, если не хотите стать инвалидом по психическому заболеванию. Со стороны родных требуется внимательное и заботливое, тактичное и деликатное отношение к больному.

Состояние, по тяжести равное психозу, – только стационарное лечение и только в психиатрической больнице. Наблюдение только у психиатра ближайшие 5-10 лет, но не обязательно в диспансере. Велик риск перехода на инвалидность. Не исключена разумная смена места работы. Возможно использование отдельных рекомендаций для предыдущих групп пациентов.

Александр АЛТУНИН, врач-психиатр, кандидат медицинских наук

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте