search
Топ 10

Пушкинский год

Пятничная молитва

Оправдание жены поэта

Уже полтора века существует устоявшееся мнение о жене Пушкина Наталье Николаевне Гончаровой – она-де была глупой барышней, мечтающей лишь о светских развлечениях и недостойной своего великого мужа, кроме того, кокетничала направо и налево, своенравно разбивая сердца многочисленных поклонников. Ну и, конечно, главным грехом Натали считается смерть поэта, произошедшая якобы из-за ее капризов и измен.

Первые шесть лет Гончарова прожила в Полотняном Заводе вместе со своим сумасбродным дедом-транжирой Афанасием Николаевичем, у которого была любимицей. Когда Наташины родители переезжали в Москву, дед попросил оставить с ним из всех детей только ее одну. Поэтому детство Натальи Николаевны прошло на прекрасной тихой русской природе, и она с младенчества полюбила ее, как и дом в Полотняном.

Ну а дальше в жизни Наташи происходят самые важные события: в 1828 году – знакомство с Пушкиным, который был мгновенно очарован девушкой и, как он говорил, “полюбил не только красивое лицо ее, но и душу”, а в 1830-м – замужество. Как раз перед свадьбой Пушкин впервые приезжает в Полотняный Завод, где его уже ждет невеста. И хотя эти величественные, дикие места сразу же произвели на Александра Сергеевича огромное впечатление, приезжал он туда по делам более чем прозаическим – ему нужно было договориться со скупым дедом о приданом, которое Пушкин так никогда и не получил…

Вообще во времена Афанасия Николаевича доселе богатое имение было разорено. Одно время им пытался управлять отец Натальи Николай Афанасьевич, в котором чувствовалась хозяйственная жилка, но жадный дед не хотел делиться с ним и частью дохода. Поэтому быстро отослал его в Москву и продолжал тратить гончаровские деньги на свои “разгулы”. С Николаем же Афанасьевичем в Москве случилась неприятность – раздавленный недоверием родителя, чувствующий себя, по собственному выражению, “уничтоженной тварью”, этот очень красивый и образованный человек, который к тому же обладал замечательными музыкальными дарованиями, просто-напросто запивает. Весь остаток своей жизни он проводит в Москве, в гончаровском доме на Никитской улице под постоянным контролем слуг, которые не выпускали его из комнат ни на шаг.

А молодая семья Пушкиных в это время была счастлива – супруги очень любили друг друга. Александр Сергеевич писал жене из своих многочисленных путешествий проникновенные письма: “Ты видишь, что, несмотря на городничиху и ее тетку (попутчицы Пушкина), я люблю Наташу Гончарову, которую заочно целую куда ни попало. Прощай, красавица моя, кумир мой, прекрасное мое сокровище, когда же я опять тебя увижу…” А вот как писала Наталья Николаевна своему брату о муже: “Мне очень не хочется беспокоить мужа всеми своими мелкими хозяйственными хлопотами, и без того я вижу, как он печален, подавлен, не может спать по ночам и, следственно, в таком настроении не в состоянии работать: для того, чтобы он мог сочинять, голова его должна быть пустой”.

Летом 34-го, уже имея троих детей, Наталья Николаевна все-таки выбирается в свой любимый Полотняный. В августе туда же приезжает и Пушкин. Они подолгу гуляют вдвоем и с детьми, ездят верхом.

Пушкин и Гончарова никогда не жили богато. Пушкин несколько раз порывался приобрести какое-нибудь небольшое имение для семьи, но денег всегда не хватало; Наталья Николаевна в письмах постоянно напоминала старшему брату о полагающейся ей по наследству месячной сумме денег, которую Дмитрий Николаевич всегда задерживал. Часто Пушкиной ставят в вину ее шикарные одеяния при совсем не шикарном образе жизни: считается, что большая часть денег, заработанная литературой, уходила именно на это. Но на самом деле платья и украшения дарила Натали ее тетушка, петербургская фрейлина Екатерина Ивановна Загряжская. Она же, очень любившая свою племянницу и имевшая большой доход, часто помогала Пушкиным деньгами – чего никогда не делала мать Натальи Николаевны, женщина скупая и совсем не заботящаяся о благе своих дочерей.

Характер у Натальи Николаевны был слишком мягкий – она с трудом справлялась даже со слугами. Как всякой нормальной женщине, ей льстило внимание мужчин, и она вовсе не по злому умыслу, а из-за непосредственности своей могла и пококетничать с ними. Это во все времена считалось в порядке вещей, но к Пушкиной всегда было особое внимание. И начинались пересуды…

Я не хочу сейчас в очередной раз муссировать пресловутую историю с Дантесом. Конечно, Натали была приятна “большая” любовь к ней, может быть, она на какое-то мгновение и увлеклась красавцем французом. Но любила она всегда только своего мужа и своих детей.

Сразу же после смерти Пушкина Наталья как будто уходит в себя, ни с кем не разговаривает и не демонстрирует на людях свое горе. Опять-таки начинаются обвинения ее в бездушности и нелюбви к поэту. Сама же Гончарова очень искренне объяснила в дневнике свою якобы холодность и сдержанность: “У сердца есть своя стыдливость. Позволить читать свои чувства мне кажется профанацией. Только Бог и немногие избранные имеют ключ от моего сердца”.

После гибели мужа Наталья Николаевна уезжает в Полотняный Завод. Здесь, оставшись наедине с собой, она смогла восстановить душевное равновесие и пережить страшную трагедию. Живет она в Полотняном не в большом здании, где располагалось разросшееся шумное семейство брата Дмитрия Николаевича, а в стоящем по соседству небольшом, так называемом Красном доме, который вскоре после ее отъезда сгорел и никогда уже больше не восстанавливался. Наталья Николаевна провела там почти два года в полной тишине и так необходимом ей отшельничестве и занималась исключительно воспитанием своих четверых детей – единственной радости, для которой, по ее признанию, ей оставалось жить. Чтобы дать детям хорошее образование, она в конце 38-го года возвращается в Петербург, но никаких попыток выхода в свет не предпринимает. К тому же все это время Наталью Николаевну тянет в другую деревню, которая стала ей теперь особенно дорога – в Михайловское, к любимым местам Пушкина. Она попадает туда впервые после смерти поэта и живет с детьми около полугода – в страшной бедности. Но, несмотря ни на что, ей все же удается, в основном на долговых обязательствах, установить памятник на могиле Александра Сергеевича…

…Через семь лет после смерти поэта Наталья Николаевна вторично вышла замуж за генерала Петра Петровича Ланского, и этот факт ей также всегда ставился в вину. И никто почему-то не учитывал, что она осталась одна с четырьмя детьми. Замечу, выйдя замуж, Наталья Николаевна чаяния детей всегда ставила на первое место. В Ланском же она нашла человека, способного это понять. Хотя у них было три дочери, Петр Петрович никогда не выделял их и помогал детям Пушкина на протяжении всей своей жизни. А они уважали его и нисколько не противились замужеству матери. Наталья Николаевна всегда помнила поэта: каждую пятницу, в день его смерти, одевала траур и молилась.

Существует очень характерное и возвышающее Наталью Николаевну описание случайной ее встречи с Жоржем Дантесом в Париже, где Пушкина-Ланская была со своим вторым мужем. Однажды во время прогулки Дантес вдруг сильно побледнел, увидев идущую ему навстречу очень красивую женщину. Когда она подошла совсем близко, Жорж сделал было шаг навстречу, рванулся к ней, но она прошла мимо, как бы не заметив его, лишь во взгляде ее было холодное презрение. Это видели все окружающие… Когда же женщина удалилась, сын (он и описал эту встречу) спросил отца: “Кто это?” И Дантес сказал только одно слово “Натали” и больше уже никогда не говорил об этом.

В какой-то степени такое отношение можно назвать женской местью…

Естественно, я не настаиваю на своем мнении в отношении Натальи Николаевны – она действительно не собирала по крупицам каждую разрозненную поэтическую строчку своего мужа, как это делала, например, Надежда Мандельштам. Может быть, не до конца понимала его великую поэзию – ее заслуга не в этом. Она была просто русской женщиной – это чувствуется и по ее письмам, по-женски хлопотливым и доверчивым. Она любила своих детей и спокойное семейное счастье, а Господь повелел ей стать женой русского поэта…

Усадьба в Полотняном Заводе серьезно пострадала во время Великой Отечественной войны – все предметы обихода были разграблены, а сам дом взорван. Восстановили имение лишь совсем недавно.

6 июня, в день 200-летия Пушкина, там открыт музей рода Гончаровых. К сожалению, пока можно будет посетить лишь один этаж особняка (на нем анфиладой располагались гостиная, столовая, “китайская” комната), на реконструкцию остальных двух Калужскому краеведческому музею просто не хватило денег…

Ольга РЫКОВА

P.S.

Благодарю за помощь в подготовке материала Калужское землячество и Калужский краеведческий музей.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте