search
Топ 10

Пройдя первое испытание – экзамены за курс неполной средней школы – и приняв решение учиться в десятом, наши “взрослые” ученики и не подозревают, что их ждут серьезные разочарования. С первых дней учебы они понимают, что объем знаний слишком велик, что не хватает времени сделать все домашние задания, да и память начинает подводить. В первую очередь “буксуют” гуманитарные дисциплины – литература и история.

Я решила бросить спасательный круг будущим десятиклассникам.

Начала с анкетирования. Вопросы придумала сама, исходя из того, что мне надо было знать для дальнейшей работы с ребятами. Вот некоторые из них:

1. Сколько времени в день вы тратите на чтение?

2. Ваша любимая книга?

3. Есть ли у вас дома библиотека?

4. Запоминаете ли сюжет и детали произведения?

5. Ведете ли читательский дневник?

Затем исследовала анкеты, разделила школьников на три группы (по 7-10 человек) и провела с ними собеседование. Цель собеседования – наладить контакт с классом и убедить ребят в том, что предмет “Литература” очень важен и изучать его надо умеючи.

Первая группа – читающие ребята. Они, как правило, хорошо успевают по всем предметам. Посоветовала им летом прочитать 3-4 романа – “Обломов”, “Отцы и дети”, “Что делать?”, “Война и мир”. Порекомендовала вести читательский дневник – он поможет потом заполнить основные сюжетные линии, расставить акценты, запомнить имена всех героев, даже второстепенных, легко восстановить в памяти нужные сцены, выделить портретные и детальные характеристики, фрагменты, посвященные воспоминаниям, или лирические отступления. Сказала ребятам о том, что необходимо делать закладки и пометки в тексте.

Во время изучения произведения десятиклассникам останется просмотреть записи и пролистать роман по закладкам. Подготовила их к тому, что в учебном году лучше читать вперед, опережая план.

Вторая группа учеников – так называемые “ленивые”. Их пугает книга даже в 300 страниц. Учатся они неровно. Этим ребятам я порекомендовала приобрести хрестоматии, справочники, где есть характеристики изучаемых произведений и литературных героев.

Третья группа – школьники, которые принципиально не открывают никогда художественных произведений, ограничиваясь учебником или сборником сочинений. Но работать с ними надо. Мне кажется, они должны заслужить свою тройку. Им я дала индивидуальные задания, настроила на серьезную работу в будущем году.

Елена Красова,

учитель литературы

Москва

Знакомая преподавательница (из “технарей”) рассказала мне, как она “проходила” в школе “Мертвые души”. Заучивали характеристики героев: Коробочка – скупая и глупая, Собакевич – кулак, Чичиков – тип нарождающегося капиталиста. Прошло много лет, она была где-то в командировке, ей в руки случайно попали “Мертвые души”, читать было нечего, взялась за гоголевскую поэму. Проглотила ее залпом с начала до конца – и удивилась: “Как же так? Почему эта замечательная книга в школе казалась мне такой скучной?”

Напомню, что есть две основные цели, сверхзадачи, обучения предмету “Литература” в средней школе:

1) научить детей читать и понимать художественный текст: видеть за текстом подтекст, видеть проблемы, поставленные писателем, образ автора, художественные детали и т.д. и т.п.;

2) увлечь литературой, приохотить к чтению.

Почему, осознавая первую цель и более-менее ее достигая, мы, как правило, игнорируем вторую, не менее, а может быть, и более важную? Ведь искусство влияет, развивает, воспитывает, только если мы его любим, если мы им увлечены, если мы не “проходим”, а читаем для своего удовольствия.

В нашей профессиональной деятельности нас подстерегают две опасности: опасность дилетантизма и опасность чрезмерного профессионализма. Преподавание на филологических факультетах университетов, естественно, делает упор на профессионализм, другими словами, на литературоведение. Литературоведение основано на анализе, разъятии, разложении художественного текста, без чего невозможно его глубокое понимание, и что, безусловно, обязан уметь делать специалист- филолог. Но почему-то, став филологами, мы забываем, что в школе мы готовим не “профессионалов”, а “любителей”. Очевидно, школьное преподавание должно отличаться от вузовского по своей сути. Но на самом деле принципиального отличия нет: это все то же литературоведение, но облегченное, не в лучшем смысле слова “популяризированное”. Парадокс, но, готовя – зачем-то! – из всех учеников средней школы мини-филологов, мы в итоге внушаем многим из них отвращение и к филологии, и к литературе. Впрочем, парадокс ли? А может быть, это естественный, неизбежный результат?

Неправильно ориентируя (вернее, дезориентируя) учителя в области целей преподавания, современные программы и учебники по литературе неизбежно допускают многочисленные “ляпы”. Зачем, скажем, изучать биографии писателей до знакомства с текстами этих писателей? Любой нормальный человек сначала читает произведение, если оно ему нравится, он может заинтересоваться и автором, его жизнью; если не нравится, то вряд ли биография этого “бумагомараки” заинтересует этого читателя: не все ли равно, где и когда он родился? Лучше б не рождался вовсе, не писал бы скучных книг… Но такая обыденная логика программам по литературе совершенно чужда.

К сожалению, наша педагогика пошла по ложному пути, пути неуместного наукообразия, ненужного и даже вредного в средней школе. И пока, увы, нет у нас, филологов, своего Неменского, который создал бы принципиально новую программу, способную ориентировать учителей литературы в нужном направлении.

Вадим СЛУЦКИЙ,

учитель литературы лицея # 1

Петрозаводск

Знакомая преподавательница (из “технарей”) рассказала мне, как она “проходила” в школе “Мертвые души”. Заучивали характеристики героев: Коробочка – скупая и глупая, Собакевич – кулак, Чичиков – тип нарождающегося капиталиста. Прошло много лет, она была где-то в командировке, ей в руки случайно попали “Мертвые души”, читать было нечего, взялась за гоголевскую поэму. Проглотила ее залпом с начала до конца – и удивилась: “Как же так? Почему эта замечательная книга в школе казалась мне такой скучной?”

Напомню, что есть две основные цели, сверхзадачи, обучения предмету “Литература” в средней школе:

1) научить детей читать и понимать художественный текст: видеть за текстом подтекст, видеть проблемы, поставленные писателем, образ автора, художественные детали и т.д. и т.п.;

2) увлечь литературой, приохотить к чтению.

Почему, осознавая первую цель и более-менее ее достигая, мы, как правило, игнорируем вторую, не менее, а может быть, и более важную? Ведь искусство влияет, развивает, воспитывает, только если мы его любим, если мы им увлечены, если мы не “проходим”, а читаем для своего удовольствия.

В нашей профессиональной деятельности нас подстерегают две опасности: опасность дилетантизма и опасность чрезмерного профессионализма. Преподавание на филологических факультетах университетов, естественно, делает упор на профессионализм, другими словами, на литературоведение. Литературоведение основано на анализе, разъятии, разложении художественного текста, без чего невозможно его глубокое понимание, и что, безусловно, обязан уметь делать специалист- филолог. Но почему-то, став филологами, мы забываем, что в школе мы готовим не “профессионалов”, а “любителей”. Очевидно, школьное преподавание должно отличаться от вузовского по своей сути. Но на самом деле принципиального отличия нет: это все то же литературоведение, но облегченное, не в лучшем смысле слова “популяризированное”. Парадокс, но, готовя – зачем-то! – из всех учеников средней школы мини-филологов, мы в итоге внушаем многим из них отвращение и к филологии, и к литературе. Впрочем, парадокс ли? А может быть, это естественный, неизбежный результат?

Неправильно ориентируя (вернее, дезориентируя) учителя в области целей преподавания, современные программы и учебники по литературе неизбежно допускают многочисленные “ляпы”. Зачем, скажем, изучать биографии писателей до знакомства с текстами этих писателей? Любой нормальный человек сначала читает произведение, если оно ему нравится, он может заинтересоваться и автором, его жизнью; если не нравится, то вряд ли биография этого “бумагомараки” заинтересует этого читателя: не все ли равно, где и когда он родился? Лучше б не рождался вовсе, не писал бы скучных книг… Но такая обыденная логика программам по литературе совершенно чужда.

К сожалению, наша педагогика пошла по ложному пути, пути неуместного наукообразия, ненужного и даже вредного в средней школе. И пока, увы, нет у нас, филологов, своего Неменского, который создал бы принципиально новую программу, способную ориентировать учителей литературы в нужном направлении.

Вадим СЛУЦКИЙ,

учитель литературы лицея # 1

Петрозаводск

Я веду уроки физики и применяю для закрепления изученного такую методику.

После объяснения нового материала предлагаю ребятам изучить соответствующий этому материалу текст учебника и одновременно в рабочих тетрадях записывать вопросы к узловым его моментам, которые важны для понимания темы. Могут возразить, что это то же самое, что составить план, но, во-первых, я вообще не произношу слово “план”, во-вторых, чисто психологически, кому же не ясно, что вопросы задавать “легко”, а план составить – это “ого!” как трудно. К заданию дети относятся с энтузиазмом, а это ведь помогает в любой работе.

При постоянном применении этого приема дети привыкают к нему, и работа не вызывает у них отторжения. К тому же она оценивается по качеству и ценности вопросов. Во время проверки домашнего задания я разрешаю пользоваться “вопросниками”, и таким образом ребята убеждаются, что от качества их вопросов зависит и качество ответов. Кроме того, можно дифференцировать задание, предложив более слабым ученикам составить блок “малых” (т.е. узких) вопросов, а средней и сильной части класса – блок “крупных” вопросов.

Для примера привожу блок вопросов к теме “Газовые законы”, 14 по учебнику “Физика-10” Г.Я.Мякишева и Б.Б.Буховцева.

Малый блок

Для чего можно использовать уравнение состояния идеального газа?

Какие изменения в газах называются изопроцессами?

Возможно ли на практике зафиксировать значение какого-либо параметра состояния газа?

Изотермический процесс

Какой процесс называется изотермическим?

Что такое термостат?

Произведение каких параметров газа постоянно в изотермическом процессе?

Как читается закон Бойля-Мариотта?

В каких пределах и для каких газов справедлив закон Бойля-Мариотта?

Как графически изображается эта зависимость? Как она называется?

Как располагаются изотермы различных температурных состояний газов и почему?

Привести примеры изотермических процессов из окружающей жизни.

А вот тот же самый материал в “крупных” вопросах.

Какое условие необходимо для осуществления изотермического процесса?

В чем суть закона Бойля-Мариотта?

В каких случаях справедлив закон Бойля-Мариотта?

В чем особенности расположения изотермы?

Какие примеры из жизни можно считать изотермическими?

Учитель, готовясь к уроку с применением этого метода, также составляет дифференцированные блоки вопросов. Несмотря на то, что формулировки вопросов учителя и детей в большинстве случаев не будут совпадать, по смыслу они должны быть близки. Добавлю еще и то, что в этой работе ученики развивают свои творческие способности.

Виталий МИХАЙЛОВ

с.Илюткино,

Нурлатский район,

Республика Татарстан

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте