Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Преподавателю необходимо владеть современными технологиями. Елена ГЕВОРКЯН, заместитель руководителя Рособрнадзора

Учительская газета, №14 от 4 апреля 2006. Читать номер
Автор:

Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки -главное на сегодня ведомство, стоящее на страже качества образования. Ведь именно оно проводит аттестацию и аккредитацию учебных заведений, а также их проверку. На вопросы о том, как сегодня складывается работа Рособрнадзора в этом направлении, отвечает заместитель руководителя Рособрнадзора Елена ГЕВОРКЯН.

– Елена Николаевна, что такое, на ваш взгляд, качество образования?

– Хороший вопрос, ведь именно качество образования определяет суть нашей работы. С одной стороны, качество – это в конечном итоге успешность выпускника, а успешность – возможность работать по профессии, полученной в вузе. Это основной критерий качества. Но, с другой стороны, есть масса показателей, которые должны это качество обеспечить. По существу, сегодня при оценке качества подготовки выпускника оцениваются и показатели, обеспечивающие его достижение.

– Сегодня нет четкого ответа на вопрос, что это за показатели. Когда вы проверяете вузы, на что вы обращаете внимание прежде всего?

– Разумеется, важнейшая составляющая качества – содержание образования, то есть то, чему учат студентов. Здесь в первую очередь должно соблюдаться высокое качество. Важно, кто и какими способами обеспечивает достижение наилучшего результата. Здесь много аспектов, и первый, необходимый для достижения высокого качества обучения, – это, конечно, преподаватель. Преподавателю просто необходимо владеть современными технологиями. Причем не только технологиями обучения, но, скажем, применительно к инженерным профессиям, производственными технологиями и так далее. То есть преподаватель все время должен работать над собой.

– А это реально в нынешних условиях, когда преподаватель вуза с его малой зарплатой имеет сразу несколько мест работы?

– Это самая большая проблема. У преподавателя чрезвычайно мало времени для самосовершенствования, к сожалению, он действительно вынужден преподавать в нескольких вузах, чтобы заработать деньги. Недавно я беседовала с ректором одного из московских юридических вузов, адвокатом, и на вопрос, почему он не оставляет свою профессиональную деятельность, получила ответ: «Дело не только в деньгах, для меня очень важно все время быть в теме, чтобы не отстать от процессов, которые идут». Но это сегодня большая редкость, обычно преподаватели ограничиваются работой в вузах.

– Согласитесь, что адвокатам легче, чем преподавателям технических вузов. Раньше были связи с реальным производством, хоздоговорные отношения, и все то новое, что было в вузе, поступало на предприятия, а то, что было на производстве, попадало в вузы. Теперь предприятия обходятся без преподавателей вузов, и у тех нет возможности повысить квалификацию применительно к развитию техники и технологии.

– Вы правы, это серьезная проблема. Если раньше преподаватель работал с предприятием, например, выполняя научную тему по хоздоговору, приходя в лабораторию, студент волей-неволей втягивался в этот процесс. Почему работодатели сегодня говорят: вы готовите нам не тех специалистов! Потому что в определенной степени прервалась связь преподавателей с производством. Формируя содержание образования, мы предлагаем привлекать к этому процессу работодателей. Но как их привлечь, пригласить: придите и скажите, что вам нужно. Одним визитом и одним разговором не обойтись, нужна крепкая долговременная связь, чтобы профессор или доцент был постоянно в процессе этого производства, тогда станет понятно, какие изменения им надо внести в содержание своих курсов.

– Тем более что сами работодатели не знают, кто им нужен сегодня, а главное, кто им потребуется завтра, не умеют работать на перспективу в кадровом обеспечении. Между тем профессура ведущих вузов, зная тенденции развития того или иного направления экономики, могла бы подсказать работодателям, какие специалисты потребуются им в будущем. Такая ситуация влияет на качество обучения?

– Безусловно. Образование должно на несколько шагов опережать производственников, пользуясь знаниями и возможностями своих высококвалифицированных преподавателей. Я знаю экономические вузы, где проходит постоянная аттестация преподавателей, и, если в курс лекций не включены последние сведения, которые появились в публикациях ведущих мировых ученых, они аттестацию не пройдут. Сейчас невозможно сказать, что такая информация преподавателю недоступна из-за отсутствия в библиотеке свежей литературы. Традиционная культура общения с книгой, к сожалению, уже пропадает. Многие работают в режиме выхода в интернет, а там сегодня можно найти самые последние публикации. Проблема в том, что, во-первых, этого от большинства преподавателей не требуют, а во-вторых, у преподавателя на это просто нет времени.

– Несколько лет назад тогдашнее НИИ высшей школы сделало прогноз спроса на специалистов с высшим образованием на следующие 15 лет. Когда вы проверяете вузы, вы учитываете этот прогноз?

– Нет. Скажу криминальную для чиновника фразу: нынешняя система аттестации и аккредитации выстроена не совсем правильно – для того, чтобы учитывать то, что будет в будущем, надо понять, какая у вуза миссия, как она прописана в конкретных показателях, которые будут изменяться в течение следующих пяти лет. При аттестации и государственной аккредитации оценивается сегодняшнее состояние вуза, на основании чего доверяется ему выдача государственных дипломов об образовании в течение последующих пяти лет. При этом не оценивается перспектива: останется ли вуз таким же и на том же уровне, что и сейчас, или будет следовать новым направлениям в технике, технологии и так далее, или он будет менять качество обучения в лучшую сторону. Поэтому при проведении госаккредитации необходимо рассматривать определенную самим вузом перспективу развития. Через пять лет Аккредитационная коллегия Рособрнадзора сможет оценить достижение вузом поставленных целей. Если цели достигнуты, можно вновь высказать доверие на выдачу государственных документов об образовании, если не достигнуты, есть повод для выяснения причин, по которым этого не произошло. Я не говорю о том, что надо заниматься бесконечным повышением всех показателей деятельности. Например, 60 процентов преподавателей вузов имеют ученые степени и звания. Вероятно, нет необходимости увеличивать их количество, потому что на кафедрах должны быть и ассистенты, и просто преподаватели, и старшие преподаватели, и так далее. Но есть масса других вещей, например, по содержанию образования или направленности научных исследований. Не все можно выразить в формальных показателях, которые оцениваются в цифрах. Хорошая экспертная оценка миссии вуза, если это когда-нибудь будет достигнуто, позволит настроить вузы на более четкое определение своих целей и задач. На одной из аккредитационных коллегий обсуждался вопрос об аккредитации очень солидного московского технического университета, которому вполне могло быть отказано в государственной аккредитации. А причина была следующая: по пяти формальным показателям, характеризующим научную деятельность, вуз «завалился» (всего для государственной аккредитации установлено 13 показателей). Кроме того, в течение пяти лет не прослеживалось никакой динамики в развитии, все показатели остались на одном и том же уровне. При этом за последние пять-шесть лет число нетрадиционных для вуза специальностей (тут и бухучет, и финансы, и менеджмент, и так далее) сравнялось с числом традиционных технических специальностей. Если анализировать состояние дел по техническим специальностям, то там все нормально, а если раскидывать показатели на весь вуз, включая новые специальности, то следует вывод, что вуз совершенно не развивается. Вероятно, ученому совету следовало более внимательно отнестись к открытию в вузе новых специальностей, просчитать все возможные плюсы, минусы, риски.

– Но новые непрофильные специальности были нужны вузам, чтобы выжить.

– Это очевидно, но вот передо мной результаты тестирования студентов другого технического университета, которое было проведено в ходе его комплексной проверки. Результаты «заваливаются» по таким специальностям, как менеджмент, бухучет, аудит. Хочу пригласить ректора и спросить его: зачем вам все это нужно, ведь в результате половина специальностей не пройдет государственную аккредитацию. Может быть, пора задуматься над тем, что зарабатывать деньги можно не только на коммерческом приеме, но и на выполнении научных исследований. Время, когда экономические и юридические специальности были прибыльными, уходит.

– А как же быть с теми филиалами тех же технических вузов, которые готовят исключительно по этим прибыльным специальностям?

– И филиалы становятся все менее прибыльными. Для того чтобы как следует выстраивать работу филиала и добиваться того же качества образования, что и в вузе, нужно затратить достаточно много средств. Вряд ли при больших затратах они могут быть прибыльными, если только там не запредельная стоимость обучения.

– То, о чем вы говорите, означает, что у контроля появляется совсем иная функция, вы начинаете подталкивать вузы к каким-то управленческим решениям, меняющим содержание их работы, и становитесь больше, чем просто орган контроля или надзора?

– Абсолютно верно. Наши функции сегодня очень похожи на функции прокуратуры: проверяем и направляем предписания об исправлении обнаруженных недостатков или нарушений. Соответствуешь требованиям, даем лицензию или свидетельство о государственной аккредитации, не соответствуешь, не даем. Все это, конечно, остается, но плюс к тому есть попытки, проверяя, еще и предупредить возможные нарушения, и подсказать, как должна строиться работа, чтобы вуз успешно развивался.

Дело в том, что, по моему мнению, принимаемые после проверок управленческие решения должны быть ориентированы на развитие, выстраивание новых образовательных траекторий, повышение качества работы вуза. Если этого не будет, то и сама служба может стать вузам малоинтересной. И то, что расширяется спектр нашей работы, можно отнести к повышению качества на этот раз деятельности самой службы. Мне кажется, должно быть так – спрашивая с других, нельзя не спрашивать по самому строгому счету и с самих себя.

– Елена Николаевна, а в чисто проверочной деятельности объем работы тоже расширяется? Если да, то как?

– Действительно, объем работ увеличивается. В частности, расширяется спектр вопросов, которые рассматриваются, например, во время проведения региональных проверок. Совсем недавно завершена такая проверка в Ульяновской области. Если раньше мы проверяли качество образования в вузах и филиалах по специальностям в области экономики, управления и права, то теперь проверяем и другие специальности, соблюдение законодательства при приеме в высшие учебные заведения, а также деятельность представительств. Впервые работа представительств вузов проверена в Ульяновской области. Это совершенно другой пласт, в котором образовательная деятельность ведется бесконтрольно. Здесь уже не филиал, которому должна выдаться лицензия, а потом контролироваться выполнение лицензионных требований. В Типовом положении о вузе есть лукавая запись о том, что на материальной базе представительства могут проводиться консультации и промежуточная аттестация для студентов-заочников силами штатных преподавателей вузов. Но проведение консультаций и промежуточной аттестации – это часть образовательного процесса. То есть, мирясь с существованием представительств, мы фактически разрешаем им вести учебный процесс, и все это понимают. В результате преподаватели работают со студентами на нелицензированных площадях, где-то есть библиотеки, компьютерные классы, преподаватели читают установочные лекции, проводят консультации. Но все это происходит без лицензии, потому что по положению она представительству не нужна. Далеко не всегда в этой деятельности участвуют штатные преподаватели вуза. Чаще всего это совместители или аспиранты, а иногда и преподаватели местных техникумов, ПТУ, школ. Есть примеры проведения в представительствах итоговой аттестации выпускников. То есть за все время обучения студент-заочник может так и не встретиться с преподавателем из базового вуза.

– Явно или неявно, но ухудшение качества образования при работе представительств налицо?

– Конечно, я думаю, это надо прекращать. Из 38 представительств, проверенных в Ульяновской области, Аккредитационная коллегия Рособрнадзора рекомендовала направить вузам предписания о закрытии 19 представительств. Часто наши оппоненты говорят, что Рособрнадзор не стоит на пути развития дистанционных форм обучения. Это неверная трактовка предъявляемых Рособрнадзором требований. Дистанционные формы обучения и в самом деле открывают новые возможности для получения образования, делая его более доступным. Студент имеет возможность получить консультацию, не выезжая в вуз, расширяется информационное пространство. Поэтому, когда мы говорим, что есть необходимость внесения изменений в Типовое положение о вузе в части запрещения проведений консультаций на базе представительств, имеется в виду, что необходимо разработать другие условия лицензирования для филиалов, которые реализуют дистанционные образовательные технологии. Это другая модель обучения, но и здесь условия получения образования и его качества должны быть под контролем.

– Что в вашей работе в последнее время вас если не потрясло, но во всяком случае удивило?

– Появление вузов, которые дают недостоверные сведения о своей работе. По этому поводу в ближайшее время Рособрнадзору предстоит пройти через судебные процессы по лишению трех вузов лицензий на право ведения образовательной деятельности.

– А что самое трудное в работе?

– Трудней всего оказалось внедрить в сознание некоторых руководителей вузов, что для достижения высокого качества подготовки специалистов нужна новая система управления, основанная на современных информационных технологиях. Когда приезжаешь в вуз и видишь, что система управления выстроена по старинке, нет связей с работодателями, неизвестны их претензии, вузу неинтересно, куда трудоустраивается его выпускник, – это скучно и рутинно. Группой вузовских ученых разработана типовая модель менеджмента в вузе. Служба этот проект курировала, хотя это тоже вроде бы не входит в ее обязанности. Теперь важно подготовить экспертов, способных помочь вузам во внедрении систем качества и их оценке. При наличии системы качества возникает необходимость кардинальным образом перестроить методы оценки деятельности вуза. Вероятно, отпадет необходимость в работе комиссии по внешней экспертизе в традиционной форме, зато предстоит больше работать с вузовскими материалами по самооценке, а в период внешней экспертизы оценивать работу по ключевым моментам: отзывам работодателей, успешности выпускников, их карьерному росту.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту