Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Право. Факультатив. Если индивид не растворяется в обществе

Учительская газета, №8 от 2 марта 2004. Читать номер
Автор:

Современное видение прав человека связано с их представлением в качестве важной составляющей мировоззрения гуманизма. Гуманистические идеалы – важный ориентир в экстремальных ситуациях. Когда рушатся привычные связи, они возвращают человеческий ум в мир простых и проверенных истин, помогают личности самоопределиться и противостоять социальным катаклизмам.

Гуманизм сегодняшний не обоготворяет человека, не ставит в центр Вселенной, четко различает его двойственный образ – альтруистический и эгоистический, знает, что человек одновременно добр и миролюбив, агрессивен и конфликтен. Гуманизм, представляя весь клубок противоречий духа и материи, души и тела, культуры и природы, имеет цель помочь человеку, но не жалеющей сострадательностью, а человечностью исходного доверия. Главная задача гуманистической идеологии – сохранить человека, а это означает необходимость развивать личность и обустраивать социальный, политический, экономический, экологический, этический, правовой и т.п. мир вокруг нее, используя для этого разные средства, в том числе и возможности прав человека.

Антропологический аспект прав человека. Отказ от идеи человека, идеи гуманизма влечет за собой обвал известного человечеству мироздания, всех опирающихся на него общечеловеческих ценностей. Права человека выступают тем аспектом гуманизма, что встали на пути, преграждающем подобную мутацию сознания и деятельности, они оберегают каждого отдельного человека и все человечество в целом.

Права человека защищают индивида с точки зрения его физического бытия. Человек есть существо биофизическое, натуралистическое, телесное, он имеет общее с биосферой природное начало, поэтому его первичные материальные (биофизические) потребности являются необходимым минимумом и условием витальности. Эта сторона его жизни требует повседневной заботы. Она и получила соответствующее отражение в каталоге прав, например в праве на жизнь, личную неприкосновенность, достойный уровень жизни, на защиту от голода и нужды, охрану здоровья, а социально обездоленным – на материальную помощь и т.д.

Права человека защищают индивида социально. Человек как существо общественное приобщен к социальным связям и конвенциям, поэтому он вынужден подчиняться общим нормам и гражданскому порядку. В таком качестве он становится личностью и гражданином, а следовательно, сам является условием устойчивости общественного организма. Диалектика общего и отдельного в природе человека находит свое выражение, с одной стороны, в наделении его гражданскими, политическими и социальными правами, а с другой – учитывая индивидуальность и притязания на сферу неприкосновенного бытия, в которой каждый был бы огражден от социального дидакта, признает право на частную жизнь, свободу мысли, совести, привязанностей, образа жизни и т.д.

Права человека стоят на страже духовной ипостаси личности. Как духовная сущность человек есть творец, созидающий себя и преобразующий мир (универсум) вокруг себя. Духовное творчество – отличительная черта «самости» человека, выделяющая его из природного мира и индивидуализирующая его в мире социальном. Духовность выражается в обретении личностью некой дополнительной силы для постижения смысла жизни, истоков и границ сущего. Творчество требует от творца высокой самодисциплины и постоянной жертвенности. В творчестве индивид самоосуществляется как личность, противостоящая повседневности. Право на культурную самобытность, на свободу мысли, совести, вероисповедания, право на творчество, свободный выбор нравственных, эстетических, иных ценностей, право на производство, тиражирование и распространение культурных и других ценностей и благ и т.п. опредмечивают духовную сторону существования человека.

Современный антропологический подход оценки человека выходит далеко за рамки его земного бытия и ориентирует на учет его космологических связей. Человек сегодня рассматривается как космопланетарное существо, как активный агент ноосферного развития. Уникальность феномена человека проявляется в его встроенности в универсальную организованность жизни Космоса в целом. Человек, считал В.Вернадский, благодаря наличию у него разума существенно расширяет «растекание жизни», ее «всюдность» и вселенскость. В ноосфере как области разума человек представлен в нравственном единстве с Человечеством и Вселенной. Поэтому переход к ноосферному существованию, т.е. переход от эпохи стихийного развития как чисто природной, биологической организации к творческому, созидательному бытию связан со становлением единого Разумного человечества.

Измерение человека как субъекта эволюции Земли и Космоса, как источника сохранения или уничтожения Жизни и Вселенной существенно раздвигает границы задач сбережения и развития личности, воспитания информационного и духовно-нравственного индивида, закладывает в содержание прав человека универсалистские, а не только политические или юридические, перспективы.

Потребности как нужда человека в чем-то должны носить с точки зрения общества рациональный характер, а их удовлетворение – способствовать всестороннему развитию личности, его физической, социальной, духовной сфере, при этом не наносить вреда другим людям, обществу, среде обитания. Потребности определяют мотивацию и притязания индивида, однако далеко не все из них объективно необходимы и могут быть удовлетворены на том или ином этапе развития общества.

Права человека должны выступать носителями всех актуальных потребностей индивида, «прокладывать дорогу» их осуществлению. В противном случае развитие личности будет стопориться.

Индивидуалистические и коллективистические начала в правах человека. Современный гуманизм наделяет права гармонией частного и общественного, личного и коллективного. Рассматриваемые прежде как взаимоисключающие начала, сегодня, с синергийных позиций, они постулируются как взаимодополняющие характеристики единого феномена прав человека, в котором имеет место «маятниковый перенос акцентов в ту и другую сторону».

По этому поводу истории известны две крайние точки зрения, которые спровоцировали конфликт и размежевание двух типов правочеловеческой защиты. Первая выступала с защитой преимущественно индивидуалистических начал (западный подход), вторая представляла права в облике следствий решения общественных задач (социалистические, солидаристские учения).

Западная (классическая) модель прав человека возникла и развивалась на постулатах индивидуализма, требовавшего от человека для его же блага проявления особых личностных качеств (самостоятельности, обособленности, дистанцированности от окружающих, опоры и надежды лишь на себя, увлеченности собственными успехами и достижениями и т.д.), а также создания особых общественных институтов, способствовавших такому проявлению личности.

Радикально индивидуалистические учения о правах человека замкнуты на индивиде, они отличаются обособленческими акцентами, обращаются к далеко не лучшим качествам человеческой натуры – эгоизму, своеволию, отчужденности, безразличию к окружающим и т.д. (хотя индивидуализм равным образом может проявиться и в альтруизме). Противники идеи прав человека в своих аргументах против их существования оперируют именно такой интерпретацией. Они видят в правах только стремление максимально удовлетворить ненасытные индивидуальные интересы, желание всегда и всюду сполна получить свое, до предела расширить границы свободы и личного усмотрения. Отсюда для усиления своей аргументации они ставят вопрос: если человеческий эгоизм получит юридическое закрепление, то не будет ли в жизни легализован принцип «войны каждого против всех»?

Представляется, что эта точка зрения не имеет отношения к правам человека как гуманистической идеи, поскольку подменяет исходные посылки – доводит тезис о личной свободе и независимости субъекта до той крайности, что фактически оправдывает любое поведение и позволяет аморальные поступки. Права человека же выдвигают цели защиты человеческого в человеке, они вносят свою лепту в дело самореализации индивида как существа нравственно ответственного. Не все, на что способен человек, он может делать. Постижение истинной природы человека обозначили и цели прав человека: «Все сущее существует таким, каким оно создано и каким должно оставаться согласно подлинной своей природе». Поэтому идея прав человека поддерживает и защищает индивида так, чтобы тот продолжал оставаться самим собой, удерживал и сохранял свою изначальную сущность.

Права человека пытаются доказать значимость человека и человеческого в нашем часто бесчеловечном мире. Попытка отождествить права человека с радикальным индивидуализмом есть подмена понятий, она девальвирует гуманистический смысл прав, подрывает веру в человека. Индивидуализация, отождествляемая с эгоизмом (личным или групповым), ведет к потере личностью своих социальных функций.

К правам человека имеет отношение другой вариант индивидуализма, более умеренный – демократический, реализующий принцип «разумного эгоизма» как естественную заботу о самом себе. Такая модель полагает, что каждый человек обладает чувством собственной значимости, и это сказывается на позиции личной ответственности за свои творения и дела. Считается, что каждому присуще осознание своего достоинства, и это приучает считаться с интересами других людей, признавать их достоинство, осознавать равенство прав всех членов общества.

Демократический индивидуализм утверждает, что лицо, с одной стороны, имеет самостоятельное существование помимо общества, а с другой – является краеугольным камнем всего общественного здания, поэтому началом всякого человеческого союза непременно выступает индивид, без него нет ни общества, ни общественных отношений. Таким образом, демократический индивидуализм пытается пластично соединить интересы личности с интересами социума, но безусловное превосходство все-таки отдает человеку.

Противоположный западному индивидуализму коллективистский взгляд на проблему прав человека находил и находит большее понимание в неевропейском мире, выдвигающем лозунг защиты прав народов и социальных общностей наряду и параллельно с защитой индивидуальных прав. Гарантируя всем общие права, коллективизму не интересен отдельный человек, равенство одинаковых лиц ему предпочтительнее свободы и индивидуальности. Обеспечение личных прав оказывается «побочным» результатом торжества общего, индивид становится в лучшем случае бенефициарием, «вторичной» целью, а иной раз и средством достижения блага для всех. Этот проект предпочитает приоритетным защиту коллективных прав.

Однако в нем кроется серьезная опасность для отдельного человека и его прав, которую ярко продемонстрировала на практике политическая система стран социализма в XX столетии: там, где интересы какой-либо общности ставятся выше интересов индивида, эта общность в конце концов подавляет входящих в нее людей, и в перспективе воцаряется общее бесправие. Поэтому коллективистская модель прав человека как единственная весьма проблематична, так как содержит потенциальную угрозу «растворения» индивидуального в общем. А это чревато перерождением в любые формы тотальности, при которых вопрос о человеке и его индивидуальных правах вообще не стоит.

Антитезой и индивидуализму, и коллективизму выступает персоналистский подход (социальный либерализм, солидаризм, коммунитаризм). Он предполагает, что интересы личности являются более значимой ценностью, чем общественные, но высший личный интерес гармоничен (не идентичен, но сбалансирован) с общим благом. Персонализм возможен в обществе, в котором человеческая личность призвана быть основным субъектом общественных процессов, что, следовательно, предупреждает и возникновение атомарности общества. Сложный и взаимозависимый характер отношений между обществом и личностью заставляет последнюю выдвигать свои притязания так, чтобы они были солидаризированы и взаимоувязаны с интересами других людей. В персоналистском обществе имеет место ответственность и взаимная поддержка индивидов и социальных групп, государственное регулирование сочетается с саморегулированием. Независимость личности имеют жесткие социальные пределы и самоограничивается. Происходит тщательная сбалансированность личных интересов с общим благом. В основе индивидуальных прав лежит «новое золотое правило»: уважай и поддерживай нравственный порядок в обществе, если хочешь, чтобы общество уважало твою независимость.

Персоналистский вариант прав человека признает равновесность интересов общества и личности, он предлагает более гибко относиться к оценке значимости индивидуальных или общественных потребностей при тех или иных обстоятельствах, ориентирует на гармонию, консенсус для сбалансированного удовлетворения тех и других. Ведь индивид – носитель не только обособленного, он уникален, но и универсален в смысле воплощения социальности, его личные интересы и потребности по многим параметрам идентичны общим. Поэтому в правах человека оба начала – индивидуальное и коллективное – должны получать отражение связанности и соразмерности.

Права человека как философско-гуманистическое понятие. Гуманизм как течение общественной мысли определился в эпоху Возрождения и выдвинул ряд тезисов, отправных для понимания и обоснования прав человека в качестве философского концепта. Прежде всего им было заявлено, что человек является целью общественного развития, а благо человека есть критерий оценки социальных институтов, их организации и деятельности; утверждение в общественных отношениях свободы, равенства и солидарности обеспечит выживание человека и человеческого сообщества в целом.

Гуманизм раскрыл сущность человека под углом зрения ценности каждой человеческой личности, тем самым обозначив и высшие гуманистические ценности:

каждое человеческое существо есть самодостаточное бытие, и в этом его достоинство;

достоинство как фиксация исключительных качеств человека перед другими известными разумными существами определяется наличием только у него разума, нравственности, совести и духовности;

естественным выражением достоинства человека является его свобода;

поскольку достоинство одинаково присуще каждому человеческому существу, то все люди равны в своей свободе;

входя в общение с себе подобными, человек не может отрицать свободу других, иначе он отрицал бы свою собственную сущность и свою свободу, отсюда рождается обязанность взаимного признания и уважения достоинства и свободы других людей – эта обязанность является собственным законом личности, а не внешним обстоятельством, извне навязанным личности; формальным выражением свободы, равно признаваемой за всеми, является закон, в котором закрепляется равная мера свободы каждого, поскольку равное пользование свободой возможно лишь при равном ограничении ее;

общение и взаимное признание не исчерпываются только взаимоограничением, сообщество требует объединения общих усилий и взаимопомощи для взаимовосполнения каждой личности, т.е. единства и солидарности людей.

Мировоззренческие установки гуманизма позволяют представить права человека в качестве одной из форм своего воплощения. Его положения, относящиеся к правам человека, манифестируют следующее:

1. Все люди свободны, и никто не вправе отчуждать их права, выражающие эту свободу. Свобода есть возможность делать все, что не приносит вреда другому.

2. Свобода не может быть абсолютной, поскольку она принадлежит каждому, а люди живут в сообществе. Ограничение свободы необходимо для наиболее полного и широкого обладания ею всеми. Взаимное признание свободы влечет за собой взаимный отказ от части свободы, что вознаграждается гарантированной мерой свободы. Границы свободы, или равная мера свободы, признаются за каждым как его неприкосновенная сущность и закрепляются законом в качестве субъективного права. Отказ от части свободы оказывается взаимно выгодным. Свобода, подчиненная закону, становится правом.

3. Признание одинаково установленной для всех меры свободы предполагает наличие обязанностей воздерживаться от всего того, что ограничивает неотъемлемую меру свободы каждого. Отсюда – нет свободы без равного ее ограничения, нет прав без обязанностей.

4. Поскольку свобода и равенство – имманентная сущность человека, то они являются первичными, собственно прирожденными правами человека, а все остальные права производны от них.

5. Свобода и равенство как первоначальные и имеющие естественное происхождение права неизменны в качестве юридического принципа. Но их конкретно-историческое воплощение варьируется в зависимости от общественных отношений, принятых в тех или иных социокультурных общностях. Поэтому позитивный каталог прав человека в каждом государстве выражает разный объем свободы и равенства. Пока людей разделяют государственные границы, будут существовать и законодательные различия в системе прав человека.

В таком виде права человека выступают философско-гуманистической категорией и символизируют идеалы свободы, равенства и солидарности. Их задача – восстановить в человеке человеческое, освободив от рабства и самоотчуждения, обратить себя к себе и собственному познанию. Их формальное юридическое провозглашение необходимо для того, чтобы люди получили практические средства осуществления ценностей свободы, равенства и солидарности, научились ими пользоваться и защищать.

Признание человека свободным лицом, утверждение в каждом индивиде человеческой личности являются величайшим шагом в историческом движении гражданской жизни, человеку возвращается то, что лежит в самой глубине его природы.

Людмила ГЛУХАРЕВА, кандидат юридических наук


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту