search
Топ 10
День славянской письменности и культуры посвящен создателям азбуки – братьям Кириллу и Мефодию Последняя рабочая неделя мая станет одной из самых холодных за 74 года: в Москве возможен снег Все живы: из московского детского садика сбежали трое шестилеток Стильно, модно, молодежно: учителя одной из школ Красноярска «зачитали» рэп вместо скучных речей 19 человек удалили с экзамена в первый день сдачи ЕГЭ Какие факторы из детства приводят к проблемам в зрелые годы и одинокой старости – узнал эксперт Минпросвещения: отказ от Болонской системы и переход на специалитет усилит подготовку учителей День филолога, который отмечают 25 мая, напомнит о любви к слову и красоте родной речи Точка дымления: какое масло нельзя использовать для жарки В Самаре завершился XXX фестиваль: в орбиту Студвесны были вовлечены все жители региона

Пиар на костях?

Прошедший год был для моего города юбилейным. Плакаты с цифрой «800» до сих пор висят на его главных магистралях и площадях. Но пышное 800‑летие не стало праздником для самих нижегородцев. Всю весну и лето горожане терпели неудобства от повсеместно идущих масштабных «благоустроительных» работ. Тоску наводил вид развороченных скверов, парков, спиленных деревьев, взрытых дорог и многочисленных огороженных синими заборами пространств, слух резал рев тяжелой техники. Воздух портила густая строительная пыль, в знойные летние дни она тяжелым облаком висела над центром города. Повезло тому, кто смог провести каникулы за городом, это было спасением…

Вера КОСТРОВА

В середине августа нижегородская власть провела юбилейные торжества для самых высоких гостей, отчиталась за распиленные (прошу прощения – за освоенные) средства и провела мощную пиар-кампанию с целью привлечения в регион туристического потока. Надо отдать должное: акция по пусканию пыли в глаза вполне удалась нижегородским властям. Фестиваль «Столица закатов», концерты эстрадных звезд и фейерверки на набережной каждый выходной, приглашение в город самых дорогих блогеров унесли львиную долю регионального бюджета, но власть гордилась своим успехом на федеральном уровне.

Благодаря проплаченным роликам на главных телеканалах турист в Нижний буквально повалил. Посмотреть на юбилейное преображение Нижнего Новгорода осенью и зимой приезжали множество гостей. Их встречали чересчур яркая, бьющая по глазам иллюминация и несколько подготовленных арт- и туробъектов, в числе которых непременная канатная дорога вкупе с новым колесом обозрения, кремль с колокольней, парк «Швейцария» с сильно прореженными деревьями и пара старинных, но заново мощеных, точнее покрытых новой брусчаткой (ее меняют каждый почти год), улиц.

Я не знаю, какие впечатления увозили из города туристы, но знаю, что по поводу минувшего празднества думали простые (как у нас принято называть трудящихся, платящих налоги) нижегородцы.

Большинство горожан испытывали испанский стыд за действия власти. За то, что руководство, на каждом углу декларировавшее принцип «быть, а не казаться», всеми своими поступками доказывала обратное: быть совершенно не важно, важно казаться, пиариться, производить впечатление.

Мегапроект «Школа 800», включающий в себя три учебных корпуса и одно здание для дополнительного образования в разных районах города, так и не реализован. Здания банально не достроили, хотя обещали открыть к 1 сентября 2021 года. Почему не ввели в эксплуатацию? Денег не хватило. Ремонт городского Дворца детского творчества (бывшего Дворца пионеров) тоже не завершен, хотя кружковцам и их родителям было обещано, что они уже в конце ноября 2021 года войдут в обновленное здание. Пока же конца и края реновации не видно, и дети вместе с педагогами продолжают заниматься на разных площадках в других муниципальных учреждениях. Это всем неудобно, но ничего не поделаешь. Блистать перед туристами власть считает более целесообразным.

Но все это еще полбеды. Терпели люди год без Дворца детского творчества, еще потерпят. Учились в старых, середины прошлого века, школьных зданиях десятилетиями, еще поучатся.

Настоящая беда пришла в начале декабря. Девочка Ева, больная редким генетическим заболеванием, умерла в областной больнице, не дождавшись жизненно необходимого лекарства. Потому что Министерство здравоохранения Нижегородской области вовремя его не закупило (или не оформило покупку). Могло и должно было купить, но не успело, не приняло во внимание нужду отдельной семьи. Разные, понимаете ли, бывают обстоятельства.

И вот тут терпение начало покидать нижегородскую общественность. После внезапной смерти ребенка жители припомнили власти все: и ежедневные салюты, и бесконечно обновляемую брусчатку, и концерты звезд, и огромное количество дорогих воткнутых в землю крупномерных деревьев, засохших летом без полива. Люди все припомнили и не простили слез семьи Евы ни министру здравоохранения, ни губернатору, сделавшим ставку не на жизнь людей, а на собственный пиар. Активисты стали собирать подписи за отставку лиц, виновных в гибели девочки, кампания по сбору подписей не завершена, она лишь набирает обороты.

А тут еще Росстат подкинул дровишек. По данным официальной статистики, в минувшем 2021 году в Нижегородской области на 20 процентов по сравнению с 2020 годом возросла смертность и на 5 процентов по сравнению с тем же периодом упала рождаемость. Регион потерял 58 тысяч человек, в это число входят и дети, погибшие по разным причинам, в том числе трагическим. Это лишь умершие. А сколько еще нижегородцев уехало в поисках лучшей жизни (эту категорию пока не сосчитали), но перепись, пусть даже с скорректированными данными, покажет, как быстро область теряет жителей, вымирает.

Юбилеи проводятся не для жителей городов и областей. Это один из узаконенных способов самоутверждения власти на разных уровнях и удобное орудие распила бюджетных средств, теперь ни у кого из нижегородцев нет в этом сомнения. Может, у кого-то были иллюзии, теперь их нет.

И еще одно дополнение вместо послесловия к сказанному. В мае я была на одном официальном показушном мероприятии. Меня позвали как журналиста, чтобы я осветила его в прессе. На мероприятии присутствовало руководство регионального образовательного ведомства, оно широко улыбалось, давало интервью, отвечало на вопросы «по теме». А в это же время, ровно в этот же момент, в лесополосе недалеко от города маньяк-рецидивист, выпущенный из тюрьмы по УДО, жестоко расправлялся с маленькой девочкой, школьницей, которая добиралась от места учебы до дома не на школьном автобусе, а на обычном, рейсовом. Потому что школу, расположенную в месте ее проживания, несколько лет назад закрыли по оптимизации, а автобуса для подвоза к новой, укрупненной школе не предусмотрели в бюджете. Не на что его было приобрести. Да и зачем покупать? Недалеко же, сами дети доедут…

…Мама не могла встречать девочку на остановке, она работает воспитателем в детсаду, папа в тот момент был далеко, на заработках вахтовым методом. День был весенний, солнечный. Девочка была одна…

Все, кто знал ее, плакали навзрыд, шокированные страшными новостями. Плакали незнакомые, далекие люди. Я после этого не могла писать больше ни об одном официальном мероприятии, потому что до сих пор чувствую в произошедшей трагедии и свою вину.

Не знаю, что ощущали чиновники и руководители ведомств. Но могу с горечью сказать, что та трагедия их ничему не научила. Они продолжают выбирать «казаться», а не «быть», пиар, а не жизнь человека. И от этого страшно и горько.

Вера КОСТРОВА, Нижегородская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте