Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Успешный старт

«Педагогический старт»-2020

УГ - Москва, №02 от 12 января 2021. Читать номер
Автор:

Московская городская организация Общероссийского профсоюза образования и «Учительская газета-Москва» подвели итоги конкурса творческих работ среди молодых педагогов «Педагогический старт»-2020. О его результатах можно прочитать в «Учительской газете-Москва» №51 за 22 декабря 2020 года. Там же мы начали публикации эссе конкурсантов.

 

Временный дистант или время для дистанта?

Протокол судебного заседания по делу №1-55/2020 г.

5 сентября 2020 года.

Заседание открыто в 10.00.

Заседание закрыто в 11.00.

 

Судья: Слушается дело «Стабильность против Дистанции». Подозреваемая: Удаленная Дистанция Мартовна. Сторона обвинения: Традиционная Школа Васильевна. Подозреваемая обвиняется в несогласованном захвате традиционных методов обучения. Подсудимая, вам понятно, в чем вас обвиняют?

Дистанция Мартовна: Да.

Судья: Вы отказались от предоставленного судом адвоката?

Дистанция Мартовна: Верно, ваша честь. Мне под силу выступить в свою защиту самостоятельно.

Судья: Слово предоставляется представителю стороны обвинения.

Прокурор: Спасибо, ваша честь. Весной этого года, воспользовавшись эпидемиологической обстановкой, подозреваемая внедрилась в школьную программу и провела противоправные действия. Были нарушены режимы плановой работы, график работы персонала. Индекс присутствия учеников на занятиях упал на 60 пунктов! Профессиональные кадры стали терять контроль над ситуацией и были вынуждены подстроиться под текущие реалии, чего и добивалась подсудимая. Спустя несколько недель после внедрения результаты действий Дистанции Мартовны стали заметны на всей вертикали управления образованием. Поэтому мы требуем привлечь к ответственности сего субъекта противоправных действий.

Судья: Слово предоставляется обвиняемой.

Дистанция Мартовна: Спасибо, ваша честь. Хочу заявить коллегии, присяжным о том, что своей вины не признаю, но от своих действий не отказываюсь. Не стоит думать, что мои шаги были спонтанными, а изменения, вносимые в процесс обучения, – неконтролируемыми. Напротив, я свои планы вынашивала давно. И, прошу заметить, не только я. Огромное множество моих активистов создали центр, в котором координируют свои действия и уже несколько лет продвигают наши идеи в рядах педагогов и руководства. Но мы всегда упирались в финансовый барьер, постоянно сталкивались с нежеланием более опытных преподавателей кардинально менять процесс обучения. А ведь любой процесс, в который не вносятся изменения, соответствующие времени, обречен на стагнацию.

Прокурор: Возражаю, ваша честь. Стабильное образование ­- наша гордость, доставшаяся нам от страны, чье образование по праву считалось одним из лучших в мире. Проведя такие глобальные разрушения фундамента учебного процесса, мы потеряем основу.

Дистанция Мартовна: Стоит взглянуть на мир современно, господин обвинитель. С появлением Интернета и социальных сетей интеграция плотно вошла в нашу жизнь и давно перешла из категории «развлечения» в категорию «жизненная необходимость». Связывая любую сферу деятельности со Всемирной паутиной, мы получаем гибрид, способный вытеснить своего конкурента, не связанного с Сетью. Эта, если хотите, селекция – следующий этап развития людей, сравнимый с промышленной революцией. Разница лишь в том, что наша революция – информационная. И положа руку на сердце я заявляю, что все мои действия были направлены на благо нашего образования.

Судья: В таком случае я прошу вас пояснить следующий момент. Дети, сидя дома, общаются только в социальных сетях с помощью смайликов и картинок, тем самым упуская важный этап в своем развитии – социализацию. А это серьезный удар по будущей личности.

Дистанция Мартовна: Да, ваша честь, обстоятельства сложились так, что за долгие годы отчаянных попыток достучаться мы наконец нашли брешь, вызванную эпидемией. Это был наш шанс вступить в интеллектуальное противостояние с нынешней системой и окончательно разделить поле образования на биполярную систему. С этого момента мы превратились из внезапной мысли «а что, если…» в практически показанную реальность. И теперь ее смогли увидеть все, начиная от родителей и учеников и заканчивая педагогами со стажем. Конечно, если вернуться к сути вашего вопроса, нам очень жаль, что наше неожиданное внедрение не было согласовано с каждой стороной, отчего могли всплыть на поверхность подводные камни, за которые нас любят покритиковать приверженцы старой школы. Но прошу заметить, мы не пришли разрушить старые уклады, мы хотим привнести что-то новое и полезное. И теперь каждый родитель смог убедиться, что дистанционное обучение не вызвало анархии или безделья со стороны детей. Это огромная победа, которая дает нам шанс вступить в переговоры и постепенно модернизировать наше обучение.

Прокурор: Возможно, в ваших речах есть доля правды, но что вы скажете учителям, работа которых умножилась чуть ли не вдвое при том же результате на выходе. Приходится дублировать программу обучения из-за того, что часть детей ходят в школу, а другие сидят дома. Заполнять бумажный и электронный журналы, проверять тетрадки и входящие сообщения.

Дистанция Мартовна: И вы считаете, что в этом исключительно моя вина? Если у тебя болит зуб, то не стоит ругать стоматолога. Стоит поругать себя за то, что не обратился к нему, пока с зубом все еще было в порядке. Разумеется, мы столкнулись с усиленной – чуть ли не шоковой – терапией для учителей: нехваткой времени, оборудования с доступом к Сети, профессиональных навыков. Но, приложив большие усилия, вы, безусловно, должны были заметить, что многое приобрели. У педагогов, как молодых, так и постарше, появилось понимание дистанционного обучения. Набиты первые синяки, сделаны первые шажки на пути к новой, преобразованной программе обучения детей. На основании имеющихся данных были получены соответствующие выводы. Теперь тут и там станут возникать дискуссии о том, какие элементы дистанционного обучения стоит добавить в педагогический процесс и как. Я верю, что постепенно, шаг за шагом, модернизация все же начнет свое движение и реформам найдется место в нашем деле. Уязвимые и замедляющие нас компоненты текущих методов будут заменены на оптимальные и прогрессивные, в которых будут заключены наши идеи! И в этом моя цель, и за это мне не стыдно!

(Судья удаляется в совещательную комнату для принятия решения по делу.)

Кристина КИЗЕЕВА, учитель русского языка и литературы школы №202 Минска, лауреат конкурса «Педагогический старт»-2020

 

 

Уважаемое образование, соблюдайте дистанцию!

 Дистанционное обучение лично для меня стало неожиданностью. Узнав эту новость, я прошла все 5 стадий принятия. Выйдя в офлайн и получив в виде опыта и приобретенных навыков «медаль» за пройденное испытание, я могу рассказать об обеих ее сторонах. Итак, начнем с плюсов.

 

Учись хоть на краю Земли

Мобильность дистанционного обучения поразительна: ты можешь находиться в любой точке мира и получать знания. Можешь заниматься любым делом и учиться. Что это дает в обучении дошкольников? Можно усадить малыша с планшетом/телефоном/ноутбуком в любом углу дома, отвезти к бабушке, поехать с ним на пляж, при этом ребенок будет присутствовать на занятии и не упустит материал. Также эта мобильность удобна и для педагога, особенно если это не прямая трансляция, а запись. Главное – выложить вовремя в Сеть.

 

Одной ногой в будущем

Дистанционное обучение некоторые считают шагом вперед. Я же согласна с этим высказыванием только отчасти. Действительно, появляется огромный простор для творчества. Нужно только умение пользоваться различными сайтами, программами и приложениями, которым, к сожалению, обладает далеко не каждый педагог. От неумения может пострадать качество подачи материала. У меня не возникло проблем с оформлением своих занятий, я, напротив, нашла для себя множество способов, как донести информацию и ее разнообразить. Что же это дает детям? Если это запись, есть возможность прерваться, чтобы подготовиться к заданию, перемотать, если что-то неясно, пересмотреть для закрепления. Одно меня смущает: малышу-дошкольнику не всегда просто удержать свое внимание на экране. В реальном времени этот момент можно отследить, а в режиме записи этого никак не сделать.

 

…А урок по расписанию!

Непрерывность обучения – вот что дает онлайн-образование. И этот плюс я считаю важнейшим приобретением современного общества. Болезнь, отъезд ребенка или педагога становятся не страшны. И только в этих случаях я считаю переход в онлайн-школу возможным. То, что мы теперь имеем шанс не терять драгоценного времени, – большое счастье. Дистанционное образование, несомненно, имеет множество плюсов и в чем-то может даже превосходить привычный нам вид и формат обучения, но не будем забывать и об обратной стороне той самой медали. Давайте же рассмотрим все минусы, присущие онлайн-формату.

 

И лампа не горит, и врут календари

Сложность использования Сети – вот один из камней преткновения, особенно в работе с дошкольниками. Ребенок школьного возраста вполне может сам зайти в конференцию или найти нужное занятие на почте, а малыши не в состоянии с этим справиться. Этот процесс требует присутствия взрослого, что практически невозможно, если рассмотреть ситуацию, в которой родитель работает в привычном режиме, а ребенок находится на дистанционном обучении. Перед старшими пользователями встает другой вопрос: как справляться с проблемами в работе программы или Интернета? Иной раз невозможно подключить всех участников к конференции. А бывает и так, что школа или сад находятся в отдаленной от города местности, где обмен данными происходит или очень медленно, или со сбоями.

 

Одиночество в Сети

На мой взгляд, это один из самых важных минусов. Мне и самой было непросто, сидя дома, не видя детских глаз и не чувствуя отдачи, давать занятия. Как это влияет на детей? Нет эмоционального обмена со сверстниками и педагогом, полное отсутствие социализации. А детям дошкольного возраста нахождение друг с другом необходимо как воздух. Только научившись взаимодействовать с окружающими, выставляя и соблюдая личные границы, человек становится человеком. Детско-родительские отношения и отношения «ребенок – педагог» или «ребенок – ребенок» сильно отличаются, и мы не имеем права лишать наших детей этого аспекта развития.

 

Что, уже и потанцевать нельзя?

Минимальные возможности для практических занятий – вот что показало мне дистанционное обучение. Я как музыкальный руководитель была озадачена, как же мне проводить занятия ритмикой. Хоровое пение и вовсе стало невозможным. Также не у всех дома было достаточно места для отработки некоторых элементов. Совместные занятия танцами и пением очень важны в развитии дошкольника, а в онлайн-режиме и домашних условиях малышу сложно не то что выучить связку движений, а просто разобрать ее.

Рассмотрев нашу медаль с обеих сторон, хочу сделать такой вывод. Дистанционное обучение подходит только в экстренный период или для закрепления материала, изученного и отработанного в кругу сверстников и с прямым воздействием педагога в режиме офлайн. Я заметила, что материал, который дети освоили до перехода на дистанционное обучение, дался им легче и запомнился лучше, чем тот, который они изучали по видео. Соответственно, полностью заменив традиционное обучение дистанционным, мы своими руками снизим уровень и качество образования, что станет огромной ошибкой и сможет привести все наше общество к очень печальным последствиям.

Екатерина КУЗНЕЦОВА, музыкальный руководитель школы №1290, лауреат конкурса «Педагогический старт»-2020

 

 

Духи и наклейки

– Мама! Мама! Иди сюда!

Звонкий голос дочери заставляет меня вздрогнуть от неожиданности и отодвинуться от компьютера. Я потираю уставшие глаза, едва ли не ощущая их скрип, и зеваю. Впереди еще куча работы, проверка бесконечных заданий и тестов, а еще домашняя работа с дочкой. Написать, нарисовать, соединить точки-черточки, сфотографировать, отослать…

Я смеюсь немного нервно и смотрю в окно. Во дворе, обычно шумном и многолюдном, сейчас гуляет лишь мужчина с коляской, то и дело поглядывая на часы. Делает несколько кругов, останавливается, снова смотрит на время и подходит к подъезду, выверенными движениями толкая коляску перед собой.

Наверное, соседи, живущие на первых этажах, просто счастливы, что на детской площадке наконец-то тишина, а вот мне не по себе без детского смеха. Казалось бы, совсем недавно мы здесь играли с Полиной, бегая наперегонки, ели вкуснейший пломбир с орешками, учили ее вместе с мужем подтягиваться на турнике… И падала она, и коленки разбивала, и с подружками ссорилась из-за того, кому какой куклой Барби играть, и слезы были – ох, сколько ж слез было пролито! – но это была настоящая Жизнь. Жизнь яркая, бурлящая, пахнущая подтаявшим мороженым и зеленкой…

– Мам, ты заснула там? – снова зовет Полина, громко и нетерпеливо, и я спешу к ней в соседнюю комнату, чтобы посмотреть, как ловко она прыгает через скакалку. Быстро, почти бесшумно, только то и дело задевает кресло, стоящее позади нее. Но что поделать, зал в старой многоэтажке мало чем похож на спортзал.

– Молодец, – я искренне восхищаюсь дочкой. – Вечером придет папа, и запишем тебя на видео. Отправим учителю физкультуры. Что еще осталось сделать на завтра?

– Чтение и математику, – отложив скакалку, Полина бежит за учебником, зная, что уж от чтения мне точно не отвертеться, и с довольной мордочкой прыгает на диван. А затем открывает нужную страницу и сразу, без предупреждения, начинает читать, четко деля слова на слоги. Она читает довольно хорошо для своего возраста, поэтому от меня требуется лишь иногда поправлять ее и следить за интонацией.

– Листик за листиком падают с липы на крышу, какой листик летит пара… парашютиком, какой – мотыльком, какой – винтиком…

Пока Полина читает, я слушаю внимательно, напоминаю ей, что такое бабье лето, и немного рассказываю о Пришвине, пригодится. Мыслями я в отчетах, таблицах и электронном журнале… Далеко, в общем. И понимаю, что это неправильно, но ничего не могу с собой поделать. Учителям и без перехода на дистант было непросто находить баланс между работой и семьей, а теперь и эти тонкие границы исчезли.

– Мам, – дочка льнет ко мне, как котенок, и я сразу понимаю, что об уроках она благополучно забыла. – А расскажи, как ты училась в школе.

Я улыбаюсь. В последнее время она все чаще задавала этот вопрос. В настоящей школе Полина успела поучиться только в начале первого класса, а теперь пошел уже второй год дистанционного обучения. Больше всего в сложившейся ситуации мне не нравилось то, что Полина другого и не знала, для нее в порядке вещей было видеть лицо учительницы и одноклассников на экране компьютера.

– А как же математика? Тебе три примера задали, а в четверг самостоятельная работа.

– Ну мама! Я все успею, честно-честно.

Знаю я, что это «честно-честно» растянется до поздней ночи, но почему-то не могу противиться этим хитрым детским глазенкам. Наверное, мне и самой хочется чаще вспоминать о том, как я была ребенком.

И я рассказываю Полине, как в первый класс меня за ручку привел одиннадцатиклассник. Конечно, я не знаю, как его зовут, но зато прекрасно помню то смешанное чувство страха и радости, когда меня посадили за третью парту у стены. Рассказываю о Татьяне Павловне, своей первой учительнице, которая вместо оценок в первом классе дарила нам наклейки (мы их бережно собирали в бумажные конверты и потом смотрели, кто больше собрал). А еще от Татьяны Павловны всегда вкусно пахло какими-то терпкими «взрослыми» духами, когда мы ее обнимали…

– Вы обнимали учительницу? – Полина таращится на меня, хотя я рассказываю ей эту историю не первый раз. – И на вас не ругались?

Я качаю головой, грустно улыбаясь. Да как можно ругаться, если первый учитель был для нас второй мамой? Сейчас, наверное, кто-то скажет, что это неправильный подход к детям, но тогда нам было важно обнять учителя, особенно на праздник или перед каникулами, и почувствовать себя важными, любимыми и очень-очень нужными.

После я рассказываю о школьной столовой и буфете с горячими пирожками, которые привозили из местного кафе. За пирожками всегда была очередь, а спросом пользовались именно с сыром. У меня и сейчас к ним особая теплая любовь, сохранившаяся с детства. Рассказываю о спортзале с канатом, на котором мы под присмотром учителя катались, спрыгивая со скамейки и представляя себя диснеевским Тарзаном. Не забываю упомянуть и о коридоре возле нашего класса, где был зеленый уголок, в котором жила самая настоящая морская свинка, дежурные по очереди ее кормили. В этом же коридоре проводилась выставка наших рисунков, и я всегда гордилась собой, потому что среди них можно было частенько найти мой с корявой подписью в правом нижнем углу.

Конечно же, не могу не рассказать о переменах: несмотря на всю мою тягу к учебе в школе (а я хотела в нее даже на каникулах), больше всего из своей школьной жизни я любила именно перемены. Мы гонялись друг за другом, играли в подвижные и настольные игры, разыгрывали сценки, дурачились… А еще находили друзей. Самых настоящих друзей, с некоторыми из которых я общаюсь до сих пор, хотя, казалось бы, столько лет прошло.

Замолчав, я обнимаю Полину чуть крепче, растроганная и отчасти подавленная. В те годы школа была для меня тем самым вторым домом, как бы шаблонно это ни звучало, и я действительно очень любила ее, хотя были и те дни, когда мне в нее совсем не хотелось ходить, особенно в классе седьмом-восьмом. Но даже тогда, если бы у меня был выбор, я бы ни за что не осталась дома. В школе были любимые учителя, интересные предметы (неинтересные тоже были, но куда же без этого?), друзья, кружки, концерты, экскурсии, поездки…

Полина спрашивает что-то еще, и я с удовольствием отвечаю на все вопросы. Лишь на один не могу ответить. По крайней мере, вслух.

«Почему ты такая грустная, мама?»

Потому что чувствую, что у тебя отбирают детство, дочка.

Через месяц я сижу, проверяя впервые за долгое время не фотографии на электронной почте, а настоящие тетради в пестрых обложках, и жду Полину, которая должна забежать ко мне после уроков, перед тем как ее заберет домой папа. Дочка врывается радостным вихрем ко мне в класс и сразу же спешит обнять, попутно кладя мне на стол стикер в виде бабочки.

– Мама, мама, сегодня такое произошло! Никита разлил краски, а Елена Сергеевна ругалась на Матвея за то, что тот чуть не разбил раковину, когда бесился в туалете, – тараторит Полина, и я совсем не по-учительски хихикаю, хотя мне, конечно же, очень жаль Елену Сергеевну. – Но так она редко на нас ругается. Сегодня мы ели макароны. И я получила наклейку за пересказ. А еще мы обняли Елену Сергеевну после уроков, и от нее пахло совсем как от твоей Татьяны Павловны, очень вкусно!

Я слушаю, киваю и вижу себя маленькую, в сарафане и с синим бантом на голове.

Как хорошо вернуться в ­школу.

Как хорошо вернуться домой.

Ольга САЛЫКИНА, учитель русского языка и литературы школы №1394 «На набережной», лауреат конкурса «Педагогический старт»-2020


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt