Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Педагогическая антиутопия. Что даст ученику новая программа по литературе

Учительская газета, №06 от 5 февраля 2013. Читать номер
Автор:

– Воспоминания – это опыт, это чувства, это эмоции, которые не дают нам повторить ошибки прошлого. Многие ситуации в жизни оставляют отпечаток в душе человека. За счет этого и формируется личность.- Я считаю, что если у человека «все проходит», то он несерьезно относится к жизни.- Я считаю, что плохие воспоминания мы тоже должны помнить и не забывать их – ведь это накопленный самими же опыт. Не забывая его, в следующий раз мы не поступим так же.

Окончание. Начало в №2, 3, 4-5 – Если бы мир был идеален, если бы все в действительности проходило! Тогда можно было бы не бояться встреч с бывшими друзьями, девушками. Никто бы не страдал, а главное, не мучился, а это значит, что никто бы не задумывался о том, как чувствуют себя другие. Всем было бы наплевать на всех, ведь все проходит. – И все-таки хорошо, что мы живем в мире, где ничего не проходит. Вот представим, что «все проходит». А значит, убийство не убийство, а то погорюют, и все пройдет. Ограбили банк? Какая разница, «все проходит». У банка еще много денег, справится. Воцарится хаос, а в нем ничего не важно. – Люди, которые постоянно думают о своих ошибках, винят себя, их мучает совесть. Вот у таких людей ничего не проходит. Но о том, что память связана с совестью, писали единицы. В 2012 году так сказали только двое из трех классов. А ведь один из этих классов у нас «медицинский» – там готовят к поступлению в медицинский вуз. – Нельзя забывать о своей вине, пытаться оправдывать себя! Это глупо. – Помню, как мне было стыдно перед воспитательницей в детском саду за то, что я не покормила вовремя кролика. Путь даже это мелочь, но почему-то до сих пор не могу этого забыть. Наверное, совесть или что-то более серьезное, такое, как первая любовь. Читаю стихотворение Пушкина «Воспоминание»: Воспоминание безмолвно предо мной Свой длинный развивает свиток; И с отвращением читая жизнь мою, Я трепещу и проклинаю, И горько жалуюсь, и горько слезы лью, Но строк печальных не смываю. Я читаю эти строки. И у меня такое ощущение, что я живу в двух мирах. Живая, реальная, сложная, противоречивая, во многом мучительная современная жизнь и холодное, равнодушное умствование, не имеющее никакого отношения к реалиям современной действительности. В 1955 году я принес в журнал «Новый мир» свою первую статью. Через неделю мне позвонили и статью начали готовить к печати. В журнале она появилась в 1956 году. Статья называлась «Живое и омертвевшее». Прошла вся жизнь. Об этом – живом и омертвевшем – и пишу всю жизнь. Но откуда идет этот мертвящий дух? Как могло произойти, что вышла в свет такая программа по литературе? Назову три причины. На титуле того гимназического учебника было написано, что он допущен Ученым комитетом Министерства народного просвещения в качестве учебного руководства в мужские и женские гимназии и реальные училища Министерства народного просвещения. Так же было и в советское время. Был УМС – учебно-методический совет министерства, предметные секции которого возглавляли ведущие ученые и в который входили учителя, методисты, ученые. А что касается программ, то их предварительно рассылали по регионам и только после широкого обсуждения утверждали.  А на нашей программе на обложке крупно: «РЕКОМЕНДОВАНО РАО». Итак, три сотрудника Российской академии образования на троих соорудили программу, и их руководство ее же и утвердило. На титульном листе: «Под общей редакцией академика РАО М.В.Рыжкова». Академик РАО по образованию географ. Но он директор того института, в стенах которого сочинялась программа. Напомню, что в новом Законе «Об образовании в РФ» говорится о необходимости перехода к педагогической экспертизе в отношении нормативных актов, которые затрагивают вопросы обучения и воспитания. Не думаю, что под педагогической экспертизой понимается здесь внутриведомственная экспертиза головных учреждений, а не широкое обсуждение с привлечением учительского сообщества. Хотя есть и такой подход. У нас в округе на августовском совещании учителей словесности выступал сотрудник Института открытого образования. Говорил о требованиях новых стандартов, и чем больше говорил, тем шумнее отвечала на сказанное аудитория. И тогда, не выдержав, оратор воскликнул (уверен, что искренне): «Да неужели вы не понимаете, что от нас ничего не зависит?! Нам остается только приспособиться!» Но если это так, то нужно прекратить всякие разговоры о патриотическом  и гражданском воспитании в школе. Когда вы покупаете лекарство, вы твердо знаете, что оно предварительно было проверено на тысячах пациентов. В каждой упаковке вы найдете подробный вкладыш, где сказано о составе лекарства, дано его описание, изложены фармакологические свойства, фармокинетика, говорится о показаниях, способе применения, рекомендуемых дозах, побочных действиях, передозировке, взаимодействии с другими лекарствами, условиях хранения, сроке годности. И все это проверено и перепроверено. Так вот, есть ли в стране хоть несколько школ, на которых вся эта программа была проверена и которые подтвердили, что действительно все эти требования при двух часах в неделю выполнены? Думаю, что таких школ нет. И тысячи учителей, и сотни тысяч учеников заставляют идти по минному полю. Сам я, проработав в школе 60 лет, написал 22 книги и сотни статей. И все, о чем в них было сказано, проверено годами и даже десятилетиями. Мною и теми учителями, которые со мной работали.  И когда мне предложили возглавить кабинет русского языка и литературы городского института усовершенствования учителей, я поставил только одно условие: все работающие в кабинете одновременно будут преподавать в школе. И вот хочу спросить Бориса Александровича Ланина: он сам провел хоть раз два года, десятый и одиннадцатый класс, вот по этой программе при двух часах в неделю? Интернет характеризует Бориса Ланина как одного из ведущих специалистов по отечественной антиутопии. Действительно, ему принадлежит ряд работ по этой теме. Но самое главное – созданная им и его коллегами вот эта программная антиутопия. По всему – по содержанию своему, по тому, как она утверждалась и не проверялась, по тому, как сами авторы лично ее не проверяли в собственной учительской работе – это чистая антиутопия. Она предупреждает: Осторожно, дети! Не влезай: убьет! Дорога ведет в тупик! Дальше пути нет! Стоп! Опасно для жизни! За это предупреждение большое спасибо. Ну а что дальше? Одно для меня бесспорно. Просуществовав более ста лет, модель преподавания литературы в старших классах себя исчерпала. Что придет ей на смену? Не знаю. Я проработал 60 лет в той модели, которая была все эти годы. Как и многие учителя, делал все возможное, чтобы ее очеловечить, одушевить, сделать интересной для учеников. Но сегодня нужна другая модель. Какая? Не знаю и не моему поколению ее предлагать. Уверен лишь в том, что многое из найденного нами войдет в опыт завтрашнего дня. Естественно, определенный минимум теоретических понятий и историко-литературных сведений войдет и в эту новую модель преподавания литературы. Ведь трудно понять «Нос» Гоголя, сатиру Салтыкова-Щедрина и «Собачье сердце» Булгакова, не зная, что такое гротеск. И многое останется непонятным в поэме Лермонтова «Мцыри», если ученик не будет знать, что такое романтизм. Это будут уроки литературы, но не школьного литературоведения. Даниил Гранин считает, что в школе на уроках литературы нельзя разбирать произведения по объему большие, чем «Капитанская дочка», а изучать в школе «Войну и мир» – безумие. Я же не могу себе представить уроки в старших классах без «Преступления и наказания». Последние лет пятнадцать я провожу в начале одиннадцатого класса домашнее сочинение на тему «Что меня волнует в русской классической литературе и что оставляет равнодушным». И все эти годы на первом месте «Преступление и наказание». Другие по живому следу Пройдут твой путь за пядью пядь… И пойдут дальше. Важно лишь, чтобы этот новый путь прокладывали прежде всего в школьном классе у учительского стола. Чтобы не было так, как, увы, нередко бывает сегодня: кто может, тот учит, а кто не может, тот учит других, как надо учить. Как изучают классику в школах страны? Что предлагает подросткам современная детская литература?Читайте и обсуждайте список самых интересных книг по версии библиотекарей на сайте «УГ» www.ug.ru


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту