Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Москва и москвичи

Патриот – это качество человека

Дата: 01 сентября 2020, 00:00
Автор:

Сохраняя традиции, привлекая новые технологии

Сегодня кадетская школа-интернат №1 «Первый Московский кадетский корпус» включает в себя семь образовательных площадок по всей Москве. В корпус входят Навигацкая школа, Школа государственных воспитанниц, Дипломатическая кадетская школа, Петровская кадетская школа, Таганская кадетская школа. В корпусе почти три тысячи кадет и сотрудников получают реальную возможность для самореализации и развития талантов. Но главное здесь – формирование культуры гражданственности. О том, что такое патриотизм и как воспитать личность, мы говорим с директором корпуса генерал-майором Владимиром КРЫМСКИМ.

– Владимир Яковлевич, кадетское движение в России имеет большую историю. Какие традиции удалось сохранить? Какие появились уже сейчас?
– Во-первых, как важная историческая традиция России сохранено и возрождено само кадетское образование.
Во-вторых, это качество кадетского образования, направленного на подготовку молодых ребят к служению Отечеству.
В-третьих, сохранение ритуалов Российской армии, четкого распорядка дня, кадетских мероприятий.
Ну и немаловажно то, что сохранены кадетская форма, знамена, знаки кадетского различия.

Безусловно, буквально в последние десятилетия появились и новые традиции. Например, еженедельный подъем флага и исполнение государственного гимна Российской Федерации во время утреннего развода на занятия. Абсолютно новой стала традиция посвящения в кадеты. Ничего подобного не было в старых кадетских корпусах, в нашем же корпусе она появилась благодаря его первому директору В.В.Кирсанову. Сегодня в нашем корпусе эта торжественная церемония проходит ежегодно на Соборной площади Кремля. Ритуал посвящения в кадеты стал обязательным во всех кадетских корпусах России.

Есть у нас и своя традиция, которая связана с выпуском кадет из корпуса. Четыре года подряд мы вручаем аттестаты и удостоверения об окончании кадетского корпуса в Александровском саду у Могилы Неизвестного Солдата. Это очень красивая и торжественная церемония, которой очень гордятся кадеты корпуса и любуются москвичи и гости столицы.

Продолжена очень важная традиция – празднование юбилея корпуса. Из истории мы знаем, что при Николае II было устроено грандиозное торжество в честь юбилея Первого Московского кадетского корпуса. В ноябре 2018 года мы очень широко и интересно, с подарками и концертом в театре Российской армии для всех кадет, их родителей, сотрудников и ветеранов, отпраздновали 240‑летие со дня основания нашего корпуса.

– Ваш корпус действительно был создан первым в нашей стране?
– Это исторический факт, не думаю, что его кто-то будет оспаривать. Мы не применяем слово «созданы», ведь корпус открыт почти 242 года назад, мы возрождены. Действительно, наша образовательная организация – первый кадетский корпус, возрожденный в Москве, и один из первых возрожденных в России.

– Какие идеи развиваются в корпусе и в целом в кадетском движении страны?
– Мы стараемся развиваться сегодня, пристально вглядываясь в будущее, и обязательно с опорой на историю. Я полагаю, что уровень образования в суворовских военных училищах советского времени был выше, чем сейчас, даже несмотря на серьезные прорывные технологии в области образования и вообще в жизни. Это была выдающаяся подсистема образования, где высочайшие личные образовательные результаты получал практически каждый обучающийся. Такие результаты достигались благодаря очень качественному отбору ребят (конкурс в разные годы достигал 10-15 человек на место), кропотливому отбору и серьезному обучению педагогических кадров и созданию передовой учебно-материальной базы. Сегодня именно это является ориентирами, точками роста развития корпуса.

Анализируя результаты наших предшественников, мы сегодня уделяем не меньше времени и упорства для анализа пути, приведшего к этим результатам, и точно понимаем: высокие результаты пришли не сами по себе и не сразу. Суворовские училища прошли несколько этапов в своем развитии – от решения послевоенных социальных задач до передовой подсистемы образования. Менялись со временем цели, задачи, подходы, методики и сроки обучения, прежде чем высокие результаты стали носить массовый характер.

Первые шаги на пути развития корпуса нами уже сделаны. Создается и закрепляется система отбора ребят для обучения в корпусе, в которой основным критерием для поступления являются знания. Большая работа проводится управленческой командой корпуса по созданию облика учителя кадетского корпуса, выработке требований и оценочных критериев к учителю, созданию педагогического коллектива единомышленников, понимающих и принимающих миссию кадетского корпуса.
Учебно-материальная база корпуса совершенствуется практически ежегодно. Вместе с новыми образовательными технологиями развивается спортивная и военная база, появляются новые, очень перспективные возможности по развитию системы дополнительного образования и творческого развития кадет. Мы очень благодарны мэру Москвы, руководителю Департамента образования и науки города Москвы за создание тех прекрасных условий, в которых обучаются ребята.

– Во все времена учиться в кадетских корпусах было престижно. Кадеты олицетворяли собой не просто учеников, а людей определенного склада, носителей этических, эстетических, духовных, патриотических ценностей. А как происходит отбор в кадетский корпус? Какими качествами должен обладать молодой человек при поступлении в вашу образовательную организацию?
– Я бы сказал, что учиться в кадетском корпусе не только престижно, но и трудно. Учиться в кадетском корпусе в десятки раз труднее, чем в любой самой образцовой школе. Ведь здесь на кадета ежедневно возлагаются уже реальные практические обязанности. И эти обязанности связаны с очень жестким регламентом и распорядком дня, с обязательностью их исполнения и контролем за своевременностью и качеством исполнения. Это, в общем-то, совершенно не школьный уклад жизни. Я всегда говорю ребятам: «Ответьте себе на один вопрос: вам это зачем? Можно ведь пойти в школу, учиться и получать хорошие результаты».

Когда кадет отвечает для себя на этот вопрос, тогда и возникает его личная мотивация внести свой вклад в наше общее дело. А главные качества кадета – это самостоятельность, обязательность, пунктуальность, воспитанность.

Как же проходит отбор для обучения в корпусе? В 90‑х и 2000‑х годах, когда вся страна находилась в непростом положении, общая ситуация не могла не отра­зить­ся на образовании, в том числе и на суворовских училищах, кадетских корпусах. В какой-то момент эти прекрасные учебные заведения превратились в некий социальный лифт. И это в принципе для той ситуации было неплохо. Но со временем произошла попытка подмены понятий: кадетский корпус стал неким социальным приютом, куда можно отдать ребенка, с которым невозможно справиться дома. Это была очень мощная мотивация при выборе кадетского образования. Родители перешли от просьб к требованиям: «Вы берите ребенка и занимайтесь им, потому что мы не можем». Это был очень непростой период для кадетского образования. В последние 5-6 лет нам удается, хотя и с большим трудом, преодолевать эту тенденцию… Родители начинают выбирать именно кадетское образование, а не просто интернат, где ребенка оденут, накормят, уложат спать, и не важно, как и чему его научат, с какими знаниями он выйдет во взрослую жизнь.

Оценка знаний кандидата по общеобразовательным предметам проводится в форме независимой диагностики в Московском центре качества образования. В корпусе мы проводим только беседу психолога с кандидатом и родителями и контролируем состояние здоровья при физической нагрузке. Анализируем результаты, оцениваем психологическое состояние поступающих, изучаем, насколько желание родителей совпадает с желанием ребенка. Насильно сделать кадетом нельзя, важно именно желание самого ребенка. А бывает и так: у родителей желание огромное, а у ребенка его нет. Именно поэтому мы перестали проводить набор с 5‑го класса и принимаем только с 7‑го, когда мнение ребенка уже можно услышать.

– Сейчас в школах страны появляется много кадетских классов. Это движение массово распространяется. Как вы к этому относитесь?
– Не нужно путать кадетские классы и кадетский корпус. Это совершенно разные вещи. Я абсолютно спокойно отношусь к кадетским классам как к дополнительному образованию детей. В этом нет ничего плохого. Нужно только понимать, что должно быть на выходе, ради какого результата этот класс создан. По крайней мере, мы для себя уже увидели такой результат и с удовольствием им воспользовались. В течение последнего набора более четверти поступивших в 10‑е классы – это ребята, которые до 9‑го класса обучались в кадетских классах. Нельзя противопоставлять кадетский класс кадетскому корпусу.
Хороший, результативный кадетский класс создать намного тяжелее, нежели управлять корпусом. У нас в корпусе 100 классов, соответственно, 100 офицеров-воспитателей. Где-то мы могли совершить кадровую ошибку, одного-двух человек можно поменять, и это будет не очень заметно на фоне всего корпуса. А в классе один офицер-воспитатель. Если директор совершил кадровую ошибку, этот класс можно закрывать. Ребята уже увидели офицера не таким, каким он должен быть.

Сегодня есть очень много примеров, когда ребята из кадетских классов становятся победителями всероссийских олимпиад, выигрывают спортивные состязания, получают призы за научную деятельность. Все это зависит от директора. Если директор захотел создать лучший класс в своей школе, это будет прекрасный кадетский класс. А если это просто социальная норма, ничего из этого не получится. Время все расставит на свои места. Случайно, невпопад созданные кадетские классы отомрут. И останутся только те, которые пройдут проверку результатом, в которые дети будут стремиться.

– Взаимодействие с Вооруженными силами, их структурами – расскажите об этом, пожалуйста. Известно, что председатель управляющего совета корпуса – Герой России генерал-полковник до недавнего времени командующий ВДВ Владимир Анатольевич Шаманов – достаточно известное лицо в Российской Федерации. Каковы у вас взаимоотношения с Вооруженными силами?
– Самые добрые и очень практичные. Во-первых, мы формируем новое направление, новую традицию в нашем кадетском корпусе. Уже три года после окончания 10‑го класса наши кадеты в течение 21 дня проходят стажировку на базе Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища. Причем одна из таких стажировок включала программу подготовки и совершение практического прыжка, реального, без инструктора. В прошлом и позапрошлом годах нам благодаря руководству Департамента образования и науки города Москвы удалось организовать две стажировки кадет нашей Навигацкой школы: одну в Севастопольском военно-морском училище, вторую в Калининградском военно-морском училище.

Сегодня мы работаем с целым рядом высших военных учебных заведений, для того чтобы сблизить интересы наших детей и интересы училищ. Мы говорили о том, что сегодня не обязательно, чтобы все наши выпускники поступали в военные училища. Но для меня как для руководителя это очень важная задача. И если в советские времена ее решали законодательно, только туда и никуда больше, то теперь мы должны решить эту проблему творчески. Мы должны сами привить ребенку интерес к военной службе, в том числе благодаря взаимодействию с военными училищами и воинскими частями.

В течение последних четырех лет наши кадеты – участники парада 9 Мая на Красной площади. Мы участвуем в соревнованиях, которые проводятся под эгидой суворовских училищ, кадетских корпусов. Традиционно для проведения предварительных вступительных экзаменов по физической культуре и профотбору для тех, кто поступает в высшие военные учебные заведения, к нам приезжают офицеры, для того чтобы оценить уровень нашей подготовки.

Уже давно я предлагал создать единую базу офицеров-воспитателей, систему обязательного обучения для них. Сегодня это уже происходит. Считаю, что необходимо создать обязательную аттестационную комиссию для этих офицеров. Ведь воспитатели – штучный товар. И от них очень многое зависит. Например, как ребенок вообще будет воспринимать человека в форме, через него – Вооруженные силы, а через Вооруженные силы – государство.

– В кадровый состав входят действующие военнослужащие?
– Все офицеры-воспитатели – это офицеры запаса. Вначале, когда вводилась такая практика, возникала определенная настороженность, особенно в среде людей, связанных с суворовским и кадетским образованием. Сегодня я скажу: ничего в этом страшного нет. Офицер – это образ жизни, и тут не имеет значения, в запасе он или не в запасе.

– А как вы подбираете людей для работы в корпусе?
– У нас достаточно серьезная система отбора кадров. Сегодня мы подбираем руководителя для одного из своих подразделений. Выбрав одного из нескольких основных кандидатов, мы дали ему более полутора месяцев на подготовку. В это время он не является нашим сотрудником, а как кандидат проходит подготовку к работе в должности, обучается на курсах воспитателей, изучает документы, ходит на уроки и занятия, посещает мероприятия распорядка дня для более полного ознакомления с жизнью кадет.

Мы понимаем, что человека нужно серьезно подготовить к работе. Психологию военной службы нельзя просто скопировать в образовании. Нельзя прийти сюда и только командовать. Я всегда говорю, и многие удивляются этим словам: я категорический противник дисциплины в кадетском корпусе. Я настаиваю на том, что вместо дисциплины должно быть воспитание. Насадить дисциплину в классе не вызывает проблем: пришел, построил, приказал, проверил… Но через три года, когда кадеты вырастут, они скажут: «Не нравится мне эта дисциплина!» А воспитание – очень тяжелый, кропотливый процесс, который не всем под силу. Его результаты нельзя увидеть немедленно в отличие от дисциплины. Воспитание включает в себя в том числе и дисциплину. Воспитанный человек всегда дисциплинирован, дисциплинированный человек не всегда воспитан.
Он может быть дисциплинированным в силу обстоятельств.

– Ваши выпускники идут в военные училища, идут служить в армию?
– Я хотел бы, чтобы наши ребята служили Отечеству в разных государственных структурах, а не только в армии. У нас весьма разветвленная система образования, и каждый может найти себе дело по душе.

– Да, в корпусе есть даже педагогический класс. Расскажите, что он представляет собой, подготовкой кого он занимается.
– Три-четыре года назад на совещании с заместителями я спросил: «А откуда сегодня нам брать учителей, кто вообще сегодня выбирает эту профессию?» Мы начали изучать проблему. И пришли к такому выводу: если каждая школа не начнет «воспроизводить» учителя, мы потеряем образование. Каждая школа, и мы в том числе, должна иметь такую благороднейшую задачу. И если я, военный человек, пришел к этой мысли, то директор, который окончил педагогический институт и всю жизнь работает в образовании, должен этим жить, учителем школы должен стать выпускник, окончивший эту школу, человек, продолжающий дело своих учителей. Вот это будет здорово. Решили перевести эту идею в практическую плоскость и начали искать пути решения, создавать что-то новое, свое. Неумело, где-то что-то получалось, где-то – нет.

В позапрошлом году Департамент образования и науки города Москвы объявил о том, что организуется проект «Педагогический класс». Мы были одними из первых, кто изъявил желание его реализовать. Сказать, что мы очень многого добились в этом проекте, я не могу. Он требует очень серьезного мозгового штурма, цель проекта мы видим, а пути ее достижения – нет. Сейчас мы выстраиваем «дорогу». Понятно, что мы не получим из этих ребят учителей завтра, но раз мы работаем в этой системе, мы должны заниматься ее жизнеобеспечением. Мы любим систему, в которой работаем, иначе зачем мы здесь?!

В советское время практически в каждой школе были те, кто поступал в педагогические вузы. И большинство выпускников педагогических институтов становились учителями. Многие возвращались в свои школы. Мы хотим прийти к этому и сейчас. Учитель развивает школу.

– На ваш взгляд, какие основные принципы заложены в понятии «патриотизм» и как их можно донести и привить молодому поколению?
– Патриот – это нравственное качество человека. Эти качества человека зависят от двух вещей: от воспитания и образования. Они не зависят от того, сколько раз вы сходили с автоматом на занятие. Поэтому первичной является образовательная деятельность. Патриот может быть воспитан в корпусе, в школе, в колледже, на домашнем обучении, это не имеет никакого значения. Важно качество этого образования.

Патриотизм выражается в личной любви к Родине, причем любовь эта для настоящего патриота не публична.
Сегодня хотелось бы, чтобы государство четко определилось с понятием «патриотизм». Необходимо перестать кивать на военно-патриотическую работу. Якобы только она воспитывает патриотизм. Военная тема воспитывает военные качества. Патриотизм воспитывает образование!

– Наверное, этому способствуют и школьные музеи?
– Наш музей объединяет несколько музеев, созданных на разных образовательных площадках. У них разная направленность. Например, у девочек в Школе воспитанниц – музей «Дочери России», а в Дипломатической кадетской школе музей рассказывает об истории российской дипломатии, в том числе через призму битв и войн, музей Навигацкой школы освещает историю создания флота Петром I. Музей полностью посвящен развитию кадетского образования в России, в старшей кадетской школе музей посвящен Герою Советского Союза Александру Ивановичу Попрядухину и правоохранительной системе государства.

Мы начали интересный проект. В августе 2018 года мы загорелись идеей, что музей сегодня должен быть другим. Кроме того, что это витрины, экспозиции, кители, в нем должно быть технологичное начало. Мы этот проект назвали «Музей XXI века». Пригласили специалистов, которые спроектировали модель этого музея.

«Музей XXI века» – это возможность посетить наш музей из любой точки мира, это не комната, в которой собраны экспонаты. Сам корпус – это музей. Только представьте: куда бы ты ни пришел, ты везде сталкиваешься с музеем. Увидел сенсорный экран, нажал – вывел информацию о Русско-турецкой войне. Идешь по коридору, захотел посмотреть, кто был военным министром в прошлом веке, нажал и получил информацию. Это новые технологии на службе музея. Я пока не знаю, как это у нас получится, вижу, что мы хотим, точно понимаю цель этого проекта. Мы много о нем говорили, большую работу уже провели учителя, ведь мало расставить какие-то стойки, повесить экраны. Музей – это содержание. Над этим содержанием мы сейчас и трудимся.
Учителя истории занимаются, как модно говорить, созданием контента: работают над тем достойным содержанием, которое мы можем туда поместить.

– Получается, что музей встраивается в вашу концепцию: сохранять традиции, привлекая новые технологии?
– Поколение детей советского времени – поколение очень читающих детей. До сих пор я не могу оторваться, правда, теперь уже не от книжки, а от планшета. Поколение нынешних детей – это поколение детей без книги. Это не значит, что они плохие. Но мы должны найти такие вещи, которые их могут заинтересовать. Нас в свое время заинтересовала книга, что может заинтересовать их? Они находятся в гаджетах. Мы им говорим: «Вот тебе гаджеты, кругом». Я планирую, что таким образом мы заинтересуем ребенка, он задастся вопросом: «А что это такое?» Это не просто урок истории, не просто музей, это историческая среда, в которую ребенок прогружен постоянно, где бы он ни находился.

Жизнь кадета насыщенна и многогранна. Москва предоставляет нам огромные возможности и ресурсы для воспитания будущих лидеров нашего Отечества!

Таисия СУДАКОВА, специалист по связям с общественностью Московского центра «Патриот.Спорт»


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt