Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Лето

Палатки крыльев не разложат

Учительская газета, №33 от 18 августа 2020. Читать номер
Автор:

В Воронежской области открылись детские лагеря отдыха. Кто и как успеет отдохнуть?

Лето продолжается, ковидная волна спадает, и воронежская детвора наконец-то отправилась на отдых в загородные оздоровительные лагеря. Правда, с 15 июля детей смогли принять только около десяти муниципальных лагерей отдыха. С конца июля заработали 23 лагеря, в которых до конца лета успеют отдохнуть 4,5 тысячи школьников. Но и это лишь половина от обычной ежегодной нагрузки. Восемь лагерей открыться не смогут, так как в их медицинских блоках нет изоляторов, что не соответствует требованиям Роспотребнадзора. Еще 10 тысяч детей смогут посещать пришкольные лагеря дневного пребывания, их тоже разрешено открыть.

Чтобы было с чем сравнивать, можно вспомнить плановые цифры до ковида: если бы оздоровительная кампания началась как положено, отдохнуть в детских лагерях Воронежской области могли бы 77 тысяч детей. Это с учетом палаточных лагерей, профильных смен, санаториев и так далее. Сейчас ни о каких палатках речи быть не может, потому что, как объясняют ответственные лица, устраивать в таких лагерях дезинфекцию проблематично, да и палаточный изолятор представляется с трудом.

Вообще если говорить об условиях, на которых открываются лагеря и заезжают дети, то ограничений тут очень много. Смены сократили до двух недель, родителям строго-настрого запретили приезжать проведывать детей, пообещав вместо этого быстрый Интернет и доступный wi-fi для связи. Мерить температуру оздоравливающимся в лагерях воспитанникам будут три раза в день. Почти на 90 миллионов рублей закуплено санитарных средств и тестов на COVID-19 для сотрудников, которые должны в обязательном порядке проходить тестирование. Территорию лагеря им, как и детям, тоже запрещено покидать, пока смена не закончится. Строже подойдут и к отбору детей.

По словам руководителя Департамента образования, науки и молодежной политики Воронежской области Олега Мосолова, когда ребенку будут выдавать справку об эпидокружении, врач обязательно отследит, входили ли его семья и сам ребенок в круг контактных лиц больных. Это поможет избежать риска возможного заражения.

Стоимость путевки в муниципальные детские оздоровительные лагеря составит 16 тысяч 870 рублей, для сотрудников внебюджетных предприятий – 11 тысяч 620 рублей, для бюджетников – 8 тысяч 470 рублей. До конца лета планируется всего три потока по 14 дней: с 15 по 28 июля, с 31 июля по 13 августа и с 16 по 29 августа.

Программу отдыха обещают интересную и насыщенную, но без ограничений тоже не обойдется. Запрещены общелагерные мероприятия, на которые раньше собирались все отряды. Теперь все время дети должны проводить в своих отрядах, корпусах и на отрядных местах. Чтобы избежать скоплений и пересечений, кормить отряды в столовой будут по очереди. Ходить по территории лагеря детям можно без маски, но при малейшем проявлении признаков инфекции заболевшего должны срочно изолировать от основной группы детей и госпитализировать в специализированное медучреждение. Всех контактировавших с человеком с подозрением на COVID-19 должны отправлять на карантин.

Но, несмотря на все риски и препятствия, желающих отправить ребенка в лагерь более чем достаточно. Многие бронировали путевки заранее, надеясь оказаться в числе первых, как только объявят о снятии карантина. Немало и таких родителей, кто пытался организовать своему ребенку отдых в онлайне: младшие школьники официально закончили учебу еще в середине мая, родители как-то умудрялись одновременно работать и заниматься с детьми.

Подробнее о том, что такое онлайн-лагерь и может ли он заменить обычные детские лагеря отдыха, я попросила рассказать известного в воронежском регионе человека, посвящающего все свое свободное и рабочее время детям, а также детским и молодежным общественным организациям. Сегодня Наталия Киреченкова возглавляет автономную некоммерческую организацию «Молодежный институт социальных программ» и является председателем Комиссии по образованию и молодежной политике Общественной палаты Воронежской области. Обычно, чтобы взять у нее интервью в летние месяцы, надо было приехать в детский лагерь, или на областной фестиваль «Молгород», или в лес на большую «Искрятскую поляну» с палатками, где традиционно проводятся выездные палаточные лагеря Воронежской региональной общественной детской организации «Искра», Наталия в числе ее главных создателей, можно сказать, душа этой организации. Но этим летом мы встречались в областном Институте развития образования, как раз незадолго перед открытием загородных летних лагерей. Рассказывает Наталия Сергеевна:

– Начиная с мая у нас нескончаемый поток звонков от родителей: «Пожалуйста, заберите нашего ребенка! Сделайте лагерь, хоть палаточный, хоть какой-нибудь, только бы ребенок сменил обстановку и отдохнул! Мы готовы привезти детей к вам в лес, увезти, помочь, только делайте!» Это лето, лето в изоляции, очень сложно именно для подростков, потому что у них ведущая деятельность – это общение. И это их потребность! Это не просто иногда поговорить, а постоянная потребность каждого из них, даже самого интровертного. В жизни подростка очень много социальных контактов, которых дети сегодня реально лишены.

– Возможна ли замена живого контактного отдыха на онлайн-лагерь? Пробовали ли вы его организовать?
– Некоторые организации пытаются запустить онлайн-лагеря, но особым спросом они не пользуются. Потому что дети до этого уже два месяца занимались в онлайне, учились там. Да и сами родители не в восторге, потому что это опять компьютер, опять соцсети и так далее. Мы проводили в марте – мае онлайн-клубы для школьников, и да, по большому счету это был формат онлайн-лагерей. Но у нас занимались дети, которые с нами общались «живьем» еще с сентября 2019 года.

По словам Наталии Киреченковой, в этом году привычные весенние лагеря не проводились. Традиционно «Искра» во время весенних каникул организовывает два лагеря – «iCamp» и «Искатель». Первый – это лагерь развития бизнес-мышления и навыков разговорного английского языка, второй – тренинговый лагерь для активных детей. Но так как на весенних каникулах в области уже объявлялся карантин по ОРВИ, организаторы попробовали сделать онлайн-лагерь. Оказалось, для этого необходима реальная перестройка всей программы. Например, один из форматов такой: ребята утром получали задание, причем для маленьких это делалось через родителей, а для старших задания размещались в различных соцсетях. Задания могли быть такими: «запиши и сделай видео трех любимых упражнений во время утренней зарядки», «узнай у мамы рецепт нового блюда и приготовь его», «проведи ревизию в своей комнате, собери ненужные вещи, сфотографируй или сними их и расскажи, что именно и почему ты собираешься убрать из комнаты». Еще одно популярное задание: «перечисли пять навыков, которым ты хочешь научиться в ближайшие три месяца».

– Мы старались подобрать задания так, – продолжает Наталия, – чтобы они, с одной стороны, были практико-ориентированными, а с другой – мы учитывали необходимость взаимодействия с родителями. Был еще третий аспект – возможность самопознания и саморазвития. Еще один тип заданий был рассчитан на взаимодействие между подростками. Например, в группе из 12 человек выбираются случайные пары, которые в течение дня должны созвониться и узнать друг про друга как можно больше. А вечером проходила встреча, обычно на платформе Zoom, рассчитывали на 40 минут, но все не успевали высказаться, поэтому тратили часа по два.
Ребята демонстрировали результаты выполнения заданий, а потом мы проводили дискуссии на различные темы, например что такое предательство, предавали ли тебя в жизни, как к этому относиться. Подростков очень интересуют философские и психологические аспекты взаимоотношений. Дополнительно мы запускали игрофикацию, дети набирали баллы за выполнение заданий и за то, как участвовали в вечерних обсуждениях.
Организаторы подобных онлайн-клубов (или онлайн-лагерей), как говорит Наталия, ставили перед собой две главные задачи: минимизировать нахождение в Интернете и занять ребенка в течение всего дня! Ребенку надо было помочь самоорганизоваться, и это оказалось очень трудно. Наши дети привыкли к довольно жесткому распределению своего времени: утром школа, потом кружки, студии, домашняя работа – и так каждый день. А в ситуации вынужденной самоизоляции каждый вдруг оказался дома! Никуда не надо идти, зато надо все 12‑14 часов что-то делать и как-то себя организовать. Вот это и стало проблемой для многих детей!

– Мы даже стали делать видеокурсы для родителей, как занять ребенка. Обращались целые организации с просьбами взять на занятия детей их сотрудников, увидели нас в Интернете и тоже захотели… Но подобные занятия в онлайн-клубах были интересны две-три недели, а что потом? В итоге мы три месяца проводили клубы и поняли, насколько это ресурсозатратно, хотя на первый взгляд кажется, что это не так. Но ты должен встречаться в онлайне с детьми часто и регулярно, продумывать и форматы, и задания, а также то, как их потом проверить и подвести итоги. Все это очень непросто и в итоге не дает желаемых результатов.

Один из главных вопросов по летнему онлайн-отдыху, который возник у меня во время разговора с Наталией Киреченковой, затрагивал тему родительской ответственности: должен ли родитель находиться рядом со своим ребенком в то время, когда тот «отдыхает» в онлайне? По мнению моей собеседницы, этот вопрос обязательно нужно обсуждать, в первую очередь юридически. Ведь это не учитель выходит на связь с ребенком и чем-то с ним занимается, учитель, которого знают мама с папой, с которым они неоднократно общались. Кто имеет право набирать аудиторию для онлайн-лагеря, какой контент будет предложен детям в этом лагере во время занятий, кто конкретно будет общаться с детьми? Все эти вопросы сегодня абсолютно не проработаны. Родители должны это учитывать и быть в курсе того, с кем остаются дети в дневное время.

Я не могла не спросить, как живут этим летом организаторы детского летнего отдыха. Ответ оказался прогнозируемым:

– Живут плохо. Потому что того, чем мы занимались, практически нет. Если говорить про частников, это реально катастрофа!

– А чем можно было бы заменить детские лагеря отдыха?

– Только каким-то живым, неформальным общением. Творческое общение, деловое, мыследеятельностное общение – это те форматы, которые предлагают лагеря. Замену сделать невозможно.

В числе самых незаменимых в этом году оказались палаточные лагеря, беспощадно и повсеместно запрещенные до конца лета. У воронежских детских организаций традиции проведения палаточных лагерей сильные. «Искра» из года в год проводит палаточные лагеря «Вся «Искра» и «Искорка». Центр игровых технологий каждое лето собирает детей и подростков в лагеря «индейцев» и «славян». Есть палаточные профильные лагеря в районах области – патриотические, туристические, экологические. Точнее, все они были в прошлые годы, а нынешним летом их не будет. Почему, об этом написано выше. Складывается такое впечатление, что и Роспотребнадзор, и руководители разных образовательных ведомств видят в палаточных лагерях только угрозу детскому здоровью, забывая очевидные вещи: богатый фитонцидами лес (под Воронежем в основном сосновый, и это еще один плюс), индивидуальные палатки, в которых дети могут размещаться даже по одному. Туристов-романтиков, любящих песни у ночного костра, среди детей и подростков наберется немало, но их предпочтения сегодня никого не волнуют. Запретить и легче, и спокойнее.

Татьяна МАСЛИКОВА, Воронежская область


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt