Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Отстающие. «Учительская газета», вторник, 29 января 1963 года

Учительская газета, №15 от 20 апреля 2004. Читать номер
Автор:

Гера Букин скучал. Чем заняться в эти долгие сорок пять минут? Путешествие с партой совершено уже несколько раз: полметра вперед, полметра назад. Собственная фамилия уже красуется на белой откидной крышке. Вот Славке Шевелеву – тому хорошо: сидит на третьей парте и развлекается с окружающими. А что делать, если сидишь впереди всех? Вот если бы опять выгнали из класса – тогда можно разгуляться.

Между тем учитель истории Эдуард Викторович Грушецкий, кажется, все делал для того, чтобы, выражаясь педагогическим языком, «активизировать» учеников. Вопросы сыпались один за другим, а учитель все подгонял ребят:

– Давайте живее! Надо лучше знать! Надо быстрее думать!

Многие добросовестно старались последовать этим призывам и спешили как можно скорее поднять руку, даже если не успели обдумать ответ. Увлекшись уроком, учитель не замечал, что в беседе участвовали одни и те же ребята. Класс как бы разделился на два лагеря: «умеющих думать» (причем думать быстро) и «не умеющих». «Умеющие» старались, «не умеющие» развлекались, готовились к следующему уроку или просто «отсутствовали, присутствуя». Об одном из «неактивных» – Славе Шевелеве – учитель один раз все же вспомнил. Но, быстро установив, что тот «никак не думает», оставил его в покое.

Примерно такая же картина повторялась и на других уроках. «Думающие» отвечали, «недумающие» молчали. Молчать, конечно, было проще, и часть ребят уже привыкла к роли «молчальников».

– Всем понятно, как измерить площадь трапеции? – спрашивает учитель математики Геннадий Алексеевич Клинтеев.

Букин старается заглянуть в тетрадь соседки, Миша Минанов и Витя Каменский беспомощно листают учебники, Слава Шевелев даже не слышит вопроса – он что-то ищет под партой.

– Неясностей нет, – заключает учитель и дает классу следующее задание.

Новая тема – определение площади прямоугольника. Сложного здесь тоже ничего нет: для этого нужно лишь перемножить стороны. Не понять можно только в одном случае: если не слушать. Гера Букин не слушал.

– У нас еще «дополнительное» будет. Для отстающих, – авторитетно поясняет он.

На уроке немецкого все писали контрольную. Тема – склонение прилагательных, с артиклями и без них. Просклоняв «голубое море» и «простой пудинг», ребята должны были придумать предложения, перевести несколько фраз с русского на немецкий. Гера в конце урока с равнодушным видом сдал листок, на котором перепутал почти все падежи.

С такой же пользой для Геры прошли и уроки физики и литературы. На литературе, например, он ухитрился, сидя на первой парте, даже не вытащить из портфеля тетрадь, хотя все записывали эпитеты, метафоры и сравнения из стихотворения «На смерть поэта».

…Классный руководитель 7-го класса «Б» школы имени С.М.Кирова в Березниках Нина Авенировна Гневашева тяжело вздыхает, когда речь заходит об отстающих. Их около десяти человек. В прошлом году класс потерял шесть человек – ребята остались на второй год.

– Просто не знаю, как быть с двоечниками, – жалуется она. – Ленятся, ничем не интересуются, способности неважные… Нужно найти индивидуальный подход. Но как это сделать?

Что и говорить, вопрос не из легких. Ни в одном учебнике педагогики, ни в одном методическом пособии рецепта на все случаи жизни нет. Да иначе и быть не может: ведь тогда тот единственно верный подход к ребенку не был бы «индивидуальным».

Так как же его все-таки найти? Наверное, прежде всего для этого нужно его искать. Например, узнать, чем интересуются дети вне школы, как ведут себя дома, наконец, как живут. Как-то неловко даже напоминать такие прописные истины, но для этого нужно хотя бы побывать у этих «трудных» ребят.

О Гере Букине вы, Нина Авенировна, могли бы узнать, что этот равнодушный, угрюмый подросток – хороший брат, он охотно помогает учить уроки младшей сестренке, безотказно выполняет любые поручения матери по хозяйству. Он с гордостью рассказывал, какой замечательный игрушечный диванчик смастерил на уроках труда. За это получил заслуженную пятерку. Такая же оценка у него выведена и в четвертях.

Но вот необъяснимые превращения! В роли классного дежурного Гера оказался удивительно нерадивым: карты не повешены, доска не вытерта, тряпки нет, мел валяется на полу. В чем дело? И здесь выяснились вещи, вовсе из ряда вон выходящие. Оказывается, чтобы «заставить» детей учиться, в школе применяют… наказание трудом! Получил двойку по математике – изволь мыть пол, по русскому – вытирай парты и т.д. И, конечно, чаще других с тряпкой в руках можно было видеть того же Геру Букина, ухитрившегося получить двойки чуть ли не по всем предметам.

– А что тут особенного? – пожимает плечами классный руководитель. – Пусть отвечает за свои поступки…

Так постепенно выяснилось немало подробностей из жизни Геры. Уже не удивляло, почему с такой ненавистью он зашвырнул во время дежурства тряпку, а потом на уроке литературы с явным удовольствием пошел ее искать по просьбе учительницы и долго не возвращался. Пять уроков ежедневно, многочисленные «дополнительные» чуть ли не по всем предметам, а стоит подростку только переступить порог дома, как мама снова усаживает Геру за книги. Все развлечения сейчас для него отменены. Учеба утром, днем, вечером – с восьми утра и до одиннадцати вечера. И только на уроках, когда учитель «работает с классом», Гере раздолье: отстающий, его мнения никто не спросит.

Витя Каменский совсем не похож на Геру. Яркие синие глаза в метелках черных, будто специально загнутых кверху ресниц смотрят застенчиво и в то же время доверчиво. Мальчик охотно отвечает на расспросы, причем отвечает точно и правдиво. Но такой Витя только дома. В классе он как-то сразу сникает, стараясь быть как можно незаметнее. Ни разу за четыре дня я не видала, чтобы он поднял руку.

– Неактивный он у нас, – с детской прямолинейностью говорят о нем одноклассники.

– Не интересуется ничем, – говорят учителя. – Вялый какой-то.

…В воскресенье я застала Витю за чтением. Он смущенно отложил в сторону «Гриаду» – научно-фантастический роман о космическом полете к центру Галактики.

– Ой, уж и не говорите, так интересуется, от книг не оторвешь, – рассказывает Витина мать Таисия Михайловна.

Она работает уборщицей, сетует на плохое здоровье. Кроме Вити у нее еще двое детей. Живется трудно: растит всех одна.

Миша Минанов держится на первый взгляд уверенно и независимо. Он в классе один из старших – ему около шестнадцати (когда-то оставался на второй год). Но внешнее впечатление обманчиво. Мальчик давно потерял веру в свои силы.

Летом он пытался поступить в строительное училище, но его туда не приняли. Не устроился мальчик и на работу. Только поэтому и сидит сейчас на последней парте в 7-м классе и с трудом «тянет на троечку», да и то не по всем предметам…

Нет, совсем они не одинаковые, все эти ребята, что ходят в отстающих, «недумающих». И это не простое стечение обстоятельств, что в одном классе столько двоечников. Упрек этот в первую очередь надо отнести к их учителям, классным руководителям.

Вот, например, небольшой инцидент на уроке истории. Вызвали Виктора Каменского. После разговора с ним дома мальчик неплохо подготовился к уроку и, поборов свое смущение, неуверенность, не отказался отвечать. Но у доски заметно волновался, кое-что упустил, кое-где сбился, не найдя сразу нужных слов. Но в общем-то ответ был вполне удовлетворительным.

– Ну что ж, поставлю, так и быть, тебе тройку. Но это только для поддержки, – резюмировал учитель.

Кто-то в классе хихикнул, кто-то сострил («Смотри, как «поддержали» тебя, Каменский!»), а робкий мальчик совсем смутился и до конца урока так и не оторвал глаз от парты. Трудно сказать, о чем он думал. Может, о том, что правильно поступил Букин, отказавшийся отвечать, а потом подсказывавший другим? Во всяком случае, одно бесспорно: интереса к учебе у мальчика после такой «поддержки» не прибавилось.

И о дополнительных занятиях. Многие учителя действительно не жалеют ни времени, ни сил, чтобы «вытянуть» двоечников. Но при этом они упускают из виду самое существенное: дополнительные занятия должны дополнять урок, а не заменять его. А для этого, наверное, надо многое пересмотреть в системе всей работы. Хорошо, что учителя ищут новые формы и методы преподавания, но плохо, что за их внешней стороной не видят сути. Быстрый темп урока, объяснение нового материала эвристическим методом, комментированное письмо и решение задач – все это не должно быть самоцелью. Если все эти приемы не помогают учителю заставить работать на уроке каждого ученика, и в первую очередь отстающего, – значит, что-то не продумано до конца, значит, упущено главное.

С.СИНЮТИНА, Спец.корр., г.Березники


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту