search
main
Топ 10
Частичная мобилизация студентов: кому положена отсрочка, кого могут призвать Каким должен быть педагог XXI века: профессии учителя посвятят следующее занятие «Разговоры о важном» Студентов частных вузов с госаккредитацией освободят от частичной мобилизации Ограниченно годный к военной службе учитель из Петербурга получил повестку о мобилизации Мобилизованный учитель из челябинского Снежинска возвращается домой 2 октября в России отмечается День среднего профессионального образования В Башкирии мобилизовали лауреата конкурса «Лучший учитель родного языка и родной литературы - 2022» На конкурсе «Учитель года России – 2022» названы победители в специальных номинациях У московского учителя отозвали повестку до его явки в военкомат В Тюмени объявили имена пяти призеров конкурса «Учитель года России» - 2022 Учителям и воспитателям детских садов увеличивают зарплату «Учитель года России – 2022»: 1 октября станут известны имена пяти призеров конкурса На конкурсе «Учитель года России – 2022» вручили специальный приз «Учительской газеты» Пятого октября в Кремлевском дворце состоится концерт ко Дню учителя Акцией «Скажи педагогу спасибо!» в России начинается Большая учительская неделя Погибшую в ижевской школе учительницу наградили знаком «Отличник просвещения» России Ко Дню учителя более 45 тысяч педагогов Самарской области получат выплаты В Новосибирских школах больше не будут работать охранники без специальной подготовки Пятеро студентов-очников из Тульской области, которых мобилизовали до указа, вернулись домой Завершилось финальное испытание конкурса «Учитель года России – 2022»
0

От борьбы за права не откажемся

Александр КУТУЗОВ, ректор Московского гуманитарного педагогического института: – Я думаю, что наша городская профсоюзная организация проводит огромное количество интересных мероприятий, ведет серьезную работу по разным направлений. При огромном уважении к Департаменту образования, в первую очередь профсоюз откликается на многие инициативы, важные и интересные для педвузов, профсоюз решил вопрос о дополнительном повышении квалификации.

Я вижу, что есть много нерешенных вопросов, связанных с законодательством, и профсоюз очень активно работает в этом направлении. У высшей школы есть проблема аттестации сотрудников, которые работают не на кафедрах, а в подразделениях управления, профсоюз помогает нам решать эту проблему. Очень хорошо, что профсоюз активно сотрудничает со школами. Вспоминая марксистский тезис о роли личности в истории, могу сказать: хорошо, что московскую организацию профсоюза возглавляет Сергей Кузин – лидер, который не боится обострять ситуацию, если это нужно для защиты прав педагогов.

Хочу тоже обострить ситуацию: когда мы обсуждаем проблемы взаимоотношений профсоюза и власти, то должны посмотреть на проблему взаимоотношений власти и общества. Единственный институт, который создало современное общество и который способен гармонизировать взаимоотношения власти и общества, – это образование. Для системы образования отраслевой профсоюз – особая сила, особая возможность добиться такой гармонизации. Когда наступает такая гармонизация, власть никогда этого не хочет, так как устроена по-другому. Нужно построить ситуацию, при которой власть захочет выводить профсоюз (и вместе с ним интересы трудящихся) на дискуссионную площадку. Для того чтобы это сделать, необходимо учиться у власти. Если внимательно посмотреть и проанализировать (не с традиционной позиции борьбы, забастовок), как строятся действия власти, то станет ясно, что происходит. Как проводятся все законы, как формируются группы влияния? Есть сериал «Школа», мы не рассуждаем о его художественных достоинствах – это неинтересно, но почему на Первом телеканале до недавнего времени было два телепоказа? С точки зрения социальной психологии, а телебоссы используют высокие технологии манипулирования сознанием, задача действий подобного рода связана с тем, чтобы в результате изменить социальную технологию, социальное сознание. В результате в социальное сознание такой фильм вводит принципиально иной, нежели раньше, образ нашей школы и нашего образования. Все мы росли вне зависимости от того, любили школу или нет, мы знали, что в школе должно быть радостно и тепло. Какой социальный миф начинает формировать такой фильм? Миф о том, что в школе очень плохо. Хотите учиться в хорошей – идите в другую и платите деньги.

Если мы хотим, чтобы профсоюзное движение развивалось, активно развивалось, нам тоже необходимо использовать современные технологии влияния. Если этого не сделать, мы будем оставаться в рамках совсем другого развития, на которое нас толкают такие фильмы, как «Школа». Я верю, что у Московской городской организации профсоюза хватит на это сил, что такое огромное сообщество прекрасно понимает, что такое изменение социальных мифов связано с образованием и может привести к катастрофическим последствиям.

Виктор САДОВНИЧИЙ, ректор МГУ имени М.В.Ломоносова, президент Российского союза ректоров, академик РАН:

– Какое государство мы строим, какую экономику мы строим, какое образование нам нужно? Хочу сказать, что мы не определили, какое образование нам нужно строить, потому что в первую очередь не определили, какую экономику хотим построить. То, что мы в поиске, то, что мы постоянно бросаемся в крайности, зигзаги, потом критикуем эти крайности и зигзаги, не лучший путь для развития нашего образования.

Сегодня все мы критикуем 90-е годы, действительно было сделано много ошибок. Как бы ни оправдывались эти действия, главная ошибка состояла в том, что мы в эти годы понизили уровень высшего образования в стране. Во многом мы бросили науку в вузах и в РАН, в целом это и привело к понижению уровня образования. Сейчас мы пытаемся все исправить путем закрытия филиалов, укрупнения вузов, но получается, как всегда: сначала делаем ошибки, а потом пытаемся найти выход из положения.

Уже сейчас есть ресурсы, есть понимание того, что нужно сделать, но надо призвать всех нас к тому, чтобы не сделать следующую ошибку: не стать на тот же путь усреднения высшего образования. Я убежден, что мы строим в России высокотехнологичную технологию, и тут главное – человек, то, как он образован. Кого мы готовим для этого периода – проблема наиважнейшая. Кого же мы готовим? В целом-то мы уровень подготовки не повышаем, мы часто заняты другим – как набрать первый курс, как обеспечить платные формы, как выжить, как свести концы с концами. Мы стараемся, но очень большой груз нас тянет назад.

Я аплодирую упрощенному подходу, когда говорят: «Сейчас мы все перейдем к всеобщему высшему образованию!» Я согласен, чем больше образования, тем лучше, но каким оно будет? Это должно быть образование элитное или специальное, готовящее специалистов не для диплома, не для того, чтобы в этой среде в будущем жить и работать. Это целый комплекс вопросов, это научные школы университетов, это среда (потеря среды для университета конец), это приток молодых, это уровень преподавания, наконец это востребованность и обеспеченность этих молодых всем необходимым. То есть это действительно комплекс вопросов, которые нужно решить, чтобы понять, какое образование нам нужно. Может быть, притом что бакалавриат – это то, что приемлемо, хотя он и подвергается мощнейшей критике на Западе. Студенты критикуют, потому что это трехлетнее образование и промышленность таких специалистов не принимает. Но для нас главное – не упустить подготовку самых подготовленных к будущей экономике специалистов.

Все гадают, а какие специалисты нам будут нужны? Никто не может этого предвидеть, делать прогнозы – дело неблагодарное. Я отвечаю обычно так: «Нам нужен специалист с фундаментальной подготовкой, он, как правило, сам разбирается во всех проблемах». Но в целом нужен специалист, подготовленный на основе синтеза наук, который будет определять шестой экономический уклад Кондратьева. Пятый мы прозевали, шестой будет определяться развитием на стыке био-, нано- и когнитивных наук, то есть фактически высоких технологий. Надо на это нацеливаться, создавать программы, которые будут связаны с проблемами в этом симбиозе наук.

Мы многое делаем, имеем лаборатории, но это не те лаборатории, которые для этого нужны, которые есть в Германии и других странах. Такой рывок собирается сделать Курчатовский институт, где закуплено на миллиарды оборудование, связанное с целью этого шестого экономического уклада. Все старые лаборатории там устранены, созданы новые на новом месте. Специалисты приглашены отовсюду: из-за рубежа, из других городов, этот институт покажет прорыв в этом направлении. Но все-таки кадры должны быть у нас, это мы должны готовить специалистов для Курчатовского и других институтов. Мы должны всеми силами бороться за высокую науку в наших университетах, так как через десять лет будут говорить, что мы были ответственны за уровень образования, за то, что Россия не смогла понять, какие специалисты ей были нужны.

Владимир ЮДИН, заместитель председателя Московской городской организации профсоюза:

– Власть пытается заменить независимые студенческие профсоюзные организации подконтрольными студенческими советами, доказывая, что профкомы – не органы самоуправления. Но в 2007 году две наши профсоюзные организации – МАИ и МГУ ПБ – стали победителями конкурса «Московский студенческий актив» в номинации «Лучший орган студенческого самоуправления вуза». Сегодня в Москве студенческие советы и студенческие профсоюзные комитеты сотрудничают, разделив сферы деятельности.

Борьба за студентов идет постоянно, руководители РАПОС и АПОС вышли из Общероссийского профсоюза образования, стали руководителями альтернативного профцентра «Соцпроф», активно поддерживаемого властями. Все это, на мой взгляд, делается для того, чтобы расколоть сообщество студентов – членов нашего профсоюза. Ведь эти студенты могут эффективно осуществлять самоуправление, предъявлять социально-экономические требования власти, выступать в защиту своих прав, отстаивать свою гражданскую позицию. Московский горком делал и делает все возможное, для того чтобы отстоять целостность и предотвратить раскол студенческих профсоюзных организаций.

Геннадий МИЛОВЗОРОВ, председатель секции первичных профсоюзных организаций вузов:

– Наша секция уделяла серьезное внимание решению таких вопросов, как подготовка и заключение коллективных договоров, охрана труда, внедрение новой системы оплаты труда. Это было особенно сложно, потому что в большинстве вузов произошла смена ректоров. К руководству пришли люди, которых можно назвать администраторами, менеджерами, но не учеными. Постепенно исчезает демократичная атмосфера в вузах, профсоюзным организациям работать все сложнее, их отодвигают от участия в управленческом процессе.

Настораживает, если не сказать больше, решение Минобрнауки РФ о сокращении 114 вузов из 344 бюджетных. Финансирование высшей школы сократилось в 2010 году на 10 процентов. Это приведет к сокращению кадров, в то время как чиновники утверждают: цель слияния вузов – сохранение кадрового потенциала. Считаю, что профсоюз должен потребовать мораторий на сокращение кадров в период демографического спада. Мы должны бороться за сохранение и приумножение высококлассных преподавательских и научных кадров, иначе некому в дальнейшем будет учить студентов. Это очень трудно, ведь заработная плата в высшей школе низкая, поэтому молодежь не остается здесь работать в качестве преподавателей. В лучшем случае молодые идут на административную работу, которая оплачивается значительно лучше. Например, у нас в МИСиС средняя зарплата профессорско-преподавательского состава 24 тысячи рублей, а административно-управленческого персонала – 46,7 тысячи.

Борьбу за повышение заработной платы преподавателей следует усилить, иначе не удастся омолодить ППС. Мало того, образование не только «состарится»: через 5 лет некому будет качественно учить. Профсоюз постоянно ставит решение этой жизненно важной проблемы во главу угла, а ректоры в большинстве своем пока отмалчиваются. Надо ставить вопрос ребром невзирая на кризис.

Серьезная проблема – разработка ГОСов и программ для бакалавров и магистров. Молодежь, привлеченная к разработке, считает, что в технических вузах не надо изучать историю, философию и другие гуманитарные дисциплины. На эту негативную тенденцию следует обратить особое внимание.

Еще один важный вопрос – состояние здоровья сотрудников вузов. Возраст, перегрузки дают себя знать, а на профилактику заболеваний, диагностику и нормальное лечение ни у людей, ни у вузов средств нет. В процесс должен вмешаться профсоюз, включая соответствующие пункты в коллективные договоры, отраслевое и другие соглашения. Нужна система оздоровления. У нас, в МИСиС, профсоюзный комитет, например, стал проводить зимние и летние спартакиады.

Охрана труда, создание здоровых и безопасных условий всегда были и остаются приоритетным направлением в профсоюзной работе. Но усилий одного профсоюза недостаточно. Нужен административный ресурс, соответствующие вложения. Если копнуть, то ни один преподаватель сегодня не имеет разрешения проводить лабораторные работы, инструктировать студентов, так как сам не прошел соответствующий инструктаж.

Если говорить об аттестации рабочих мест, то можно назвать несколько вузов, где работа в этом направлении продвинулась. Однако большинство стоит на месте, поскольку не решен вопрос с финансированием. В данном случае наши претензии к Минобрнауки РФ – именно там должны быть изысканы необходимые средства.

В центре внимания профсоюз должен держать и проблему аттестации профессорско-преподавательского состава в течение действия срочного трудового договора (ст. 332 п. 81 ТК). Прошлой осенью вышел приказ Федерального агентства по образованию о ее проведении. Для профсоюза здесь широкий фронт работ прежде всего в процессе разработки положений об аттестации в вузах.

Марина ИВАНОВА, первый заместитель председателя Московской городской организации профсоюза:

– Минувшей пятилетке предшествовали годы тектонической деятельности, когда страну трясло, когда сотрясало систему образования, а профсоюз в ответ взрывался протестными акциями, отстаивая права и интересы работников. В тот период, итоги которого мы подводим, эта бурная протестная деятельность закончилась, в системе образования установилась стабильность. Конечно, реформы образования продолжаются, они идут уже 40 лет, но только в последние пять лет вошли в нормальное организационное русло. Теперь вне зависимости от того, нравится нам конкретная реформа или нет, можно прогнозировать ее результаты. По каждому нововведению профсоюзы имеют собственное мнение, излагают его и даже периодически выступают против принятия той или иной меры.

Показателем стабильности мы считаем сохранение членской базы Московской городской организации профсоюза. В отличие от многих других профсоюзов нам удалось за эти годы не потерять численность. Порой нас критикуют, бывает даже, что критикуют заслуженно, и это правильно. Ведь если нас не будут критиковать, если нам не будут придавать новые импульсы, профсоюз может застыть на месте. Стабильность членства в нашем профсоюзе не признак застоя, а признак развития, поддержания традиций и внедрения в работу новых идей.

За прошедшие пять лет наша организация превратилась в огромную сеть социальных программ и инициатив. Помимо сохраняемых нами типично профсоюзных направлений работы (юридические консультации, охрана труда, социальное партнерство) мы активно развивали новые процессы.

Мы думаем нынче о том, что готовит нам грядущее пятилетие. Самая острая проблема – те изменения в системе оплаты труда, которые должны произойти в образовательных учреждениях Москвы.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте