search
Топ 10

Ощущение неба. Какая судьба ждет частный музей

Есенин и Вязьма. Их объединил Павел Никифорович Пропалов – создатель и хранитель вяземского музея «С.А. Есенин». Когда переступаешь его порог, возникает ощущение неба. И не потому, что пол голубого цвета, просто дух захватывает от высоты. Слушая рассказ Павла Никифоровича, понимаешь, что не в силах постичь эту высоту, уровень взгляда на личность и талант поэта, который не назовешь любительским.

В декабре 1977 года в Вязьме проходила десятая выставка книг из коллекции Павла Пропалова, посвященная Сергею Есенину, на которой присутствовал сын поэта Константин Сергеевич. «Три дня, проведенные на выставке книг, пролетели мгновенно. Мне так жаль, что было мало времени посидеть, почитать, зарыться в богатстве, собранном Павлом Никифоровичем. Не уполномочен, но беру на себя «право и власть» провозгласить здравицу Пропалову – человеку из тех, которыми лепится, создается история русской культуры. Много видел собраний на тему есенинианы, но Пропаловское собрание – явно на пьедестале почета». Эта запись сделана Константином Есениным в книге отзывов о выставке. В то время не было еще музея Есенина в Москве, и сама мысль о создании музея в Вязьме казалась дерзкой. Прошло немногим более девяти лет, и вот «богатство, собранное Павлом Никифоровичем», неоднократно пополненное за эти годы, с 6 апреля 1986 года называется вяземский музей «С.А. Есенин».

История его создания выходит за рамки обычных представлений о том, где, зачем и с какой целью делается музей. Чаще всего музеи открываются в местах, связанных с жизнью или творчеством знаменитого человека. Есенин никогда не был в Вязьме. И все же музей существует. А все дело в том, что лет 50 назад Павел Пропалов познакомился с поэзией Сергея Есенина. Ему захотелось узнать как можно больше не только о стихах поэта, но и о нем самом, о его жизни. Вначале это был просто интерес, затем Пропалов привел в систему собранное и понял, что все это может быть интересно не только ему, но и другим любителям поэзии Есенина. Когда в 1974 году Пропалов сделал первую есенинскую выставку в Вязьме, прозвучали предложения весь материал поместить куда-то, например, в библиотеку, на всеобщее обозрение. Но материал очень серьезный, незаурядный, и библиотека не подготовлена, чтобы принять книги такой ценности на хранение. Вот тогда-то и родилась идея создать свой музей, в первую очередь для того, чтобы сохранить все.

Золотым фондом коллекции стали 28 из 30 прижизненных изданий поэта, более 200 сборников и журналов с первыми есенинскими стихами и публикациями поэтов из есенинского окружения: «Конница бурь», «Харчевня зорь», Рабочий чтец-декламатор», «Плавильня слов», «Нива» и другие. Такого количества прижизненных изданий нет ни в одном есенинском музее страны. И, конечно, гордость музея – это первая книга поэта «Радуница», изданная в 1916 году тиражом 900 экземпляров, с автографом Есенина.

Музей имеет очень большие фонды: всего около 5 тысяч книг, в том числе свыше 600 изданий по Есенину – целая библиотека, целый научный центр. Собраны более 3500 газетных и журнальных статей начиная с 1916 года, все выпущенные за этот период книги Сергея Есенина, все его миниатюры, альбомы, иллюстрации, марки, конверты, медали с изображением поэта, скульптурные портреты, грамзаписи, аудио-, видеозаписи, ноты музыкальных произведений на стихи Есенина. И коллекция продолжает пополняться. На базе музея неоднократно проводились есенинские чтения, в которых принимали участие литературоведы из Москвы, Ташкента, Ленинграда, Даугавпилса, Кисловодска, Энгельса, Тулы, Куйбышева. Павел Пропалов не только собиратель, но и просветитель, организатор книжных выставок, частый гость в школах, библиотеках города и области, на научных конференциях.

А расположен музей в одной из комнат квартиры коллекционера, которая неизмеримо мала для этого уникального собрания, и потому, начиная с прихожей, все остальные комнаты также включены в работу. В музее параллельно существует несколько коллекций: книг-миниатюр, экслибрисов, значков, марок, обширный материал по краеведению. Но самая объемная после есенинской – это коллекция литературы Смоленщины, где яркой составляющей является материал по Александру Твардовскому. Работает музей без выходных, вход в него бесплатный, и вместе с Павлом Пропаловым, который в одном лице директор, научный сотрудник и экскурсовод, нас встречает его жена Евгения Семеновна, разделяющая все радости и тревоги своего знаменитого спутника жизни.

О музее известно далеко за пределами города, области, России. Были передача на радио «Россия», добрый сюжет в утренней программе на первом канале ЦТ и несколько десятков публикаций в прессе разного уровня. Но каждый экспонат от истории создания до истории приобретения достоин отдельного рассказа.

В книге отзывов более 500 записей посетивших музей школьников, студентов, учителей, врачей, ученых, рабочих, инженеров, писателей, поэтов, художников, музыкантов, офицеров из пятидесяти пяти городов бывшего Союза. Вот некоторые их них.

Игумен Пантелеймон, настоятель Свято-Троицкого вяземского собора: «Всякий труд есть дар Божий, но труд, который несет людям мир в души их, научает красоте, уже талант. Талант, который не зарыл в землю Павел Никифорович, принесет большой плод добра и гармонии в потомках русичей. Благословен тот, кто ищет, находит и не успокаивается на достигнутом».

В. Пилипенко, хранитель музея «С. Есенин и литературная Тула»: «Я нахожу в этом чудном уголке Вязьмы Единство Духа и Дела, Веры и Знания! Нет кумиров – есть время, и оно Вечно, как сам Есенин в нем. Я вижу Подвиг, Любовь и Труд моего друга, товарища и старшего брата, Павла Никифоровича Пропалова, его семьи, его земляков во имя завтрашнего дня – дня пробуждения и Возрождения России. Поклон Вам низкий…Пусть дети, внуки, правнуки… продолжат Ваше благородное и нужное всем дело. Собрание должно быть сохранено!»

В 1995 году состоялся международный симпозиум, посвященный 100-летию Есенина, на котором выступил Павел Пропалов. Музей знают, музей ценят, сохранить его на долгие годы не только осознанная необходимость, но и большая проблема, которую в одиночку не решить. К сожалению, нет человека, готового заменить Пропалова. И музей продолжает держаться на одном его энтузиазме. Администрация города в общем виде поддерживает это подвижничество, но в музей приходит редко. Возможно, руководители просто боятся, что услышат просьбу о помощи, которую они не смогут выполнить. Проще оставить один на один коллекционера с его проблемами. И музей перестал бы существовать в 90-е годы, если бы не помощь журналистки из Венесуэлы, посетившей семь лет назад Вязьму. Ее материальная и моральная поддержка помогли выжить музею и пополнить его фонды.

В 2001 году Павел Никифорович заявил в местной печати о желании безвозмездно передать музей Вязьме. «Я бескорыстно отдам эту коллекцию городу, но мне нужны гарантии, что коллекция не исчезнет, не погибнет мой многолетний труд, не пропадут все те вещи, которые со временем будут обязательно востребованы».

В 2002 году, в период избирательной кампании в Государственную Думу, представители одной из партий организовали в городе сбор подписей за передачу освободившегося здания музею.

В январе 2003 года на заседании совета вяземских промышленников и предпринимателей Павел Пропалов рассказал о музее. «… Я обращаюсь к вам как к представителям общественности города. Вы – люди известные, авторитетные и в то же время имеете определенную материальную базу, вам необходимо как-то распорядиться, чтобы это духовное сокровище осталось навсегда в Вязьме». Члены совета приняли решение создать попечительский совет, юридически оформить договорные отношения о передаче коллекции городу, решить вопрос с помещением, подобрать кадры, способные принять коллекцию и сохранить ее в дальнейшем.

Было принято решение Совета народных депутатов о том, чтобы подыскать для музея подходящее здание в Вязьме. До сих пор в судьбе музея ничего не изменилось. Получается, что огромные ценности – и не только духовные, но имеющие весьма ощутимый денежный эквивалент, городу не нужны.

6 апреля 2006 года музею исполнилось 20 лет. Что ждет музей дальше? Какое у него будущее и есть ли оно? Эти вопросы не могут не волновать как создателя музея, так и любого неравнодушного к русской культуре человека. Ведь те, на которых держится культура наша, не имея предела духовных сил, имеют предел сил физических. И оптимист по натуре Павел Пропалов с грустью говорит, что музей погибнет, когда не станет его самого. Этот музей ждет серьезного исследователя и серьезной монографии, ждет просторных залов. Может быть, новые городские и районные власти окажутся более прозорливыми, осознают, что вяземский музей «С.А. Есенин» – не частное дело коллекционера, а гордость Вязьмы, ее престиж. А может быть, назрела необходимость решать проблему сохранения материала на государственном уровне?

Вязьма

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту