search
Топ 10

Огонь, вода и медные трубы Все это прошел 15-летний вологодский мальчишка

Вообще-то Ольга Геннадьевна и Николай Юрьевич Беловы занимались со средним сыном. Дане исполнилось четыре года, и родители решили не спеша готовить ребенка к школе. А чтобы не отбить охоту к учебе, превратили все в развлечение: развесили в комнатах буквы: “О” – на окно, “Д” – на дверь, “Ш” – на шкаф. Вскоре весь дом превратился в “азбуку”, везде висели буквы, что очень нравилось не только Дане, но и его младшему братику. Никто и подумать не мог, что двухгодовалый Женя отнесется к этой игре серьезно и… выучит алфавит.
– Я потеряла дар речи, когда ребенок назвал все буквы правильно. Долго не могла понять, откуда он это знает, а потом сообразила: доигрались, – рассказала Ольга Геннадьевна.
В три года Женя уже начал читать, быстро научился писать и считать, в пять лет юный умник пошел в школу, в 14 – закончил и через два месяца поступил в университет.

Женя Белов: “К первой сессии освою компьютер”

Три брата
В селе Минькино Грязовецкого района Вологодской области к журналистам уже привыкли. Как только Женя Белов подал документы в Вологодский государственный педагогический университет на факультет прикладной математики, так и стали к нему домой наведываться газетчики. Можно сказать, все лето прогостили. Журналисты не скупились на статьи, широко освещая поступление 14-летнего гения в один из престижнейших университетов области. Минькинцы с гордостью читали материалы о юном односельчанине, желали Жене успеха и нисколько не сомневались, что он добьется своего: у Беловых все дети гениальные. Правда, проблем от этого не меньше.
23-летний Вадик – старший сын Ольги Геннадьевны и Николая Юрьевича – музыкально одарен. В семье его называют композитором: он пишет оперную и симфоническую музыку, играет практически на всех инструментах. Хотя серьезного музыкального образования Вадик пока не получил: в музыкальной школе выдержал всего четыре класса, а в одном из московских музыкальных училищ – полтора года. Белову и этого хватило, чтобы организовать хор и написать произведение на “Слово о полку Игореве”, которое получило самые лестные отзывы московских педагогов. Сейчас Вадик поет в церковном хоре Вологодской области в церкви Покрова на Торгу и, по словам матери, вполне доволен.
– Видимо, это удел всех талантливых людей: они не могут находиться в обычной среде, не признают режима. Поэтому меня не удивляет, что Вадик, как перекати поле, на одном месте долго не задерживается: ищет себя. Надеюсь, что когда-нибудь он определится со своей дальнейшей судьбой, – призналась Ольга Геннадьевна.
Не меньше хлопот доставил средний сын: Вадик музицирует, Женя учится, а у Дани таланты никак не проявлялись. Вроде бы способный мальчик, интересный, в школе хорошо учится. “Неужели синдром среднего ребенка?”, – переживали родители, мимоходом замечая, что в доме стали появляться книги по механике, какие-то запчасти, инструменты, а все сломанные старые часы, о которых давно забыли, тикают. И только когда Даня всей деревне отремонтировал часы – и наручные, и настенные, – родители вздохнули с облегчением: определился. Дабы поддержать интерес сына к механике, специально купили “Запорожец”, вернее, то, что от него осталось. Через несколько месяцев в гараже стояла настоящая машина, осталось только завести и поехать. Только вряд ли мастер-самоучка сядет за руль: Дане интересна сама механика, процесс. Родители считают, что этот талант средний сын унаследовал от отца Ольги Геннадьевны – настоящего самородка. С образованием в четыре класса он мог смастерить все что угодно. В семье до сих пор вспоминают его вращающиеся новогодние елки, усыпанные праздничным огоньком разноцветных гирлянд. Конечно, сейчас такие игрушки не вызывают удивления, но тогда, в 60-е… Сейчас одиннадцатиклассник Даня готовится поступать в Вологодский технический университет.
– А Женя? От кого у него такие способности?
– Я постоянно думаю об этом и не могу понять. Может быть, когда он был маленьким, мы что-то “включили” у него в голове. Если бы на него наседали, насильно заставляли учиться, так нет: он сам. У него с пеленок ненасытная жажда знаний, – улыбается Ольга Геннадьевна.
Как признался сам Женя, больше всего в детстве он не любил гулять. Игры, забавы считал пустой тратой времени. Вот с книжкой посидеть – другое дело. Когда Даня пошел в первый класс, Женя сильно расстроился: в свои пять лет он был максимально готов к школе, дома самостоятельно прошел программу первого класса. Он так хотел учиться, а его не брали! Тогда братья поставили ультиматум: в школу мы ходим вместе либо никак. Учителя Минькинской школы не знали, что делать. Бывает, и семилеткам сложно перестроиться на учебу, а тут дошкольник – расстроенный, серьезный, и сразу видно, отступать не собирается.
Женю взяли в первый класс. Фиктивно. И хотя по физическому развитию он заметно отличался от одноклассников, учился ничуть не хуже, а в чем-то даже и лучше. Родители стали замечать, что в родной школе сыновьям слишком просто и скучно. А тут еще у Жени проснулась страсть к языкам. В восемь лет он уже изучал три языка – английский, французский и итальянский, а в десять взялся за арабский. Развивать способности полиглота в селе было сложно, поэтому Беловы решили перевезти сына в Вологду.
В лучших школах Ольге Беловой сразу отказали: гениальный ребенок – хорошо, но у нас и так перебор. В остальных требовали прописку.
– Было очень обидно: мой сын хочет учиться, а его никуда не берут. Нервы у меня сдали в 15-й школе. Я разрыдалась, директор долго не мог меня успокоить, но ребенка принял, – вспоминает Ольга Геннадьевна.
В Вологде Женя поменял две школы, после чего вернулся в село, где и отучился шестой и седьмой классы, а потом перешел на экстернат. Родители до сих пор благодарят учителей Минькинской школы, что они с пониманием приняли их желание учиться дома.

Заведующий кафедрой и отделением прикладной математики Александр Зейфман со своим юным студентом

Школу построили, ученики разбежались
– Нам повезло: у нас учились все братья Беловы! – встретила нас директор Минькинской основной общеобразовательной школы Грязовецкого района Вологодской области Надежда Константиновна Сидорова. – Надо сказать, что это были особенные ученики: разные по характеру, они одинаково ценили учебу. Мне кажется, в этом большая заслуга родителей, которые сумели создать культ знаний.
Потому и учатся Беловы с охотой и творчески. Например, если по истории задали подготовить доклад, то Даня никогда этим не ограничится. Мало того, что напишет интересный реферат, он еще и муляжи смастерит. А Женя всегда шел своим путем. Рамки школьной программы были для него слишком тесны, а домашние задания просты и неинтересны. Надежда Константиновна всегда сердилась на Женю, когда он даже и не думал учить заданный топик по английскому и всегда придумывал что-то свое. Да, иностранные языки увлекали его по-настоящему. Что же касается математики, то он был к ней совершенно равнодушен и всерьез занялся ею лишь в седьмом классе. Причем так же страстно, как и языками.
Интерес к науке у Жени проснулся из-за безделья. Мальчик заболел, сидел дома, делать было нечего, вот он и листал учебник по математике. За неделю прошел программу седьмого класса: решил задачи, выучил правила. Потом попросил маму дать еще что-нибудь порешать. Когда в доме не осталось книг по математике, пришлось купить учебник за восьмой класс. В общем, в школе вундеркинду делать было нечего, и семейный совет постановил перевести его на экстернат: за год Женя окончил 8-й и 9-й классы.
– Я сторонник капитального изучения. Если положено выучить параграф, то его обязательно надо выучить. К экстернату я всегда испытывала недоверие, потому, когда Женя стал заниматься самостоятельно, не слишком это приветствовала, – призналась Надежда Сидорова. – Уверена, если бы он занимался в школе, стал бы круглым отличником.
Но для Беловых пятерки никогда не были основной целью. Главное, чтобы ребенку было интересно учиться и не мешать ему в этом. Когда Женя заявил, что хочет изучать математику, родители испугались и даже расстроились. Столько сил было вложено в изучение иностранных языков, сколько денег потрачено на репетиторов, на книги, Женя уже многого добился – и вдруг… математика. Может быть, это мимолетное увлечение? И все-таки родители поверили сыну, наняли репетиторов, накупили учебников и начали все сначала.
В математике Женя делал потрясающие успехи. Всю грамоту он самостоятельно постигал по книгам и стал настоящим спецом учебной литературы. У подростка есть целый список учебников и методических пособий, одобренных, допущенных и рекомендованных Министерством образования, по которым просто невозможно учиться. Одно дело обладать знаниями, другое – уметь их передавать. Поэтому, когда Женя чего-то не понимал, а под рукой не оказывалось нужных книг, ему всегда помогали преподаватели Минькинской школы.
Учителя не переставали восхищаться блестящими теоретическими знаниями Белова-младшего. Но когда дело доходило до практических заданий по химии или физике, тут-то и обнаруживался единственный недостаток индивидуального обучения. Именно поэтому Женя закончил школу с тремя тройками. Если бы у юного умника был постоянный наставник, эти оценки в аттестате об основном образовании вряд ли бы стояли.
– Надежда Константиновна, а в школе у Жени были проблемы с учебой?
– Только с физкультурой. Все-таки разница в возрасте ощущается: то, что под силу четырнадцатилетнему, двенадцатилетний выполнит с трудом. Мы никогда не заставляли Женю прыгать выше себя, но он всегда старался выполнять все нормативы.
Тягаться с одноклассниками мальчику было нелегко: в Минькинской школе все спортсмены. Главный тренер образовательного учреждения – учитель физкультуры и труда Вячеслав Мистюков не только заботится о здоровом теле подростков, но и воспитывает в них командный дух и олимпийский характер. В 2001-2002 учебном году баскетбольная команда школы приняла участие в тринадцати областных и районных соревнованиях. Правда, не во всех удалось удачно сыграть. Вячеслав Юрьевич считает, что если бы спортсмены тренировались в нормальных условиях, то побед было бы намного больше. Дело в том, что уже несколько лет школа располагается в здании бывшего детского сада, где все рассчитано для малышей: классы, коридоры, кабинеты, туалеты. Спортзал слишком мал и тесен для баскетбола. Вячеслав Мистюков надеется, что когда-нибудь ребята смогут оттачивать свое мастерство на настоящей спортивной площадке, а директор – что закончится строительство нового здания для школы.
Надежда Сидорова – молодой управленец. Ее директорский стаж всего два года. В Минькинской школе, которая в этом году отметила свой тридцатилетний юбилей, она проработала двадцать лет. Слухи о скором переезде в новое здание Надежда Константиновна помнит со своего первого урока. Но разговоры разговорами, а воз и ныне там: деревянная постройка, в которой раньше располагалась девятилетка, давно развалилась, сейчас учителям и ученикам на правах временных жильцов приходится ютиться в детском садике, а строительство как заморозили десять лет назад, так до сих пор нет денег на его окончание.
– Это недостроенное здание – наша беда, наш стыд, наша надежда. Ведь осталось только крышу положить, и можно устраивать новоселье. Самое обидное, что, кроме нас, эта “коробка” никому не нужна. Боюсь, если она сама не развалится, так ее на кирпичи растаскают, – переживает директор.
В Вологодской области это не единственный долгострой: 34 несостоявшиеся школы ждут своего первого сентября. Сколько требуется средств на их дальнейшее строительство, точно не знает никто. Как объяснил главный специалист отдела развития муниципальных образовательных систем Департамента образования Вологодской области Валентин Собанин, во всех документах заложены цены 1991 года. По сметам получается, что на все долгострои требуется 245920 рублей. В реальности только на Минькинскую школу нужно 12 миллионов. В Департаменте образования надеются решить эту проблему с помощью программы “Социальная сфера села”. Но пока она будет разрабатываться, приниматься и утверждаться, в некоторых селах школы уже не понадобятся: учить будет некого. Так что памятник нашему образованию уже заложен – недостроенные стены так и не состоявшихся храмов науки.

Ольга Белова: “Что-то мы еще в детстве “включили” у Жени”

Девушки потом
Минькинскую основную общеобразовательную школу Женя закончил в 12 лет и сразу же решил поступать в одно из сильнейших математических учебных заведений области – Вологодский государственный естественно-математический лицей – предел мечтаний каждого юного математика, химика и физика. Но попасть сюда – непростая задача. Здесь дают действительно качественное образование, работают лучшие педагоги, которые требуют от своих учеников по максимуму. Не каждый может выдержать такую нагрузку, поэтому абитуриенты проходят обязательное психологическое тестирование, где выясняются их уровень подготовки, способности и наклонности.
В лицей Женю не приняли. Как объяснила психолог образовательного учреждения, мальчик был силен в иностранных языках, но не в математике. Он бы просто не потянул учебу. Неудача не сломила вундеркинда, и свое образование он продолжил в юровской средней школе N 1 Грязовецкого района Вологодской области.
Первое впечатление от учебного заведения – уют. И это ощущение остается на весь день. Как будто из дома не выходил. Познакомившись с директором школы, понимаешь, что это не случайно: настроение здесь задает Антонина Павловна Куликова.
– После института я приехала работать в школу, которой еще не существовало. В Юрове была только начальная школа, среднюю я открыла в 1957 году. А через семь лет стала ее директором, – рассказала Антонина Павловна.
– Значит, ваш педагогический стаж и возраст школы одинаковы?
– Да, 45 лет, – улыбнулась собеседница.
Юровская школа располагается в добротном здании (ему всего 22 года) на территории колхоза имени 50-летия СССР. Благодаря этому соседству учебному заведению удается решать массу проблем. А их у сельского образования много. Основная, конечно же, транспорт. Грязовецкий район достаточно велик – 20 километров, в школе обучаются 243 человека, 97 из которых живут в близлежащих деревнях. Каждый будний день колхозные автобусы точно по расписанию утром забирают этих детей на учебу и в обед отвозят домой. В противном случае они вряд ли ходили бы в школу. Антонина Павловна переживает, что приезжие ученики лишены творческих студий, кружков, которые работают во второй половине дня. Чтобы хоть как-то возместить этот ущерб, школа привлекает работников клубов, библиотек колхоза для дополнительной работы с ребятами по их месту жительства. Вообще эстетическое воспитание подрастающего поколения в юровской средней школе поставлено на широкую ногу. Кроме кружков подростки посещают филиал музыкальной школы, районной школы искусств и станции юных техников, постоянно выезжают в театры в Вологду, а в библиотеке каждый ученик может найти чтиво по интересам. Благодаря материальной поддержке колхоза учебное заведение не прекращало подписку на детские издания: “Мурзилку”, “Путеводную звезду”, “Школьное чтение”, “Детскую роман-газету”, “Юный натуралист”, “Костер”, “Мир техники для детей” и другие. Только на это полугодие периодика обошлась в 1884 рубля 60 копеек. Но это копейки по сравнению с тем, сколько предприятие выделяет школе на текущий ремонт: в этом году сумма составила двадцать пять тысяч рублей. Однако эти деньги вернут колхозу будущие сотрудники – выпускники учебного заведения.
– Поскольку школа сельская, то наше основное направление – трудовое воспитание. Ученики вместе с аттестатом о полном среднем образовании получают первую профессию – тракторист-машинист 3-го класса. Хотя штат хозяйства полностью укомплектован, наши воспитанники не остаются без работы, – пояснила директор.
Эта проблема в Юрове стоит очень остро: из 243 учащихся школы 73 – из многодетных, малообеспеченных, безработных семей. В последнее время Антонине Павловне приходится заниматься необычным для себя делом – трудоустройством родителей. Чтобы ее ученики могли три раза в день есть, нормально одеваться и хорошо учиться. Ведь тяга к знаниям у молодежи необычайная. В этом году из 20 выпускников только один пошел работать в колхоз. Остальные поступили: тринадцать – в образовательные учреждения системы СПО, шесть – в вузы. Среди последних был и самый юный ученик юровской средней школы N 1 Женя Белов.
– Необычный мальчик, – так охарактеризовали бывшего питомца педагоги.
Их всегда удивляли и поражали его исключительно хорошая память, ответственность и желание учиться: он одинаково любил все предметы. Даже трудовую подготовку, которую сдал на “отлично”. Правда, права на вождение трактора Женя получит только через два года, когда исполнится семнадцать лет.
– В своей педагогической практике я впервые столкнулась с вундеркиндом. Поначалу мы сильно переживали: как сложатся отношения с одноклассниками, потянет ли нагрузку? Однако новичок хорошо вписался в коллектив, ребята относились к нему с уважением, и он отвечал им взаимностью. Думаю, одноклассники нашли общий язык благодаря Жениной общительности, его такту, природному уму и желанию быть на равных, – объяснила Антонина Павловна.
Даже когда было трудно, Белов не собирался отступать. В юровской школе у него снова возникли проблемы по физической культуре, но к окончанию обучения он выполнил все нормативы 11-го класса.
После 10-го класса Женя во второй раз попытался поступить в Вологодский государственный естественно-математический лицей и снова потерпел фиаско. Эта неудача нисколько не сломила мальчика, а лишь подогрела желание заниматься точной наукой. Не раздумывая, он пошел на подготовительные курсы факультета прикладной математики Вологодского государственного педагогического университета.
Целый год Жене каждый четверг приходилось уходить с четвертого урока, чтобы к пяти часам успеть на учебу в вуз. На попутных машинах он добирался до Минькина (а это пятнадцать километров от Юрова), садился в автобус и ехал в Вологду. Если на курсах разбирали интересную задачу, Белов оставался в городе у тети, в половине шестого утра уезжал домой первым автобусом, чтобы успеть в школу. Пропущенные уроки он всегда нагонял. И не важно, что юровскую среднюю школу Женя закончил с четверками по русскому языку, литературе, биологии, физкультуре, основам безопасности и жизнедеятельности. Главное – пятерка по математике.
– Ты доволен жизнью?
– Вроде бы не на что жаловаться, – смутился Женя, уже студент факультета прикладной математики Вологодского государственного педагогического университета.
– Не трудно в пятнадцать лет учиться на первом курсе?
– От занятий в университете я получаю удовольствие. Здесь куда интереснее, чем в школе. Есть, правда, трудности с компьютером: в юровской школе на всех было две машины, так что сейчас я только знакомлюсь с техникой. Если что-то непонятно, не знаешь, какую кнопку нажать, однокурсники мне помогают. Думаю, к первой сессии догоню всех.
– Ты даешь списывать домашние задания?
– Зачем? Я ведь от однокурсников отличаюсь только ростом и возрастом, а по умственным данным мы все здесь гении. На нашем факультете случайных людей нет.
– Почему же ты не поехал в Москву? Учился бы сейчас на физмате МГУ.
– Признаться, к столичному образованию я отношусь с иронией. Если в прикладной математике правят одни законы, делаются одни и те же открытия, учатся по одним и тем же учебникам, то уровень московских студентов по определению не может быть выше. А если все одинаково, то какой смысл ехать в Москву, когда все можно получить в Вологде? Может быть, если только второе высшее образование получать. Оно никогда не помешает.
– Ну а девушки?
– Хм… девушки потом.

Директор Минькинской основной общеобразовательной школы Надежда Сидорова

Последний рубеж
В переводе с немецкого Wunderkind значит “чудо-ребенок”. Родители, заметив какой-то талант в своем отпрыске, начинают остервенело его развивать. Если школа – то только пятерки, если способности в музыке, литературе, живописи, науке – то всеобщее признание и во всем только похвала, восхищение, восторг. В результате у юного дарования настолько развивается самомнение, что он не способен воспринимать какую бы то ни было критику. А это мешает творческому развитию и может превратить вундеркинда в маленькое злобное существо.
К тому же не факт, что чудо-ребенок станет чудо-взрослым. В детстве, безумно устав от напряженной работы, не свойственной возрастной психологии и физиологии, вундеркинды, как только ослабевает родительский надзор, перестают работать вообще и стараются забыть о ставшей тяжелой ношей одаренности. Потому и “срываются” несостоявшиеся гении. Я почему-то уверена, что с вологодским дарованием такого не случится. Его родители никогда не стремились сделать из сына отличника и уж тем более вундеркинда.
– Главное, чтобы был человеком, – все, чего хотят Ольга Геннадьевна и Николай Юрьевич Беловы.
Да и сам Женя относится к своей одаренности спокойно, если не равнодушно. На усиленное внимание прессы старается не обращать внимания (как признался мальчик: “Напишут и забудут”) и думает только об учебе.
– Огонь – окончание школы – и воду – поступление в университет – я уже прошел, а медные трубы – известность – выдержу, – улыбнулся Женя.

Джамиля САЙРАМОВА
Фото автора
с.с. Минькино и Юрово,
Грязовецкий район,
Вологодская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте