Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Гуманная педагогика

Оценки

Школа нуждается в многообразии и свободном творчестве
Учительская газета, №03 от 19 января 2021. Читать номер
Автор:

Продолжение. Начало в №41, 43, 45, 47-52 за 2020 год и в №1, 2 за 2021 год


Страсть к взрослению имеет свой закон: хорошо общаться с умным, мудрым, заботливым «маленьким» взрослым, то есть с человеком, который умеет понимать и принимать его таким, какой он есть, всегда защищает его и дружит с ним, находит время бывать с ним, уважает и общается на равных и, конечно, любит. Откровенность у них обоюдная.

Такой взрослый никогда не будет демонстрировать перед ребенком свои власть, права, доверяет и пожинает ответное доверие. Если ребенок не найдет такого взрослого, то он может попасть в дурную компанию, где подружится со старшими ребятами, которые примут его на правах взрослого, и он начнет курить, может быть, его соблазнят употребить наркотики, вовлекут в правонарушения, научат быть жестоким, он начнет пить алкогольные напитки, научится сквернословию… Это происходит со многими детьми и подростками, которые не находят взрослого друга ни в отце, ни в матери, ни в ком-либо из близких. В общении со сверстниками ребенок, подросток не переживает чувства взросления, повторяю: нужен умный, мудрый «маленький» взрослый.

Закон страсти к свободе заключается в проявлении чувства свободного выбора. Как будто ребенок просит каждого взрослого – родителя, учителя: «Милые, любимые мои воспитатели, пусть ваша мудрость поможет вам открыть в себе такое искусство общения со мной, чтобы все необходимое, которое вам нужно мне преподнести, как будто я сам выбираю. Дайте мне находиться в чувстве свободного выбора, в чувстве взросления, в чувстве развития, и я буду следовать за вами с радостью и желанием, и буду любить вас».

Метод дорисовывания

Каждый ребенок имеет свои несовершенства: страх, грубость, безалаберность, жадность, раздражительность, скупость, агрессивность, забывчивость, и так далее. Эти отклонения толкают его к каким-то поступкам, что требует от взрослых педагогической реакции. В авторитарных условиях эти реакции становятся замечаниями, уговорами, упреками, принуждением, наказаниями, насмешками. Но они не несут желаемых воспитательных следствий. Из-за такого отношения со стороны взрослых дети обижаются, возмущаются, отдаляются, закрываются, но справиться со своими отклонениями не могут, ибо остаются самими собой, а нужны помощь, поддержка.

В практике гуманной педагогики складываются другие отношения, что находит выражение в методе дорисовывания. Метод имеет предварительное условие: учитель, воспитатель, родители должны искренне любить ребенка, верить в него, иметь о нем возвышенное представление, надеяться, что в нем победит светлая сила. На такой почве, которую чувствует ребенок, метод имеет возможность оправдать ожидания.

Исполнение метода имеет много вариантов. Возьмем один из них. Ребенок грубит, хамит, оскорбляет товарищей. Учитель не упрекает его, не вызывает родителей, дожидается случая, которому можно приписать, что он совсем другой, у него более возвышенная натура. Найдя такой случай, учитель принимает следующие меры: не сразу, а спустя день подзывает ребенка к себе и говорит наедине как с равным вполне серьезно, выбирает тон удивления или восхищения: «Мальчик, какой ты, оказывается, чуткий и внимательный… Я восхищен тобой… Как рад, что ты выбрал меня своим учителем! Спасибо тебе!»

То же самое отношение учитель может проявить, позвонив ученику по мобильному телефону: «Мальчик, я забыл сказать, как восхищен твоим поступком… Какое у тебя щедрое (чуткое, отзывчивое) сердце» и т. д. Учитель может написать письмо родителям и поблагодарить за доблестный поступок мальчика.

Такая реакция называется дорисовыванием: ученик, конечно, не такой, но мы принимаем его таким, радуемся тому, что он такой честный, или мужественный, или добрый, или умеющий, сообразительный и тому подобное. При этом не даем никакого намека, что он исправляется, становится лучше, чем до этого.

Мы дорисовываем ребенка из будущего, накладываем на него краски, которых он сегодня не заслуживает, но делаем это не как снисхождение, не как аванс, а веря в то, что он такой прекрасный уже сейчас. Важно, чтобы ученик, с одной стороны, был ошарашен нашим отношением, с другой – поверил, что мы искренни. При таких условиях ему до поры до времени не захочется смыть эти прекрасные краски, это новое состояние, и он будет упражняться в добродетели. А наше отношение продолжается в том же духе, подкрепляя ребенка в его стараниях.

Время от времени учитель в классе устраивает день того или иного ученика, назовем это бенефисом. Товарищи говорят, какие видят в нем достоинства, почему гордятся им, благодарят за что-то, удивляются его словам, поступкам. Незаметно учим учеников восторгаться товарищем. То же добавляем от себя, что нас в нем восхищает, удивляет. После таких бенефисов дети меняются к лучшему. Критика, замечания, упреки недопустимы. Могут быть только советы – дружелюбные, корректные.

Действие метода не ограничивается возрастом. Вот что пишет М.Пришвин: «Тот человек, которого ты любишь во мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя».
Мотивы: ребенок как социальное существо хочет, чтобы окружающие имели о нем хорошее воображение; дорисовывание, что, с одной стороны, мотивирует его оправдать ожидания среды, с другой же – склоняет его к согласию с миром, который признал его.

Принцип творящего терпения

«Терпение есть дар Неба», оно «украшение сердца». «Терпение есть источник благодати». «Излечивать великим терпением». «Радость терпения». «Терпение не есть бесчувственность. При преступном безразличии не появляются благодетельные реакции. Терпение есть сознательное напряжение и противостояние тьме».

Речь идет о «сияющем, творческом», творящем терпении, которое есть созидательная сила. Оно же есть высокое качество педагогического искусства учителя и воспитателя.
Творящее терпение нужно не для того, чтобы ребенок в конце концов подчинился нашей воле, а для того, чтобы с нашей поддержкой он осознал необходимость измениться и начал совершенствовать свой нрав, свою культуру, свои отношения и знания. В творящем терпении ребенок учится быть нашим помощником в своем же воспитании.

Творящее терпение противостоит раздражению. Терпение идет от света, раздражение – от тьмы. Раздражение – разрушительная сила, и, к сожалению, им переполнен авторитарный педагогический процесс. Постоянные раздражение, недовольство, угрозы, крики, упреки и тому подобные проявления родителей и учителей разрушают воспитательный процесс, отдаляют воспитанников от воспитателей.

Принцип творящего терпения есть одно из необходимых условий для возведения гуманного образовательного процесса. Творящее терпение нужно всем, кто только занят образованием детей. Тем более людям, которые выстраивают гуманные отношения с детьми. Гуманный образовательный процесс и раздражение взрослых несочетаемы и недопустимы. В этом процессе допустимо только творящее терпение. Сказано: «Пчелы создают улей терпением», а нам, людям, следует воспитывать детей в творящем терпении. Воспитание – сложный и длительный процесс, а дети не гладкие существа, чтобы делать все так и вести себя так, как хочется взрослым.

Творящее терпение ставит перед воспитателями и учителями условия:
– быть чуткими и внимательными к движению души ребенка;
– действовать по психологии согласия;
– для воздействия на ребенка искать или создавать моменты истины;
– постоянно обновлять и разно­образить свои воспитательные воздействия;
– строить и углублять духовную общность с ребенком;
– уважать в лучших формах культуры чувства и достоинство ребенка;
– опираться в воспитании на светлые стороны ребенка;
– во всех возможных случаях уметь прощать и защищать ребенка.

Все эти условия (могут быть и другие) находят силу влияния в двух источниках – в искренней любви к ребенку и в понимании следствия.
Творящее терпение бывает двоякого характера. Первое, когда в течение длительного времени нам приходится созидать в ребенке очень важное и необходимое качество, а он то и дело проявляет свой нрав и ставит нам помехи; наше творящее терпение должно помочь нам довести дело до победного конца. Второе, когда мы сталкиваемся с каким-то выходящим из рядя вон поступком ребенка; творящее терпение поможет нам спокойно разобраться в обстоятельствах и разрешить их мудро, то есть в пользу ребенка, в пользу его будущего.

Принцип духовной общности В.А.Сухомлинского

Понятие «духовная общность» принадлежит В.А.Сухомлинскому. Оно лучшим образом выражает характер взаимоотношений взрослых и детей в гуманном образовательном процессе.
Человек не абстракт, а конкретное существо, которое живет среди людей и нуждается в духовной общности с другими. Чувство духовного одиночества и ненужности удручает человека, особенно болезненно переживает это состояние духа ребенок, подросток.

В.А.Сухомлинский пишет: «Ребенку присуща способность жить сердцем, отдавать его близкому человеку, другому существу или даже неодушевленным предметам. Эта работа любить бескорыстно облагораживает душу ребенка, делает его жизнь богатой, светлой. У подавляющего большинства детей… есть кто-то другой, кому-то они отдали свою душу, и это дает им счастье, полноту духовной жизни. А у некоторых детей жизнь сложилась так, что они никому не смогли отдать своего сердца и чувствуют себя одинокими, не знают счастья духовной близости, родства…»

Как можно вывести ребенка из духовного одиночества, как войти с ним в духовную общность?
В.А.Сухомлинский поясняет: «От духовного одиночества самой лучшей защитой является пробуждение чувства любви, симпатии к человеку – учителю или старшему товарищу-школьнику, к кому-нибудь из таких же одиноких людей – к старику или старухе, к женщине-матери, потерявшей своего сына.

Сближение с человеком начинается с того, что воспитатель учит одинокого ребенка сопереживать: рассказывает ему о горе, трагедии, пережитых тем, с кем он намеревается сблизить своего воспитанника. Сопереживание – это первый шаг к познанию человека сердцем. Ребенка, который по тем или иным причинам… не познал любви к самому близкому, самому дорогому существу, я учу близко принимать к сердцу чужое горе. Чем глубже сопереживание, тем более чутким становится ребенок к людям, которые его окружают».

«Я становился другом таких детей, и за мои сердечные заботы они платили искренней, щедрой, самоотверженной любовью. Именно дружба с этими детьми стала для меня животворным источником вдохновения…
Стать другом такого ребенка, пробудить в его сердце чувство любви, полюбить его всеми силами своей души – это требует большого искусства… Но начинать надо не с проявления ласки.

Я стараюсь найти с ребенком такой общий духовный интерес, такую деятельность, чтобы ребенок почувствовал во мне человека и потянулся к человеческому. Как правило, эта общая деятельность рождается в коллективе. Потом ребенок становится моим товарищем, мы словно забываем, что мы учитель и воспитанник. Духовное общение становится для нас потребностью. У ребенка исчезают подозрительность и озлобленность.

За любовь и сердечность ребенок платит искренней готовностью отдать богатства своей души, чем-то утвердить свою симпатию. Личная дружба – это удовлетворение потребности в человеке – одна из высших моральных потребностей, которые школа должна утверждать с детства».

Шалва АМОНАШВИЛИ


Продолжение следует

 


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt