Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«Образование уже стало доступным. Но перестало быть бесплатным». Николай НИКАНДРОВ

Учительская газета, №21 от 24 мая 2005. Читать номер
Автор:

В Российской академии переподготовки и повышения квалификации работников образования с докладом о состоянии российской школы и перспективах ее реформирования выступил президент РАО Николай Никандров. Позиция академии, которую обозначил ее президент, вызывает немалый интерес у педагогов, потому что те разработки, программы, эксперименты, которые предлагают и реализуют ученые, по сути дела, должны определять направление реформ. Конечно, Российская академия образования по своему статусу не может управлять реформированием, но она может нечто большее – формировать мнение образовательного сообщества по поводу тех или иных изменений, которые предлагают чиновники от образования. Такую задачу Николай Дмитриевич ставит всегда, не стало исключением и его выступление в РАПиПКРО, где собрались не только московские педагоги, но и их коллеги из разных регионов страны.

– О различных направлениях развития образования можно говорить разное. Но если попытаться обобщить все происходящее и планируемое, то больше стабильности, на мой взгляд, наблюдалось два года назад, когда мы предполагали, что развитие будет идти по направлениям, обозначенным в Доктрине образования, Концепции модернизации и документах, принятых на их основе. Но потом оказалось, что система образования будет перестраиваться более решительно и в другом направлении.

Вообще говоря, изменения в образовании необходимы. Можно сколько угодно говорить о том, что советское образование было прекрасным, в этом нет ни малейших сомнений, но это было образование для другой страны и для другого народа. Кроме того, наша страна потеряла целый ряд позиций в результате реформ экономического плана. В середине 2004 года Президент России Владимир Путин говорил, что за последние годы спад производства составил более 40%. Если взять другие цифры, то можно сказать: во время Великой Отечественной войны мы потеряли 12% производственного потенциала, а за время реформы – 51%. Что это означает? Это означает, что те институты, которые существовали в более благополучной обстановке, теперь, в обстановке экономического спада или медленного роста, существовать просто не могут.

Для того чтобы что-то менять, нужна программа. Такой программой была в течение некоторого времени Концепция модернизации российского образования. Потом в июне 2004 года состоялось заседание у нового премьера Михаила Фрадкова, где было сказано, что смена правительства не означает резкой смены курса в вопросах образования. Однако вскоре после этого появились документы, которые показали, что резкие изменения все-таки возможны. Сначала эти концепции касались всего спектра вопросов в развитии образования и науки, но потом довольно быстро были сведены исключительно к вопросам собственности и управления имуществом. Этот означало, что либо авторы концепций не готовы говорить по всему спектру проблем, либо на самом деле имущество интересовало их прежде всего.

Самыми серьезными положениями концепций стали такие, как разгосударствление образования, которые легко смыкаются с идеей о приватизации образовательных учреждений. В других документах, предложенных реформаторами, которые касались не только образования, была проведена линия уменьшения нагрузки на федеральный бюджет. Но это скорее означает уход государства из образования, снижение гарантий ответственности государства за решение его проблем.

Общественное благо

Есть такое понятие, как «общественное благо». Общественное благо в государстве – это то, что общедоступно и бесплатно. Тогда получается, что образование у нас как общественное благо может рассматриваться лишь в рамках девятилетки.

В свое время 43-я статья Конституции РФ, которая провозгласила девятилетку как обязательную и бесплатную для всех, была подвергнута серьезной критике, и тогда Борис Ельцин дал более высокие гарантии, но они были закреплены только в Указе Президента РФ. А Указ все же меньше значим, чем Конституция РФ, поэтому до сих пор 43-я статья действует.

С другой стороны, есть несколько положительных моментов в развитии российского образования. Прежде всего это видно из статистики, которую никто опровергнуть не может. Например, сегодня у нас 6,5 миллиона студентов, в то время как в СССР – стране, вдвое большей, чем нынешняя Россия, – было всего 5,2 миллиона. Это значит, что образование, включая высшее, стало доступно как никогда. Другое дело, что высшее образование в Советском Союзе было бесплатным. Сейчас почти 60% студентов платят за свое обучение. Мы понимаем: ничего в жизни бесплатного не бывает и всякое образование чего-то стоит, вопрос – кому, конкретному студенту или всему обществу, которое понимает значимость образования.

Международный

контекст

Как выглядит наше образование в контексте международных показателей? С одной стороны, мы можем гордиться тем, что пока находимся на первом месте в мире по уровню абсолютной грамотности. Но по ряду позиций мы оказались в третьей из четырех групп стран, то есть сегодня у нас средне-низкий уровень развития образования, тогда как в последние годы существования Советского Союза мы были в верхней группе.

Очень серьезно то, что наше население плохо охвачено дошкольным образованием. Опыт, и прежде всего опыт СССР, показывает, что даже не очень хорошее дошкольное образование лучше готовит детей к школе, чем даже очень хорошее семейное воспитание. Разумеется, речь идет не о такой семье, где папа и мама – интеллигенты высокого ранга, а об обычной средней семье. Средняя семья готовит ребенка к школе хуже, чем самое среднее дошкольное образование. Не случайно по нашему советскому примеру большая часть стран мира усиленно и быстро стала развивать дошкольное образование. Сегодня в большинстве стран им охвачено от 70 до 90 процентов ребят. До 2010 года мы, возможно, достигнем этого показателя, а пока не можем это сделать по чисто экономическим причинам.

Если взять дополнительное образование, то тут у нас есть определенные успехи. В некотором отношении мы почти достигли того, что было в советские времена, а по некоторым показателям даже вырвались вперед. Большая часть дополнительного образования предоставляется бесплатно, в нем участвует все больше и больше детей. Все это показывает тенденцию понимания обществом того, что образование – это не только школа, что оно важно в самых разных его ипостасях.

Маленькие школы

Конечно, поскольку все проходят через среднее общее образование, очень важно, что делается в плане его модернизации. Серьезная проблема – маленькие школы. В России более 5 тысяч школ, где учатся менее 10 человек.

Есть такие школы, где учащихся меньше, чем учителей, но они сохраняются, и это означает, что есть понимание: исчезнет маленькая школа – исчезнет и деревушка, в которой школа находится. В предыдущие годы была предпринята попытка закрытия школ и подвоза учеников в другие образовательные учреждения. Это привело к тому, что погибло огромное количество маленьких деревень. Сейчас другая картина. Тем не менее совершенно однозначно можно отметить, что в такой школе, где учеников меньше 10, о качестве образования говорить очень сложно. С одной стороны, учителя ведут практически индивидуальные занятия, с другой стороны, не может быть речи о нормальном оборудовании образовательного процесса.

Мы не можем решить проблему маленьких школ так, как ее решают в США. С учетом наших просторов и состояния дорог система подвоза школьников у нас работает в очень небольшом количестве территорий.

Юридический статус

Было принято хорошее решение о том, что школы должны получить статус юридических лиц, открыть бюджетные счета, создавать попечительские советы. Сказать, что это однозначно благо, к сожалению, нельзя. Самостоятельность прекрасна, но она имеет и оборотную сторону – ответственность. Когда школа – самостоятельное юридическое лицо и полностью распоряжается своими финансовыми средствами, никто не сможет ей помочь, если средств не хватает или она попадает в какие-то форс-мажорные обстоятельства. Тогда школа может быть перепрофилирована, с ней может произойти что угодно.

Прекрасно иметь бюджетный счет, но главное, чтобы на этом счете были деньги. К сожалению, статистика показывает, что родители не очень готовы помогать даже тем школам, где учатся их дети. (Имею в виду тех состоятельных родителей, которым есть что дать). Большие надежды мы возлагали на попечительские советы. Может быть, в конце концов они и будут работать нормально, но пока что они не оказывают в большинстве случаев того положительного воздействия на школы, которого от них ожидали.

Содержание образования

Немало споров идет вокруг содержания общего среднего образования. Сегодня планируется начать обучение в школе с 6-6,5 лет. Это очень надежная цифра, она выведена после проведения длительных (в течение десятилетий!) экспериментов. Понятно, что есть соблазн начать обучение ребенка в школе как можно раньше. Но на этот риск можно пойти только после углубленных медико-психолого-педагогических обследований ребенка. В этом плане возникает вопрос: а что такое предшкольное обучение, о котором сейчас много говорится? То, что дети в большинстве случаев плохо подготовлены к школе, бесспорно. Так что сама по себе идея Министерства образования и науки РФ неплоха. Но если это предшкольное обучение будет обучением в прямом смысле слова, если дошкольникам придется часами просиживать за партой, это ни к чему хорошему не приведет. Наши дети не отличаются крепким здоровьем, об этом написаны горы книжек, статей, проведено множество исследований. Трудность заключается в том, что меры для улучшения здоровья известны, но для большинства населения страны они оказываются абстрактными. Они становятся конкретными, когда состояние здоровья становится угрожающим. А вот закладывать основы для здоровья детей в раннем детском возрасте получается не у всех. Очень часто говорят, что в школе или в вузе из-за плохой организации обучения у молодых людей портится здоровье. Но исследования показывают, что организация учебного процесса влияет только на 20% здоровья. Все остальное определяют социальные факторы и факторы, непосредственно связанные со здоровьем (питание, экология и другие вещи).

Вторая проблема – раннее обучение детей иностранным языкам. С одной стороны, дети, которые начинают рано изучать иностранный язык, действительно усваивают его хорошо, но с другой, возникает большая проблема с овладением родным языком, в частности, русским.

Есть и еще одна проблема. Естественно, многие родители хотят, чтобы их дети изучали английский, поскольку это язык международного общения, язык интернета. Но нельзя забывать о том, что это ограничивает культурный ареал человека, к тому же английский – один из самых маловыразительных языков. С учетом этого обстоятельства нельзя не понимать, что это один из самых серьезных вопросов в определении содержания общего среднего образования.

ЕГЭ

Очень серьезный вопрос – единый государственный экзамен. В целом отношение к ЕГЭ лично у меня положительное. Это нормальный способ получения информации о том, как школьники владеют теми или иными знаниями. Кстати, этот способ был изобретен в России. В 1905-1906 годах тогдашний министр просвещения граф Иван Иванович Толстой в своей книге «Заметки российского просвещения» фактически говорил о ЕГЭ, когда писал, что экзамен должен быть один по стране и проводиться не вузом, а специальными комиссиями, которые должны существовать в различных городах и весях, что члены этих комиссий не имеют права быть репетиторами и натаскивателями. Другое дело, что наш опыт применения ЕГЭ сейчас не обеспечивает ни защиты от коррупции, ни полного представления о том, что собой представляет конкретный абитуриент. То есть, наверное, использовать ЕГЭ можно, но считать его единственным способом для приема студентов, по-видимому, нельзя. Во всяком случае для супервузов этот способ отбора не годится.

Болонский процесс

В последнее время мы весьма активно включаемся в Болонский процесс. Поскольку часто используются слова «Болонская декларация», отмечу, что Болонской декларации как таковой не существует, просто есть целый ряд документов, которые определяют то, что называется «Болонским процессом». Россия подписалась под протоколом о присоединении к этому процессу в сентябре 2003 года и обязалась завершить его к 2010 году. Хорошо, что у нас будут бакалавры, магистры, но если при этом исчезнут специалисты, мы понесем существенные потери. Уровень «специалист» ничем отрицательным себя не зарекомендовал, поэтому должен остаться в России наряду с бакалавром и магистром. Но сегодня предлагают оставить его только для некоторых специальностей, список которых будет определяться решением Правительства РФ. Думаю, это предложение нужно еще обсуждать.

Демографический

кризис

Нас ждет резкое падение количества выпускников 9-х и 11-х классов школ. Это означает, что должны быть приняты серьезные политические и экономические решения. Мы должны, не уменьшая количества учителей и школ, направить их работу на дифференциацию и даже индивидуализацию обучения. Если мы используем демографические неприятности как естественный плюс, то это будет хорошо для российской системы образования. Если мы попытаемся и здесь выжать некоторую экономическую выгоду за счет сокращения школ и учителей, то это будет антисоциально и в области образования, и в целом в политике и экономике.

Финансирование и зарплата

В общем, у нас растет процент средств ВВП, выделяемых из федерального бюджета на развитие образования. Цифры сами по себе впечатляют. Однако, к сожалению, на эти цифры нужно посмотреть иначе. Федерация дает на образование только 20% его бюджета, столько же дают бюджеты субъектов РФ, 60% должны давать местные бюджеты. Понятно, что эта система хорошо работает только тогда, когда местные бюджеты полны и стабильны. Пока о какой-то полноте и стабильности местных бюджетов в России говорить нельзя, поэтому передавать финансирование образования на их уровень – достаточно большой риск. У нас большая часть школьных зданий нуждается в ремонте, 40% школ не имеет канализации.

Недавно Министерство образования и науки РФ рассмотрело программу бюджета, рассчитанного на результат. К сожалению, этот бюджет пока с обсуждения снят, но там есть очень хорошие цифры, связанные с увеличением расходов на образование, включая существенный рост средств на оплату труда педагогов. Будем надеяться, что к обсуждению этого бюджета мы еще вернемся.

Пока же из законов убрали все, что касается зарплаты педагогов. Хотя Указ Президента РФ № 1 предполагал зарплату педагогов на уровне средней по промышленности, это положение ни разу в России не выполнялось. Чиновники решили, что честнее будет снять это положение. И сняли! Конечно, неисполняемый закон – плохой пример для граждан, но все-таки его положения – некий ориентир, к которому нужно стремиться. А если ориентир отсутствует, то чиновники считают, что не нужно и напрягаться, чтобы его достигнуть.

Сегодня рассматривают меры по предоставлению студентам кредитов на обучение, по трудоустройству выпускников, но больше всего нам нужно думать о стабильном выпуске педагогов. Если резко не увеличить их зарплату, ситуация может стать критической. Старение педагогического корпуса – факт известный, поэтому при всем энтузиазме, который свойственен учителям, без притока молодых кадров школу нам не удержать.

Самое главное

И, наконец, о самом главном – о патриотическом воспитании подрастающего поколения. Нам надо очень серьезно озаботиться решением этой проблемы. Мы должны воспитывать не патриотов Америки, что сегодня частично делают некоторые российские СМИ, а патриотов России. И патриотическое воспитание должно идти в системе образования.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту