Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
А Вы читали?

О тайнах работы над фильмом

Учительская газета, №25 от 26 января 2021. Читать номер
Автор:

Как сделать демоноподобное лицо ангелоподобным

Эта книга Андрея Можаева вышла к столетию ВГИКа и девяностолетию сценарного факультета в серии «Золотой фонд отечественной кинодраматургии». Андрей Можаев (1955-2018), кинодраматург, писатель, сын писателя Бориса Можаева («Живой», «Мужики и бабы»), много лет был ведущим педагогом кафедры драматургии кино.

Книга состоит из девяти эссе, списка рекомендованных к просмотру фильмов, библиографии. В приложении – оригинальные сценарии и интервью. Именно жанр эссе позволяет Можаеву, автору множества сценариев документальных фильмов (среди них «На сопках Манчжурии», «Окно»), телесюжетов для канала «Культура», сделать учебное пособие полезным для широкой публики, интересующейся кино. Во вводном тексте автор объясняет: кинодраматургия есть построение действия, где действие разворачивается через актера; это правило одинаково для сцены и для экрана. Но в кинематографе «к внешнему действию, диалогу и физическим действиям актеров прибавляется кинопластика, она способна выражать внутреннее движение героев, их переживания». Здесь же Можаев говорит и о немом кино, которое называет монтажно-типажным, ведь именно там кинопластика была базовым элементом.

Интересно, что автор книги полемизирует с устойчивой точкой зрения, что кино – искусство синтетическое. Вот опера – да: там драматическая игра соединена с музыкой. А кино – это цельное драматургически организованное пространство, «имеющее свое содержание и смысл».

В первом эссе Андрей Можаев рассказывает о сценарии. «Сценарист создает на бумаге канву образов, работая над материалом, организует художественную среду». Больше, чем сценарий, от псевдолатинского «сценариус» – развернутый план пьесы театральных драматургов ХIХ века, – ему нравится название screenplay («экранная пьеса»). Сейчас существуют две формы записи – отечественная и голливудская. По-разному создается словесный проект будущего фильма: отечественный придумали сценаристы в 30‑е годы, взяв все лучшее из немого кино и добавив разговорную (диалогическую) часть. «Диалоги – основа драматургии», – говорит автор пособия, но важна и «строгая запись под экран с выражением эмоционального сюжета». Глаголы можно ставить в прошедшем времени. Форма записи беллетризирована; «такая работа требует владения словом на литературном уровне». В качестве примера Можаев поместил правильно оформленную страницу своего сценария «Роль», полностью опубликованного в этой книге. В отечественной традиции существует заявка (6-7 страниц), поэпизодный план. Ничего этого нет в голливудской системе: там одна страница равна одной минуте экранного времени, отсутствует «красная строка», описание – только в глаголах настоящего времени. Андрей Можаев как опытный педагог считает, что учиться писать «лучше всего в нашей форме и постепенно потом переходить к голливудской».

Во всех эссе автор обращается к фильмам из своего списка как к примерам. Например, к «Дороге» Феллини, «Головокружению» Хичкока. В книге подробно разбирается, что такое ракурс. Можаев опровергает укоренившееся мнение, что ракурс – это точка съемки. Нет, это угол съемки, ведь с одной точки можно снять целый ряд ракурсов! «Задача ракурса – насыщение эмоционального содержания кадра». Кадр – это «зерно кинодраматургии», говорит Можаев, большую роль играет внутрикадровый монтаж. Именно в кадре происходит смена состояний героя. В это время – от включения камеры до ее остановки – можно актерскими средствами, освещением, сменой ракурса «превратить лицо из «демоноподобного» в «ангелоподобное». Говоря о планах: самом крупном (глаза), первом крупном (лицо неполностью), втором крупном (портрет входит в кадр полностью), среднем (опорном – с ним монтируется любая крупность). О среднем плане говорится наиболее подробно, потому что на нем снимается до 2/3 картины. «Это план действия, план объемного представления о характере героев. Здесь работают силуэт, осанка, жест, костюм, походка и вся моторика актера». А общий план – это фигура, вписанная в пейзаж, интерьер. Это план «воздуха кино, массовки, цветового пятна». «Кинодраматург, – пишет Можаев, – расписывая сцены, должен представлять, в какой крупности можно донести то или иное состояние, диалог, действие». Но не так, как в монтажных листах, то есть подробно, а двумя-тремя точными словами. Этому и нужно учиться студенту-драматургу!

Рассказывается в пособии и о мизансцене. Автор приводит интересные примеры из «Амаркорда» Феллини и «Затмения» Антониони.

Говоря о голливудской системе, Можаев объясняет, что такое тизер. Это небольшой пролог, который может быть не связан с последующим действием. А катастрофой в голливудском фильме называют то, что в отечественном зовется кульминацией.

Автор пособия говорит о необходимости поднимать уровень кинобеллетристики (к ней относит, например, «Служебный роман» Рязанова). В противовес масскульту и мидкульту он выделяет по-настоящему талантливо сделанные зрелищные фильмы «Терминатор», «Звездные войны».

В дополнение к курсу можно прочитать сценарий «Роль», посвященный актрисе Елене Майоровой. Это такое кино про кино, где отразились взгляды писателя и драматурга Андрея Можаева. Это и лирический текст о любви (можно вспомнить «Городской романс» Тодоровского, который в своих эссе не раз упоминает автор), и анализ творческого процесса: работу над сценарием и непосредственно съемки.

А в интервью Андрей Можаев рассказывает о своей биографии, о круге чтения, о Москве, которую очень хорошо знает, горячо любит.

Книга эта и полезна, и увлекательна, ведь кино – это то, что вызывает интерес у людей самых разных.

Андрей Можаев. О кинодраматургии и искусстве кино». – М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2020.

Наталья СТЕРКИНА

 


Комментарии

Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt