Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Нина Скороходова, доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой психологии образования Карельской государственной педагогической академии, Петрозаводск: В Финляндии считают, что лучше недоучить, чем сломать.

Дата: 09 ноября 2011, 15:46
Автор:

Обратите внимание, наши школьники в большинстве своем не могут и не хотят быть законопослушными, следовать правилам, а учителя не умеют создавать условия для развития этого важного качества. Проблемы школы тесно связаны с проблемами общества в целом.

Все, что происходит в обществе, происходит и в школе. Власть дистанцирована от народа, многие «ответственные» лица ориентированы на личную власть, а не на власть закона.

Причина, мне думается, в том, что существует большое социальное сравнение, на котором мы часто строим всю мотивацию: быть хуже другого плохо, нужно быть лучше другого, если другому плохо, то мне хорошо. Рядом бегущий  споткнулся – значит,  дал мне шанс выйти вперед. Это в быту. Но ведь и в школе отношения построены на том же соревновательном принципе. Всегда есть аутсайдеры, есть проигравшие.

Для школы обычна ситуация, когда выигравшее меньшинство может спокойно наслаждаться своим статусом, остальные чувствуют себя ущемленными. Именно поэтому у нас так много детей, которые ненавидят школу. Именно в школе они чувствуют снижение самооценки, начинают осознавать ущербность своей собственной личности.

Проблема? Да, но ее решение простое, и здесь не нужно изобретать велосипед. Во всех европейских школах давно уже отработаны  модели правильных взаимоотношений и построений учебного процесса. В частности, везде принято, что нормативная власть в школе – главная, а личная власть учителя – второстепенная. Казалось бы, просто и понятно. Но на пути внедрения этого простого и понятного принципа существует непреодолимое препятствие, и оно заключается в особенностях нашей национальной культуры. В большинстве семей  ребенка примерно с двухлетнего возраста воспитывают… как незаконопослушного человека. У нас поощряется, когда родители одергивают ребенка, раздраженно делают ему замечание. Это воспринимается окружающими в порядке вещей. И мы можем наблюдать маленьких, двух-трехгодовалых детей,  неадекватно реагирующих на слово «нет». Чаще всего они просто не понимают смысла запретов.

На западе жесткое, агрессивное отношение к детям считается ненормальным. Это скорее  исключение, свидетельствующее о социальной незрелости  взрослого. Как правило, «нет» детям говорят спокойно и доброжелательно, объясняют суть запрета и предлагают альтернативные варианты поведения. В результате, дети привыкают и совершенно спокойно реагируют на ограничения. Это и называется воспитанием. Постепенное приобщение детей к разумным рамкам, существующим законам общежития, встраивание их с социум, не враждебный, а гуманный для всех его членов.

Думается, что правила, которые взрослые предлагают детям в школе, тоже должны быть разумными, их не должно быть много. Они должны быть обсуждены и понятны школьникам – подростки должны признать их справедливость. Понимать, что санкции, наложенные при нарушении, заслуженны. Эти правила должны постоянно и четко соблюдаться, а не так, как у нас часто бывает: одного за какое-то нарушение наказали, а другого нет. Правила у нас воспринимаются почему-то как продолжение личной власти. То есть в порядке вещей, что пользоваться ими можно по-своему усмотрению.

А ведь самый надежный гарант выполнения закона – это  власть, основанная на договоре. Это когда члены  общества добровольно берут на себя обязанность выполнять определенные условия для достижения общей цели.

Подобный  принцип более 80 лет назад взял за основу Макаренко, причем работал он безотказно.  Порядок поддерживался, казалось бы, без особых усилий со стороны взрослых (я имею в виду репрессивные меры), потому что основывался он не на страхе наказания, а на боязни нарушить договор. В общем-то, самым надежным, присущим каждому человеку с детства арбитром выполнения договора с самим собой, с миром, с создателем является совесть человека. Совестно становится, когда договор нарушается.

Но к совести школа давно уже не апеллирует, это атавизм. Это все равно что призывать людей собирать богатства на небесах. Мы же теперь обеими ногами стоим  на земле, поэтому призываем и школьников, и учителей собирать…порт-фолио, накапливать баллы, занимать высокие места в рейтингах.  Но это отдельная тема для разговора…

Вернусь к сравнительному принципу. Я убеждена, что у нас  неправильно организован контроль  учебной деятельности и, соответственно, функционирует неправильная система оценивания. Например, в Финляндии давно уже принята двойная система, и главная из двух – оценка личного роста. Каждого ребенка на уроке поощряют за малейшее продвижение в учебе. В худшем случае  могут сказать: «Ты мог бы лучше».  И дети чувствуют себя в безопасности, знают, что не будут унижены. Объективный же контроль знаний достигается путем тестирования, которое не оглашается и не обсуждается. Итоговый бал знают только администрация, родители и сам ребенок. Это дает подростку чувство защищенности.

Есть и еще один элемент нашей культуры – это отношение к личности. Если на западе можно наблюдать уважение к потребностям личности, то у нас часто наблюдается пренебрежение к ним. Учителя люди ответственные, они стремятся научить во что бы то ни стало, и неважно, надо это ребенку или нет. Учителя всегда лучше знают, как надо. Последствия такого отношения к личности ребенка часто недооцениваются. В Финляндии другой подход: там считают, что лучше недоучить, чем сломать. Привожу всегда наглядный пример: мальчик на уроке бил книжкой по парте, а учитель, вместо того, чтобы наказать или одернуть его, молча дал мальчику в руки мячик, чтобы он его бесшумно бросал вверх. Он увидел, что мальчику хочется выплеснуть скопившуюся энергию, ему это было нужно.  Учитель не отверг  эту потребность ученика, а  предложил  ему более социализированный вариант поведения.

И еще один важный момент: когда мы анализировали способы влияния на отношения ребенка и учителя, выяснилось, что в школе ребенок может воздействовать на ситуацию только негативным поведением. У него реально нет других способов влияния. В скандинавских странах  все иначе. С самого детства будущих граждан обучают цивилизованно отстаивать свои права. Если что-то не так, нужно обратиться к учителю и с ним это обсудить. Если это не удалось, нужно идти с той же проблемой к директору. Есть люди в департаменте образования, которые занимаются проблемами ребенка. Юного гражданина Европы на каждом шагу учат отстаивать свои права цивилизованным способом, без хамства и хулиганства.

Так что повторю свой тезис, высказанный в самом начале. Школа имеет те же болячки, что и общество. Сейчас мы говорим учителям: нужно работать по-новому, нужно больше уделять внимание личности ребенка. Учителя кивают, а потом спрашивают: а как ребенок  выйдет в общество? Оно же совсем другое. Трудно быть жирафами в стае волков. Но детей мы можем сделать другими, постепенно и общество будет меняться. Оно уже меняется к лучшему. Молодежь уже стала более открытой, меньше боится осуждения общества, чем старшее поколение. Я уверена, что процесс гуманизации образования  пошел и  будет идти дальше.

Записала Вера Кострова


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt