search
Топ 10

«Не люблю, когда в жизни бывают штормы». Оксана БАЮЛ

Сегодня олимпийская чемпионка по фигурному катанию 1994 года из Днепропетровска Оксана Баюл может сравниться по популярности со звездами шоу-бизнеса. Она живет в США. Ее книги расходятся огромными тиражами, а ее ледовые шоу собирают тысячи зрителей во всем мире. Оксана была и остается выдающейся спортсменкой.

Когда ей исполнилось три года, мама задумалась, отдать ли дочь в балетную школу или в секцию фигурного катания. А дедушка подарил ей коньки. Выбор был сделан. Уже в семь лет имя Оксаны Баюл было известно в мире фигурного катания на Украине. Ее балетный стиль катания выделял Оксану на фоне других фигуристов. Еще до распада Советского Союза она занимала 25-26-е места на чемпионатах СССР. А потом неожиданно стала ездить на турниры от Украины. Когда ей исполнилось 13, она осталась сиротой – от рака умерла ее мать Марина. А своего отца девочка не знала, родители давно развелись. Воспитанием девочки занялась бабушка, но и она вскоре умерла. И не известно, как сложилась бы судьба юной спортсменки, если бы она не попала в группу к тренерам Галине Змиевской и Валентину Николаеву. Змиевская долго колебалась, брать ли ей совсем маленькую девочку, но ее более старший ученик, к тому времени олимпийский чемпион 1992 года Виктор Петренко, убедил наставника в том, что Оксана Баюл – будущая чемпионка.

В 1993 году Оксана выиграла чемпионат мира, а через год, приехав на Олимпийские игры, она могла только мечтать о золотой медали. Победу заранее отдавали более опытной американке Нэнси Кэрригран. Но в тот вечер в Лиллехаммере Баюл каталась после своей основной соперницы. Она не только исполнила чисто все заявленные элементы, но и усложнила свою композицию по ходу выступления. Более артистичная Оксана на том турнире была намного сильнее. Судьи поставили украинскую спортсменку на первое место.

В 16 лет Оксана вмиг превратилась в самую знаменитую фигуристку. Огромные контракты, приглашения в кино и на телевидение, ледовые шоу и огромные гонорары. Рассказывают, что в те годы дом Оксаны Баюл в Америке был достопримечательностью и к нему привозили заграничных туристов. Появились новые друзья и новые развлечения. Пока вдруг с Оксаной Баюл не случился несчастный случай: она попала в аварию. Как тогда писали американские газеты, спортсменка пристрастилась к спиртному. Позже в одном из интервью Оксана Баюл сказала: « Я была алкоголиком, а потом попала в больницу, лечилась там 3,5 месяца. И после того ни разу не притронулась к спиртным напиткам.

– Оксана, вы так молоды и вполне бы могли выступать сегодня в любительских турнирах?

– Что случилось, то случилось. Мне было 16, и это был не мой выбор уходить в профессионалы и уезжать из Украины в Штаты. Это было решение моего тренера Галины Яковлевны Змиевской. Контракт о нашем переезде в Америку подписали в 1994 году на Олимпийских играх, в тот момент турнир фигуристов на Олимпиаде был еще не закончен.

– Оксана, спустя время какие воспоминания остались о той Олимпиаде?

– В Лиллехаммере очень многое переменилось в моей жизни. Я думала, что та Олимпиада – финальная стадия, завершающий аккорд в моей карьере. Я поднялась на самую высокую ступень пьедестала. Сегодня я понимаю, что это было только начало в моей карьере. Потому что раньше я просто тренировалась, работала, а теперь время доказать, кто ты на самом деле есть, а я всегда думала раньше, что, выиграв олимпийское «золото», ты приходишь к финалу. Можно сесть расслабиться и больше ничего не делать. Я не хочу врать своим поклонникам. Да, действительно было очень много проблем. Мне надо было выучить язык. Я приехала в Америку и понятия не имела, как вообще говорить «хэллоу». Кроме того, надо было разобраться в американском менталитете.

Все это заняло немного времени. Увы, получилось так, что все это мне пришлось делать на глазах у публики, потому что олимпийская медаль поменяла всю мою жизнь, она все поставила с ног на голову. За эти годы я сделала очень много – и хороших, и плохих вещей и ошибок. Но я совсем не тот человек, который будет сидеть и плакать.

– Вы по натуре оптимистка?

– Я оптимистичный человек. И очень люблю свою работу, и благодарна за то, что спустя 12 лет я могу надевать коньки на ноги и выходить и радовать поклонников своими выступлениями. Мне очень приятно это делать.

Моя победа на Олимпиаде в Лиллехаммере – это уникальный случай. Я не хотела быть знаменитостью, я не хотела быть олимпийской чемпионкой, которую будут судить не за катание, а пресса будет обо мне писать: «Ой, Оксана разбила «Мерседес», напилась и врезалась в дерево. Я не думала, что людям будет интересно знать о моей частной жизн, но, увы, так получилось и так произошло, что я с этим смирилась, и сегодня я стараюсь действительно очень много помогать детям. Я работаю с двумя огромными организациями. Одна находится в городе Одессе, я помогаю детям из неблагополучных семей или тем детям, которые потеряли своих родителей. В этой организации на нашем попечении находятся 200 сирот-детишек, с которыми работают воспитатели и учителя. И еще есть 500 детей, которые просто приходят заниматься. Дело в том, что там есть специальная школьная программа. Они приходят учиться в школу. Эта организация называется «Тыква», она находится в Одессе.

И вторая организация – это Днепропетровск, город, где я родилась и прожила 13 лет. Это каток, куда меня за руку привела моя бабушка на фигурное катание в спортивный комплекс «Метеор». Здесь воспитывали меня, и мне очень приятно сегодня отдавать что-то тем детишкам, с которыми я встречаюсь в «Метеоре». В маленьких фигуристах я вижу себя. Когда я была там и в 6 утра заходила в спортивный зал хореографии, я видела этих маленьких мальчиков и девочек, которым по 7-8 лет, и они тренируются, разминаются перед первой тренировкой. Потом они бегут в школу, а после школы обратно прибегают в «Метеор». У них идет вторая тренировка, а потом догрузка, то есть получается, что дети проводят на катке по 5-6 часов.

– В каком ледовом шоу вы сегодня выступаете?

– Я работаю в Америке с очень известной американской компанией, которая продюсирует шоу не только в США, но и в России. Например, в декабре у олимпийской чемпионки Катарины Витт был свой тур по городам Германии, и у меня там было четыре выступления.

– Оксана, во всем мире вас считают одной из самых известных фигуристок в мире и самых талантливых…

– Знаете, фигурное катание – самый красивый вид спорта, и я отношусь к своему таланту как к актерскому дару.

– Как вы думаете, в какой стране вас лучше всего принимают зрители?

– Наблюдая за публикой в Америке, Европе, России, я поняла, что люди везде одинаковые. Если ты яркая личность, яркий фигурист, они тебе хлопают, не важно, из какой ты страны. На чемпионате мира этого года в Москве я видела, как русские девочки аплодировали американскому фигуристу Джонни Вейеру. Это было что-то невообразимое.

– Оксана, несколько лет назад вы тренировались в группе у Натальи Линичук и планировали вернуться в любительский спорт. А с кем сейчас работаете?

– Когда я переехала в Америку, то перепробовала много тренеров. Но в 98-м году я вернулась к своему тренеру Валентину Николаеву, именно он поставил мне много лет назад прыжковую технику. Именно этот человек создал фигуристку Оксану Баюл к чемпионату мира 1993 года, а потом и Олимпийским играм. Сейчас я тренируюсь у него.

– Он живет в Америке?

– Валентин Алексеевич переехал в Ричмонд восемь лет назад. И когда я об этом узнала, то сразу же ему позвонила, и мы вновь стали работать вместе. Но я живу в Нью-Джерси и не могу каждый день ездить на тренировки. Когда у меня запланированы какие-нибудь выступления, то где-то за неделю я еду к нему тренироваться.

– А с Натальей Владимировной Линичук удается общаться?

– Конечно. Я считаю, что она самая красивая фигуристка в мире. Мы встретились на чемпионате мира в Москве, вместе сидели в ложе почетных гостей. Наталья Владимировна очень хорошо выглядит.

– С кем из фигуристов вы дружите?

– Я общаюсь со всеми. Вы ведь знаете, что именно в Америке живет очень много звезд фигурного катания из разных стран мира. Но несмотря на то, что Америка большая страна, я часто вижусь с олимпийской чемпиокой в танцах на льду Мариной Климовой, она живет рядом с Калифорнией. Очень часто видимся с Маей Усовой. Кстати, я работала с ней над постановкой одной из программ, Мая делала мне хореографию. Постоянно созваниваюсь с Марией Бутырской, она моя близкая подруга. Боже, у меня просто в голове не помещается, сколько людей я знаю.

– Оксана я слышала, что вы решили попробовать себя в качестве модельера?

– У меня своя линия одежды. Это костюмы для фигурного катания. Это полностью моя линия. Конечно, есть люди, которые мне помогают. Но все – от эскизов до выбора материала и утверждения моделей, которые войдут в линию, – это моя задача.

– В каком стиле вы работаете?

– Я люблю что-то очень простое с длинными рукавами. У нас много цветов, но думаю, что в нашей коллекции преобладает черный цвет. Сегодня фигуристы все больше предпочитают черный. Наверно, потому, что он самый благородный и хорошо смотрится на льду.

– У вас много клиентов?

– Из известных – это американки Кими Майснер и Саша Коэн. Но они не покупают мою одежду, я им постоянно отсылаю очень много подарков. Просто говорю им: «Носите». Когда я решила приехать на чемпионат мира в Москву, я взяла с собой несколько моих костюмов, чтобы передать их ученикам Ирины Лобачевой и Ильи Авербуха. Я знаю, что у них в Москве есть своя школа фигурного катания и свои ученики. Я привезла в Москву костюмы, конечно, не для всех, но для самых лучших.

– Оксана, раньше фигуристки выступали на льду только в платьях, теперь по новым правилам можно выступать и в брюках, как вы к этому относитесь?

– Для шоу, может быть, и интересно смотреть на фигуристку в брючных костюмах. Я тоже выступала в шоу в брюках иногда. Но мне так нравится, когда девочки выступают в фигурных платьях. Они могут быть простыми или с большими вырезами, загадочные. Но мне нравится, когда у фигуристки простые телесные колготки, белые ботинки и черное платье.

– Вы когда-нибудь пытались подсчитать, сколько у вас костюмов?

– У меня их много. Потому что в Америке порой с сентября по декабрь очень много ледовых шоу. Я принимаю участие примерно в одиннадцати из них, может быть, и больше. И думаю, что публике интересно видеть разные программы и разные костюмы. Представьте, если бы эти несколько месяцев я катала один и тот же номер. В любительском спорте фигурист делает одну программу на один сезон, а то, чем сегодня я занимаюсь, больше похоже на шоу-бизнес, чем на спорт. И я постоянно пыталась сделать что-то новое.

– А в жизни какой стиль одежды вы предпочитаете?

– Мне нравятся дизайнеры, которые дарят мне одежду бесплатно.

– Вам часто делают такие подарки?

– О да. Вы знаете, есть много дизайнеров, о которых я могу сказать, что они мои друзья. У них каждые полгода новые коллекции, и я могу попросить что-нибудь для себя в зависимости от того, что должна одевать на определенные мероприятия.

– На льду вы часто создаете разные образы, а любите ли вы менять что-то в домашней обстановке?

– Не люблю перемены в своей жизни. Люблю перемены на льду, а в жизни все должно оставаться спокойно, и чтобы не было больших штормов. В Америке у нас огромная квартира, она чем-то похожа на номер гостиницы Украина в Москве. Такие же большие двери, которые я постоянно не могу открыть. У нас в доме все тихо и спокойно. Я очень люблю готовить у себя на кухне. Муж занимается теми вещами, которые он любит, а я теми, которые люблю я.

– На вашем сайте есть фотография, где вы держите на руках двух собачек. Это ваши питомцы?

– Одну зовут Пупсик, а второго, мальчика, – Раки. Я их очень, очень люблю.

– Оксана, не соскучились по родине?

– С 16 лет у меня было очень много людей, которые хотели мне заменить семью, но, увы, так получилось, что эти люди были либо агенты из ледовых шоу, либо тренеры, или еще кто-то, и где-то к двадцати годам я поняла, что заменить тебе семью никто не может. И что если мама ушла, значит, мне с этим надо смириться и как-то жить. Когда мне исполнилось 25 лет, мы с Женей решили, что мне надо встретиться с папой и бабушкой, и мы полетели в город Днепропетровск. И когда я увидела бабушку, стоящую рядом со своим домом с хлебом и солью, и папу, который стоял с букетом цветов, я поняла, что смотрю в зеркало, потому что мы с папой очень похожи внешне. Я просто выскочила из автобуса, я начала рыдать, плакать и сказала ему: «Папочка, я тебя люблю». Я даже сама не ожидала этого. Я не думала, что у меня могут вырваться такие слова из моей души. Замечательная встреча. Оказывается, он все эти годы следил за моей карьерой и хранил газетные статьи обо мне. Пока все идет замечательно.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту