Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Наталья Яковлева, Омск: Устройство всех ненужных детей в другие семьи – это утопия, в которую хочется верить нашим властям.

Дата: 16 декабря 2013, 13:51
Автор:

Количество преступлений, совершенных родителями против собственных детей, растет с каждым годом. Однако «жестокое обращение» – статья размытая и трудно доказуемая: одного избиения, если не до членовредительства, маловато, нужно доказать систему…

президент поставил задачу ликвидировать очередь до 2016 года. Строят мало, но реорганизуют, переселяют, перепрофилируют. И замечательно! С одной стороны. С другой…

В Омске закрывают два детских дома – пятый и шестой. В освободившихся помещениях начнут работу два детских сада. Детдом № 5 «Гнездо аиста» лучший в городе. Аккуратный двухэтажный особнячок с ремонтом, который сейчас принято называть европейским. Вместо спален вдоль казенных коридоров – квартиры с кухнями, где ребята живут «семьями», объединяясь по возрасту. В квартирах несколько спален, зал для игр и занятий, ванная с душевыми кабинами, кухня с электроплитой. После школы – кружки и секции прямо в детдоме: вокал, хореография, швейная и столярная мастерские, воскресная школа, рукопашный бой, спортивный туризм. У маленьких детдомовцев есть игрушки, у больших –  компьютеры. В каждой «семье» – большой плазменный телевизор, недавно и собственное телевидение запустили. Директор тут необычный: Константин Милорадович – бывший военный и бизнесмен. Сначала помогал жене – педагогу, а потом увлекся, решил, что сможет сделать лучше детские жизни. Сейчас он готовит пятерых воспитанников детдома на передачу в семьи. Остальные 33 отправятся в детдом № 4, как и 34 ребенка из детского дома № 6. Никаких семей у них уже не будет – будут жить, как все, в больших группах, ходить строем и забудут, как чаевничать в собственных гостиных по вечерам.

– Есть другие детские дома, которые заполнены так же, как 5-й, или чуть больше, – сообщила журналистам заместитель министра образования Омской области Татьяна Мельникова. – По комфортности они практически одинаковы, но закрывать большие детдома не совсем правильно. 5-й и 6-й выбраны в том числе и потому, что их здания – типовые детсады, не нужно тратиться на реконструкцию.

Наверное, ничего страшного. Весной 2010 года, например, закрыли детский дом №7 Омска, федеральную экспериментальную площадку РАО. Там работали кафедра креативной педагогики, комплексная служба содействия развитию личности воспитанника. Разработана была схема «профессиональных проб». Ребенок мог попробовать и затем развивать себя во всех видах деятельности: спорте, швейном и столярном деле, танцевальном, декоративно-прикладном, цирковом, театральном и изобразительном искусствах, в сферах журналистики и театра, художественного слова. Выпускники становились студентами Санкт-Петербургской академии русского балета, Новосибирского государственного хореографического колледжа, омских вузов. Когда воспитанникам были оформлены путевки в другие детдома, девятиклассники, тоже раньше мечтавшие о вузах, переезжать не стали. Выбрали другой путь – ушли в техникумы и училища после сдачи экзаменов.  Никто не умер. Просто в очередной раз каждый из них потерял близких, а заодно, мечту и веру в себя. Просто стал маляром, а не художником, швеей, а не дизайнером.

Увы, поступать по-человечески с детьми, которых некому защитить, чиновники не желают. Ждать, пока все детдомовцы выпустятся, экономически нецелесообразно. Зато детдома закрыть, а детсады открыть – прекрасная возможность отличиться сразу по двум программам. Ведь детские дома в РФ в ходе реализации программы «Россия без сирот» через 5-7 лет должны быть ликвидированы за ненадобностью –  все сироты будут устроены на семейные формы воспитания, как не раз сообщал Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов. К 2018 году их число сократится, по его словам, вдвое, притом что уже уменьшилось на 40%. Одно непонятно, как планировать закрытие детских домов, не зная даже примерно, сколько детей в них нуждаются? Ведь система, по которой в России выявляются семьи, где детей бьют, насилуют, морят голодом, заявительная. То есть о том, что в семье непорядок, органам опеки, полиции, соцзащиты должны сообщать врачи, учителя, соседи. Только почему-то отец 7-летнего Коли Кукина, избив ребенка на глазах матери в который раз, изнасиловав в который раз, не стал вызывать ему врача. Учительнице, правда, давно казалось, что с мальчиком что-то происходит, но что, не поняла. Соседи, подозревавшие папашу в жестокости к жене и детям, сообщать побоялись – им рядом с ним жить дальше, а у всех свои дети. Имели право так думать – у сыноубийцы уже была условная судимость за то, что держал на цепи другого своего ребенка в другой семье. Если бы Коля не умер, его папа бы не попал в милицию, и избиения, насилие просто бы продолжились. Адвокат Алексей Бирюков говорит, что, с тех пор как правительство решило давать трудным родителям шанс исправиться, потому что держать детей в детдомах удовольствие дорогое, и без того мягкая статья «жестокое обращение с детьми» на практике стала еще мягче. Впрочем, и до нее дело доходит не всегда. В октябре семья омичей, напоившая своего шестимесячного малыша спиртом с антидепрессантами, чтобы не портил алкогольный аппетит родителям, получили год ограничения свободы за непредумышленное убийство. То есть гулять по вечерам не станут. А детей воспитывать будут – у них еще двое, пока живых, и мама беременна третьим, родительства их не лишили.

Количество преступлений, совершенных родителями против собственных детей, растет с каждым годом. Притом, что «жестокое обращение» статья размытая, как объясняет адвокат, и трудно доказуемая: одного избиения, если не до членовредительства, маловато, нужно доказать систему. А тут одно из двух: либо доказывать жестокость, либо родителям давать шанс. Устройство всех ненужных детей в другие семьи – это утопия, в которую хочется верить нашим властям.  Недавно Астахов сетовал по поводу невежества Валентины Петренко,члена Комитета Совета Федерации по социальной политике, заявившей что в России из 6,5 тысячи усыновленных в прошлом году детей 4,5 тысячи вернули обратно в детдома. Сенатор не права, хотя скорее всего имела в виду количество не усыновленных, а опекаемых детей, возвращенных опекунами. Но и такая цифра наверняка гораздо больше. Потому что нет такого учета! Органы опеки не отчитываются перед вышестоящими, сколько детей вернули опекуны, у них даже похожих граф в бумагах нет. Они просто пристраивают возвращенного в другую семью. И так раз пять. Или десять. Пока не вырастет. Опекуны в России, как правило, безработные, за 72 часа они проходят ускоренный курс педагогики. А в итоге ребенку приходится мотаться по чужим семьям, где не знают, как обращаться с трудным подростком. Не думаю, что это лучше, чем жить в детдоме, где работают профессионалы…

В Омской области, как и по всей России, создаются детские сады –


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt