Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Люди и судьбы

Наталья Бонк

Шаг за шагом: листая памяти учебник
Учительская газета, №49 от 22 января 2021. Читать номер
Автор:

Наталья БОНК не дожила до своего столетия каких-то четыре года. Ее имя накрепко связано в сознании каждого с бестселлером «Английский шаг за шагом»: миллионы россиян учились и продолжают заниматься по учебникам, в создании которых она принимала огромное участие. Да, эта элегантная и красивая женщина была выдающимся лингвистом и удивительным человеком.

 

Первые шаги российской лингвистики
Фото из архива Натальи БОНК

Девочка с Трехпрудного

Оперная певица Розалия Кроль-Боярская и специалист по строительству самолетов Александр Ефимович Кроль не могли налюбоваться на свою красавицу, они были ее родителями и самыми счастливыми людьми на свете. Шел 1924 год, и они только что привезли свое чудо из роддома на Трехпрудный.

– Самые яркие, самые сокрушительные впечатления застают нас в детстве, – говорила уже зрелая Наталья Александровна. – Воспоминания о счастливой и столь болезненной поре взросления со временем приобретают особое значение.

Она часто рассказывала о своей детской Москве. О храмах, хранивших какие-то непостижимые тайны (четырехлетнюю Наталью окрестили по настоянию няни и по большому секрету от семьи, в их прогрессивном доме такое «мракобесие» не одобрили бы). В одночасье все дорогие глазу девчушки культовые заведения из ее жизни исчезли – в те годы их нещадно взрывали.

Тогда же, в свои четыре, Наташа научилась читать. Самостоятельно разбирая слова, она внезапно так увлеклась, что попала в книжный полон целиком и полностью. Огромная библиотека то и дело преподносила ей неожиданные сюрпризы, и литература стала неотъемлемой частью ее бытия.

Но озорной девчушке всегда всего было мало. Замыкаться в себе, прикрываясь миром выдуманных персонажей, можно, но только тогда, когда обежишь парочку раз Патриаршие пруды на лыжах или, сэкономив монетку на мороженое, проскользнув в дырку в заборе, откатаешься на коньках до пылающего румянца.

Позже ее захлестнула страсть теат­ралки. МХАТ, Малый, Вахтанговский, Театр Сатиры, Театр имени Моссовета – она не пропускала ни одной премьеры. Только что построили Зал Чайковского, и Наталья рванула туда. Она попала на концерт Игоря Моисеева, который тогда только начинал свою сценическую деятельность…

 

Please go on

Наташа поступила в иняз в сентябре 1942 года. Поступила невероятно легко и совершенно случайно. Вообще-то Наталья Александровна мечтала стать актрисой. Блистая на школьных подмостках, она думала о профессиональной сцене. Но как-то в Левшинском переулке увидела вывеску языкового института и, словно кто-то вел ее туда, зашла. Школьный аттестат радовал глаз пятерками, и она не сомневалась, что подобный риск – дело благородное.

Тогда существовало правило: отличник может поступить по результатам собеседования. На кафедре английского языка в тот день ее встретил человек с окладистой черной бородой. Оказалось, специалист по фонетике Александр Трахтеров. Правда, Александр Львович еще не был профессором, но, возможно, именно тогда он писал свою диссертацию, определившую стиль преподавания в нашей стране на долгие годы.

Они поговорили по-немецки. Наталья с детства интенсивно практиковалась в разговорном немецком, и ей удалось заинтриговать своей персоной знаменитого фонетика. Удовлетворенному результатом беседы Трахтерову девушка пообещала занести документы на следующий же день. Но он ее предупредил, что окончательное решение примет только после первого зачета по фонетике, если она не сдаст экзамен, с английским может попрощаться. Сильная немецкая группа – вот ее предел.

Начав с нуля, она справилась. Из всей группы новичков его зачет сдала лишь она. Однако, когда он сказал: «Please go on», Наталья сложила тетради в сумку и, накинув на плечи шубку, из которой она уже давно выросла, так как донашивала ее с десятого класса, в своих валенках покинула аудиторию. Александр Львович удивился: что за странная девочка? Ведь он предложил ей продолжать учебу. Вот это наглядный пример огреха системы преподавания, овладевая звучанием, слушатели не улавливали смысла всего выражения.

Позже Наталья Александровна говорила, что весьма благодарна тому стечению обстоятельств, именно этот казус подвигнул ее на изучение языка досконально. Именно тогда она поняла, на чем обычно при изучении человек спотыкается. Свой опыт преодоления трудностей перевода, когда стала преподавать сама, а особенно при написании учебников, она впоследствии учитывала всегда.

 

Язык мира и войны

А немецкий Наталья знала с самого раннего детства.

– Когда мне было лет пять, – вспоминала она, – детей, живших в районе московских бульваров, собирали в специальные группы, руководили которыми сплошь Доротеи да Хильды. Эти матроны с утра до вечера говорили со своими подопечными на языке Гете, так как были они потомками немцев, приглашенных еще Екатериной II. У них не было педагогического образования, и они были немолоды, но через год их воспитанники бойко лопотали по-немецки, и разговорные навыки в детском сознании четко запечатлевались на долгие годы.

В школе Наталья освоила и грамматику этого языка. В 175‑й, бывшей 25‑й образцовой, вели уроки прекрасные преподаватели. Ведь именно здесь учились дети Иосифа Сталина, Вячеслава Молотова, Анастаса Микояна. Светлана Аллилуева училась на класс младше, а Василий был ее пионервожатым.

Особо сильное влияние на Наталью оказала учительница русского языка и литературы Анна Яснопольская. Анна Алексеевна была преподавателем поистине вузовского уровня, также она вела литературный кружок. Поэтому ее ученики читали гораздо больше, нежели предусмотрено школьной программой. Очень много постановок, ставили что хотели. Когда вышел на экран фильм «Медведь» с Андровской и Жаровым, Наталья уговорила одного из мальчишек сыграть с ней эту небольшую комедию Чехова. За игру в пьесе Наталья получила замечание от одноклассника, мол, кокетничала с публикой, это непрофессионально. Восьмиклассники – судьи строгие и придирчивые.

В школе у Натальи был замечательный преподаватель физкультуры. Он приметил девочку и предложил ей заниматься спортивной гимнастикой. Она подавала большие надежды, но ее спортивную карьеру тогда оборвала война.

– Для меня образы войны, – рассказывала лингвист, – это одноклассница, падчерица известного художника и фотографа Корецкого красавица Марина Никитина, которая в образе деревенской женщины в платке, прижавшей к груди ребенка и спасающейся от направленного на нее немецкого штыка, всю войну над станцией метро «Маяковская» молила воина Красной армии: «Спаси!» Глядя на этот плакат, всегда думаю: политиков надо приучать бояться войны. Но разве слышат они голос разума? С войны из нашего класса вернулись единицы. Патриотический подъем был огромен. Никому из ребят и в голову не могло прийти уклониться от защиты своей Родины. Это был бы позор. И вообще беда сплотила народ очень сильно. Каждый старался помочь другому всем, чем мог.

По крайней мере, так это время помнила Бонк.

 

Андерсен попутал

Инженера Анатолия Бонка в дом привела мама. Он понравился Наташе – красивый, обходительный, очень спортивный. Анатолий Адольфович занимался боксом у одного из знаменитых братьев Огуренковых. Владел приемами самбо, и они часто забавлялись тем, что он демонстрировал, с какой легкостью может победить человека крупнее и мощнее себя.

А в войну он получил страшное ранение, пуля продырявила его грудь насквозь, выбив кусочек ребра и пройдя лишь на два пальца в стороне от сердца. Но дома его ждала милая, и он не мог себе позволить погибнуть.

Милая тем временем шаг за шагом приближалась к своей великой книге…

– Учебники, по которым следовало учиться, были неважные, – отмечала Наталья Бонк. – Единственным носителем знаний, по сути, был учитель с инязовским дипломом. В отечественной методике к этому времени отказались от чисто фонетического вводного курса, хотя очень много работали над тем, чтобы обучать хорошо. Но пользовались этим только для подготовки дипломатов, разведчиков, работников внешней торговли.

Вот с этой-то прослойкой советской элиты и работала после института Бонк. Работать Наталья Александровна пошла на курсы иностранных языков в Министерство внешней торговли в 1946 году. Именно там впоследствии был написан популярный двухтомник. Это коллективный труд многих людей, но основным своим соавтором Бонк считала Наталью Лукьянову.

В 1993 году Бонк пригласили в Лит­институт. Это был довольно резкий переход от преподавания делового языка к поэтическим стилистическим изыскам. Особый дух, бесконечные разговоры о литературе, профессора с именем – все это оказалось привлекательным для ее гуманитарного склада. Теперь ее слушали будущие профессиональные переводчики художественной литературы, для которых язык был самым важным инструментом труда.

С тогдашним ректором института писателем Сергеем Есиным они съездили в командировку в Данию. Много гуляли, осматривая достопримечательности, еще больше говорили о роли языковой подготовки современных литераторов. Наталья Александровна поняла, здесь она обрела не только замечательную площадку для преподавания, но и возможность осуществления любых проектов, которые ей вздумается замыслить. Эта работа подарила ей встречу с очаровательными, солнечными людьми Ириной Шишковой и Людмилой Царевой. Результатом их теплой дружбы с кафедрой иностранных языков института стали курсы, которые они организовали совместными усилиями.

В конце 90‑х вышел учебный комплекс «Шаг за шагом». Его характерной особенностью является то, что все материалы озвучены, темы уроков сопровождаются аудиозаписью, сделанной в лучших английских университетах. Бонк всегда гордилась этой своей работой. А «Учительская газета» гордится тем, что мы, журналисты, успели встретиться с ней, человеком-легендой, еще при ее жизни.

 


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt