Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Награда за предчувствие . Второй год подряд главный приз фестиваля получает российская картина

Учительская газета, №26 от 28 июня 2005. Читать номер
Автор:

Итоги ХХVII Московского Международного кинофестиваля во многом получились неожиданными, что и немудрено: конкурсная программа, состоящая из 17 фильмов, впервые за последние годы была столь сильной. «Серебряный Георгий» в конкурсе «Перспективы» достался американскому режиссеру Джорджине Ридель с картиной «Как девушки Гарсия провели лето». Приз за лучшую мужскую роль увез в Иран Хамид Фаранеджад (лента «Левой, левой, левой!»). Лучшей актрисой фестиваля признана дебютантка из Болгарии Весела Казакова («Украденные глаза»). Спецприз жюри получила лента финна Аку Лоухимиеса «Вечная мерзлота». Две специальные награды вручили режиссеру Иштвану Сабо («За вклад в мировой кинематограф») и актрисе Жанне Моро («За покорение вершин актерского мастерства и верность принципам школы К.С.Станиславского»).

Главным призом фестиваля – «Золотым Георгием» жюри ММКФ во главе с Валентином Черныхом наградило российскую картину «Космос как предчувствие» Алексея Учителя, чем вызвало много нареканий. Более сильные. с точки зрения кинокритиков, претенденты на главный приз – «Дорогая Венди» Томаса Винтерберга и «Хроники обыкновенного безумия» Петра Зеленки получили «утешительные» награды (соответственно за лучшую режиссуру и приз Жюри российской кинокритики за лучший фильм).

Была притча, стала мелодрама

Больше всех ожиданий у публики вызвала лента Томаса Винтерберга. И, в общем, лента их оправдала. Стильно и «вкусно» сделанный фильм затронул сразу две острые проблемы современного общества – насилия и самоутверждения подростков. Получилось интересно по форме, неповерхностно и неоднозначно. «Дорогая Венди» – так любовно главный герой фильма Дик обращается к своему дамскому пистолету. «Венди», «Гранат», «Ли», «Дурная сталь», «Линдон», «Женщина» – такие же персонажи фильма, как и их обладатели – подростки маленького американского городка. Поклонение оружию начинается, как изящная и даже пацифистская – ребята стреляют только по мишеням – игра, как способ обретения уверенности и взросления, а заканчивается трагедией. При всей социальности и злободневности поднятых тем Винтерберг избежал морализаторства, при ироничности (она особенно заметна в финале, где подростки погибают, чувствуя себя героями вестернов) – цинизма.

«Хроники обыкновенного безумия» Петра Зеленки – чехо-словацко-немецкий вариант «Черной кошки, белого кота» Кустурицы. Как выясняется, абсурда с налетом легкой сумасшедшинки хватает в любом месте и в любое время, если ты обладаешь чувством юмора и острым глазом. При этом в творении Зеленки, как и в жизни, находится место и комичному, и грустному, подчас они слиты воедино. Скажите сами, смеяться или печалиться, когда твой отец – известный в прошлом диктор – читает новости о визитах генерального секретаря компартии Чехословакии на вечеринках, а вечно недовольная мать начинает лаять на прохожих?

По поводу фильма Алексея Учителя «Космос как предчувствие» мнение кинокритиков и публики разделилось. Одним лента показалась откровенно слабой, другие считают, что это добротная зрительская картина, к которой явно привлекут внимание как имена актеров – Евгения Миронова и Ирины Пеговой. Внимательный зритель увидит на экране притчу, задуманную мэтром-сценаристом Александром Миндадзе, про то, как два героя хотят вырваться за жесткие пределы (один – из СССР, другой – из маленького северного городка), и оба мечтают преодолеть предопределенность судьбы. Но если для городского дурачка Конька космос – это объект буквального предчувствия полета советского человека за пределы Земли (он даже встречается с юным Гагариным), то для его друга Германа – это одновременно бездонная дыра отчаяния и придуманная жизнь, которой, возможно, никогда не будет. Другое дело, что воплотил эту притчу Учитель излишне прямолинейно, что делает фильм почти наивной мелодрамой, которую, впрочем, нескучно смотреть.

Наследник штиблет

В конкурсной программе международного кинофестиваля не должно быть много фильмов, снятых в стране-хозяйке. Это нескромно и недальновидно: поползут слухи, что тут уже не событие мирового масштаба, а так – теплый междусобойчик. В прошлом году в конкурсе ММКФ участвовало аж четыре российские ленты. Один фильм, как на этот раз – самое то: скромненько и со вкусом. А для того чтобы узнать, что же творится в нашем родном отечественном кинематографе, есть специальная внеконкурсная программа российского кино.

При всех прочих прелестях у российской программы есть одно главное достоинство – она исчерпывающе полна: «Статский советник» с Меньшиковым, «Побег» с Мироновым, «Настройщики» с Ренатой Литвиновой, беспредельные «Жмурки» с Михалковым, Паниным и Дюжевым. Плюс к этому «Российская альтернатива», внеконкурсные «Гала-премьеры», много документального кино и целый блок анимации – настоящее государство в государстве.

Как и в любом государстве, тут была своя жизнь, свои страсти, ожидания и предвкушения. Настоящая «Ходынка» случилась на московской премьере картины Павла Лунгина «Бедные родственники». Посмотреть ленту, собравшую все призы на завершившемся только что сочинском «Кинотавре», пришла, кажется, вся Москва. Те, кто правдами и неправдами все же прорвался на показ, свой кусочек счастья и раздумий получили. Если вы смотрели «Свадьбу» Лунгина, то про «Бедных родственников» вам можно вообще ничего не рассказывать: эстетика и почерк режиссера неизменны. Те же нищета и убожество постсоветской провинции, где всегда находится место и душевной низости, и высоте человеческого духа. Некто Эдик (Константин Хабенский) – помесь Чичикова и Остапа Бендера – прибывает в Богом забытый городок Голотвин, чтобы найти там лжебратьев, сестер и двоюродных дедушек для иностранцев, эмигрировавших много лет назад, а теперь жаждущих восстановить разорванные семейные узы. Поначалу у Великого комбинатора, который, как и его славный предшественник, носит модные штиблеты на босу ногу, все идет как по маслу. Но ближе к середине фильма события и обстоятельства, как взбесившиеся кони, обрывают поводья и несутся вскачь, оставляя изрядно ощипанного горе-Бендера на обочине жизни и удачи. Вся эта авантюра, однако, лишь фон для галереи истинно гоголевских образов, которые каждой своей репликой будто классически вопрошают: «Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!»

Ученые подсчитали, что вся мировая литература – это всего четырнадцать сюжетов, переиначенных на разные лады. Лунгин не изобрел пятнадцатого, он всего лишь взял зеркало и повернул его в зрительный зал. А уж что мы в нем увидели – вечно пьяного буяна Яшу, мечтающего унаследовать золотые зубы своей давно упокоившейся тетки, или старого ветерана деда Грицину, который скорее умрет, чем позволит переодеть себя в немецкого полицая, или его пышнотелую дочь, которая за сто долларов согласна отца не то что фашистским предателем – чертом в ступе изобразить, – зависит уже не от режиссера, а от самого зрителя.

Колокол должен звонить

Одна из небольших (к сожалению!) программ XXVII Московского международного кинофестиваля была приурочена к 60-летию Победы во Второй мировой войне и называлась «Вторая мировая – взгляд из XXI века». В фестивальную программу вошли «Близняшки» Бена Сомбогаарта (Нидерланды, Люксембург), «Мой отец» Эдиджио Эронико (Италия, Бразилия, Венгрия), «Павшие» Ари Тауба (США). Но основное место в программе заняли фильмы, произведенные в Германии.

22 июня в Музее кино состоялась мировая премьера фильма «Кантата для Гитлера» немецкого режиссера Юты Брукнер. Фильм заставляет задуматься, в чем загадка обаяния тирана и что обеспечивает ему широчайшую поддержку в народе?

В фильме показаны двое влюбленных: Готлиб и Урсула. Они с одинаковой силой убеждены в правоте нацизма, что и губит в конечном счете их чувство. Попав на работу в СС, Готлиб действует по принципу, который с предельной точностью могут выразить циничные строки из стихотворения Эдуарда Багрицкого: «Но если он (век. – В.Б.) скажет: «Солги», – солги. Но если он скажет: «Убей», – убей». А Урсула мечтает сочинять музыку. Вдвоем с композитором Гансом Брохом они пишут кантату в честь 50-летия Гитлера. Урсула им в прямом смысле бредит, а профессор музыки помнит другую Германию и по себе знает, что такое лежать под пулями. Он знает подлинную цену высоким патетическим фразам. Его отношения с Урсулой становятся все ближе и ближе. Но вскоре Урсуле открывается другая сторона нацизма. Готлибу поручают подготовку порнофильмов для поляков. Моральное разложение Польши – непременное условие для последующего военного вторжения в страну. Но это не самое страшное. В своем служебном рвении он приходит арестовать друга и его возлюбленную, нарушивших «закон о чистоте расы». Этот поступок окончательно разрушил идеалы Урсулы. На глазах Готлиба она режет себе вены, но ее спасают. Профессор Брох написал кантату один. Ему кажется, что горячая преданность идее, та жертвенность, с которой жила Урсула, способны возвышать душу, придать творческих сил и сделать меньше пропасть, разделяющую их. В свои шестьдесят два года он влюбился в эту страстную двадцатилетнюю девушку, но Урсула осознала, что в энергии разрушения ничего животворного нет, она стала совершенно другой.

Каннский лауреат Фолькер Шлёндорф привез в Москву «Девятый день» – фильм о человеческом выборе. В концлагере Дахау содержатся священники-антифашисты со всей Европы. Происходит чудо: один из них, аббат Кремер, получил отпуск и может вернуться к семье в Люксембург. Вскоре выясняется, что «чудо» сотворил гестаповский офицер Гебхард: Кремеру нужно уговорить сотрудничать с нацистами архиепископа Люксембурга, который в знак протеста приказал каждый день звонить в соборный колокол. Выбор небогат: либо пойти на сделку с самим собой, либо вернуться в Дахау – в место, где ломают и жизнь, и веру. Фильм исследует «феномен Иуды». Свершилось ли дело спасения человечества, если б не его предательство? Какая польза от непреклонности, если из-за нее могут пострадать многие люди? Но архиепископ убежден, что ни при каких обстоятельствах нельзя идти против собственной совести и заветов Христа, даже если это грозит смертью кому-то. Колокол должен звонить! Аббат Кремер приносит заранее подготовленный текст, выражающий согласие с нацистской политикой, нужно только подписать. Архиепископ подменяет его чистым листом бумаги, который Кремер передает Гебхарду в заклеенном конверте, не ведая о подмене, и вскоре возвращается в концлагерь, но уже другим человеком – человеком с окрепшей верой.

Фашизм был глобальным обольщением идеей господства. В четвертой главе Евангелия от Матфея есть рассказ об искушении Христа дьяволом. Дьявол показал Ему все царства мира и славу их, «и говорит Ему: все это дам Тебе, если, падши, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и ему одному служи». Третий рейх с его вождями шел вслед за сатаной. К своей гибели…

Виктор БОЧЕНКОВ, Татьяна ЕФЛАЕВА, Анна ХРУСТАЛЕВА


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту