Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Мы говорим на одном языке – великом русском

УГ - Москва, №38 от 18 сентября 2012. Читать номер
Автор:

Русский язык и литература занимают в ряду школьных предметов особое место, играют особую роль, каждый свою. Но не случайно литература с русским языком составляют настолько тесное единство, что в последних школьных стандартах они объединены в один предмет.

Л​итература – воплощенная в слове важнейшая часть культуры народа, его размышлений о смысле жизни, его нравственных и эстетических идеалов, она формирует духовный и нравственный облик подрастающего человека, помогает ему постичь универсальные законы бытия, раскрыть и развить его творческий потенциал. Русская классическая литература в своих лучших образцах – а именно они изучаются в школе – формирует национальное сознание, обеспечивает преемственность поколений, объединенных общностью базовых духовно-нравственных ценностей, поэтому литература – основополагающий школьный предмет в деле воспитания личности. Как математику, мне часто приходится говорить о том, что базовый школьный предмет – математика, поскольку она учит мыслить, логически рассуждать, аргументировать, доказывать, при этом выносится за скобки тот непреложный факт, что все это осуществляется при помощи языка, и чем лучше человек владеет языком, тем успешнее могут быть аргументация и цепь доказательств. Конечно, главное – о чем рассуждать и что доказывать, то есть, говоря современным языком, контент. Но единственное средство выражения этого самого содержания (наших мыслей) – язык. Как точно сказал классик отечественной психологии, «мысль совершается в слове». Поэтому я считаю, что русский язык – самый важный школьный предмет, потому что он учит детей понимать текст на русском языке, к какому бы предмету этот текст ни относился – к математике или физике, истории или биологии. Но надо не просто уметь читать. Читать любил и гоголевский Петрушка из «Мертвых душ», который, как известно, «имел даже благородное побуждение к просвещению, то есть чтению книг, содержанием которых он не затруднялся: ему было совершенно все равно, похождение ли влюбленного героя, просто букварь или молитвенник – он все читал с равным вниманием; если бы ему подвернули химию, он и от нее бы не отказался. Ему нравилось не то, о чем читал он, но больше само чтение, или, лучше сказать, процесс самого чтения, что вот-де из букв вечно выходит какое-нибудь слово, которое иной раз черт знает что и значит». Для понимания нужно прежде всего знать, что означают слова в тексте и как они связаны между собой, именно на это должно быть направлено школьное преподавание русского языка. Ведь, к сожалению, многие старшеклассники не знают значений таких слов, как дилемма, компетенция, альтруист, монолит, идентичность, альянс, периферия, по мнению некоторых математиков, многие учащиеся не в состоянии понять текст, содержащий условие задачи. Естественно, что без понимания условия задачи вопрос о ее решении уже не возникает. Русский язык – главный школьный предмет еще и потому, что учит не только понимать чужие тексты, но и создавать собственные, то есть говорить и писать. При этом нельзя все сводить к правилам орфографии и пунктуации, в одном из пунктов «Наставления для преподавателей Царскосельского лицея» было записано: «Никогда не терпеть, чтобы воспитанники употребляли слова без ясных идей». Добавлю, что надо еще выбирать слова и выражения в соответствии с ситуацией, характером отношений с собеседниками, а главное – уметь внятно объяснить свою точку зрения, убедить собеседника. Важна и культура межличностного общения: какие слова и выражения уместны среди равных, по отношению к старшим, по отношению к младшим; какие слова лучше выбрать для убеждения или просьбы, вопроса или извинения. Преподавание русского языка имеет в нашей стране богатую традицию и признанные достижения. Естественно, что переход школы на новые образовательные стандарты не может не беспокоить учителей, да и образовательное сообщество в целом. Многое становится предметом критики, в частности, все еще трудно привыкнуть к такому нововведению, как компетентностный подход. Может быть, кстати, еще и потому, что само слово кажется немного чужеродным в русском языке, а между тем этот подход основан на верной оценке роли русского языка в школьном образовании как инструмента, при помощи которого изучают другие предметы, то есть в школе не только его преподают, но и с помощью него преподают. Как часто бывает, в многословной документации, сопровождающей введение компетентностного подхода, это содержание трудно уловить из-за запутанности конструкций и абстрактной терминологии. Тем не менее в федеральном стандарте и, что главное, в учебных программах школьных дисциплин этот подход прописан достаточно четко. При изучении математики в основной школе согласно новому федеральному образовательному стандарту необходимо «умение ясно, точно, грамотно излагать свои мысли в устной и письменной речи, понимать смысл поставленной задачи, выстраивать аргументацию, приводить примеры и контрпримеры». В программах предметов естественно-научного цикла в качестве результатов обучения постулируется, в частности, использование таких интеллектуальных операций, как формулирование гипотез, обобщение, сравнение, классификация, умение дать дефиницию, описание наблюдения, эксперимента, класса объектов. Каждое из этих умений имеет существенную лингвистическую составляющую, ни классифицировать, ни анализировать, ни описывать без помощи языка не получится. Конечно, переход на новые образовательные стандарты требует их дальнейшего внимательного изучения с точки зрения содержания каждого предмета. Главное – сохранить преемственность и лучшие традиции преподавания. Одна из важных задач, которую должны решать учителя, – воспитание сознательного уважения к русскому языку и культуре. Это не должны быть абстрактные рассуждения на тему «великий и могучий», но раскрытие огромных познавательных возможностей русского языка как средства создания и передачи русской культуры. Почему бы не включить в учебники по русскому языку и не использовать на уроках русского языка тексты о наших великих ученых – Ломоносове, Менделееве, Лобачевском, Докучаеве, Сеченове, Павлове, «отце» авиации Сикорском, изобретателе радио Попове? Конечно, эти тексты должны быть не скупыми биографическими справками, а яркими портретами выдающихся деятелей русской науки.Большое распространение получили сейчас так называемые развивающие методики. При всех их различиях есть между ними и общее – они отказываются от принципа многократного повторения. Принцип «Повторение – мать учения» заменяется на «галопом по Европам», а это острый нож для детской души, тем более в эпоху информационного стресса. Ребенок любит повторение, оно ему полезно, а «развивающий учебник» снежным комом наращивает информацию, не давая ни на чем остановиться, ни за что зацепиться. Нежелательно односторонне относиться к электронной коммуникации как к чему-то портящему русский язык. В Интернете достаточно инструментов, которые учитель-словесник может использовать на благо своего предмета: социальные сети любителей книг, форумы переводчиков, народные словари, например словари сленга или регионализмов. Конечно, более чем огорчительно сознательно небрежное обращение с русским языком пользователями Интернета, коверкание слов с нарушением всех возможных правил орфографии. Это ни в коем случае нельзя приветствовать, хотя, конечно, можно взглянуть на это иначе и расценить как своего рода несложную интеллектуальную игру: чтобы написать слово так, как требуют правила этой игры, – «превед» вместо «привет», то есть наперекор орфографии, – надо оттолкнуться от правильного написания, а значит, осмыслить его и еще раз закрепить. Тот, кто пишет «превед», наверняка знает, как правильно пишется это слово. Процесс этот неоднозначный. К чему он приведет – покажет время, как сказал великий поэт, кстати, учившийся в Московском университете: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Мы живем в эпоху глобализации. Что значит эта фраза для учителя русского языка и литературы? Прежде всего она призывает нас задуматься о месте русского языка на мировой арене. Будет ли восприниматься в будущем русский язык только как окаменевший в своем величии, подобно латинскому и древнегреческому, язык великой мировой культуры, язык Толстого, Достоевского, Чехова, или как современный полнофункциональный язык, адекватно обслуживающий все коммуникативные потребности людей, говорящих на нем, способный выразить все смыслы, необходимые человеку XXI века? Это зависит от нас. Если мы предпочтем метаться по крепостной стене, подобно плачущей Ярославне, стенать над «русским языком на грани нервного срыва», то ничего хорошего не получится. Если же мы займем реалистическую позицию и будем твердо стоять на том, что русский язык – могучий организм, способный переплавить и аккумулировать все внешние заимствования, что сегодняшняя информационная революция не что-то экстремальное, а лишь ступень глобальной многовековой информационной эволюции, то перспектива будет иной. Давайте будем, вспомнив Николая Заболоцкого, «вечно веровать в животворящий, полный разума русский язык». Трудно поверить в то, что чрезвычайно мощная языковая система не сможет переварить доступный ей объем заимствований, в то же время естественно предположить, что русский человек, владея своим языком как инструментом познания и коммуникации, сможет работать им так, чтобы обеспечить все свои коммуникативные и познавательные нужды. Да, словеснику предначертано быть хранителем традиции. Но при этом необходимо идти в ногу со временем, уметь находить с учениками общий язык. Хотя у учителя сегодня есть много проблем. Проведение ЕГЭ по литературе по-прежнему вызывает много дискуссий. Не говоря уже о том, что в свое время для учителей русской литературы настоящим испытанием стала отмена выпускного экзамена в форме сочинения, который, как правило, служил достаточно сильной мотивацией для школьников, изучающих литературу. Экзамен отменен, но необходимость глубокого изучения литературы в школе осталась, Конечно, формат ЕГЭ вряд ли полностью соответствует духу и характеру такого предмета, как литература. Как это ни парадоксально, но ЕГЭ не просто совместить с отбором одаренных детей: вопросы ориентированы на среднего ученика, а сильному они кажутся очень простыми, он ищет более сложный ответ или вносит в ответ уточнения, не предусмотренные составителями и не принимаемые в ходе автоматической проверки. Такие проблемы возникали и при проверке эссе по русскому языку в тех случаях, когда будущие абитуриенты предлагали очень личную и оригинальную интерпретацию предложенного фрагмента текста. К этому можно добавить обеспокоенность по поводу того, как будет решаться судьба итоговой аттестации по предмету, названному «Русский язык и литература», соединившему предмет, обязательный при прохождении итоговой аттестации, и дисциплину по выбору. Многих учителей волнует сегодня вопрос о недавно принятых новых образовательных стандартах, точнее, об одном нововведении. Две взаимосвязанные, но самостоятельные дисциплины – русский язык и литература – объединены в одну учебную дисциплину, при этом у каждой в соответствии со стандартом свои теоретические, методические и дидактические задачи. Такое объединение, конечно, вызывает вопросы. Каждый из этих предметов призван решать свои – очень важные – задачи. Как они будут решаться при объединении предметов? Это проблема не только и не столько организации учебного процесса. Она затрагивает сферу духовной жизни человека, поскольку касается позиций русской литературы (а у этого предмета важнейшая воспитательная функция). Как они будут решаться при объединении предметов? Нам нужно не забывать слова Николая Гоголя о русском языке: «Дивишься драгоценности нашего языка: что ни звук, то и подарок, все зернисто, крупно, как сам жемчуг, и право, иное название еще драгоценнее самой вещи». Одна из больных тем – полиэтнический состав учеников в классе. Из-за постоянно растущего потока миграции в крупные города России из стран ближнего зарубежья в одном классе (на одном курсе) учатся дети с кардинально разным уровнем владения русским языком. Для одних учеников это родной или практически родной язык, для других – иностранный. Как их соединить, как они могут вместе изучать классическую литературу, писать сочинения, если с многими из них занятия нужно начинать с постановки произношения? Русский для них не только не второй родной, а практически иностранный. И здесь не работают старые правила обучения. Таких детей нужно научить говорить, понимать по-русски, а не ставить во главу угла заучивание правил орфографии и пунктуации (это то, о чем я говорил в самом начале). Традиционный подход к обучению русскому языку как родному в этом случае не подходит, нужны другая методика, другие учебники – учебники русского языка как неродного для начинающих, основанные на последних достижениях методики и психологии, с использованием опыта преподавания русского языка как иностранного. Классическая литература как сокровищница общенациональных культурных ценностей и духовного опыта поколений способствует развитию национального самосознания в общенациональном контексте и играет важнейшую роль в формировании общенационального менталитета. Именно классическая литература в лучших ее образцах участвовала в формировании национальной идеи в той ее форме, которая органично усваивалась сознанием россиян. Отражая общенациональные духовные ценности, литература помогает постичь объединяющие всех нас законы общечеловеческих взаимоотношений. А ведь только на этой основе возможны воспитание культурной, религиозной и этнической терпимости, формирование единого общекультурного пространства. Для многонациональной и многоконфессиональной России это проблема не только внешнеполитическая, но и внутренняя – это проблема сохранения целостности государства. Виктор САДОВНИЧИЙ, ректор МГУ имени М.В.Ломоносова, академик РАН


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту