Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Муж и жена – школьники? Или к чему приведет переход на 11-летнее обязательное общее образование

Учительская газета, №25 от 19 июня 2007. Читать номер
Автор:

Государственная Дума приняла в первом чтении законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в связи с установлением обязательного общего образования». «УГ» уже писала о неоднозначности этого законопроекта (см. «УГ» №20 от 15 мая 2007 года). В начале июня он обсуждался на заседании Комиссии Общественной палаты РФ по вопросам интеллектуального потенциала нации (см. «УГ» №24 от 12 июня 2007 года). Сегодня мы публикуем письмо наших читателей, руководителей общеобразовательных учреждений Гатчины, откликнувшихся на наши публикации.

Из средств массовой информации мы, практические работники школ, узнали, что правительство рассмотрело и внесло в Думу, а Дума единогласно приняла – пока в первом чтении – законопроект, предусматривающий обязательность общего 11-летнего образования. Времена действительно изменились: помнится, реформу середины 80-х годов, о необходимости которой первым заговорил Юрий Андропов, мы детально обсуждали на долгих и бурных собраниях педагогических коллективов. Нынче никаких предварительных обсуждений не проводилось, тем не менее мы считаем своим долгом высказать свое мнение, мнение наших коллег-учителей.

Прежде всего неубедительны и вызывают возражения причины, которыми обосновывается необходимость обязательности 11-летнего образования. Первым был публично высказан простейший тезис: нужно, чтобы учителя не выталкивали детей, а старались задержать их в школе. Хотим со всей ответственностью заявить: именно учителя и прилагали все усилия, чтобы удержать детей в школе – для детей с серьезными проблемами в обучении создавались классы педагогической поддержки с наполняемостью 12-15 человек, где можно было реально осуществлять индивидуальный, личностный подход. Эти классы были ликвидированы по директиве министерства – во имя экономии финансовых средств… Аргументами в пользу обязательного 11-летнего обучения называют негативные явления в молодежной среде: распространение социально вредных привычек (наркомания, алкоголизм), рост числа правонарушений и преступлений, совершаемых несовершеннолетними; многие подростки не работают и не учатся. Усадить весь этот контингент за школьные парты означает переложить на школу задачу исправлять, устранять, компенсировать все негативные последствия прошедших в стране социальных и экономических перемен – такие последствия, с которыми пока не смогли справиться ни властные структуры в целом, ни правоохранительные органы, ни изрядно потрепанный институт семьи. Почему на школу? А с нее спросить легче…

Как аргумент в пользу обязательности среднего образования приводятся требования рынка труда. Но, во-первых, рассматривать общее образование лишь как подготовительную ступень профессионального – ограниченный и ошибочный подход. Во-вторых, сегодня ясно видно, что рынок труда требует прежде всего возрождения и развития системы профобразования; поднимающейся промышленности очень нужны квалифицированные, образованные рабочие. Не стыдно вспомнить опыт советского периода, сохранить общеобразовательные программы в системе НПО, не допустить их «выдавливания».

К 11-летнему образованию совершенно не готовы те дети и подростки, ради которых его собираются ввести: у них отсутствует положительная мотивация к учению, а эта мотивация формируется прежде всего атмосферой в обществе, его системой ценностей. Старая система ценностей, в которой образованность котировалась высоко, рухнула; создание новой – дело долгое и непростое, особенно для юного человека и особенно под всепобеждающие призывы: «Не тормози!», «Оторвись по полной!», «Бери от жизни все!» Лучшая иллюстрация престижа образованности в нашем обществе – бедственное положение учителя в большинстве регионов России, об этом уже стыдно говорить еще и еще… Мы считаем: если в Законе РФ «Об образовании» сказано, что образование – это процесс «в интересах… государства», то учитель – по всей стране – должен быть государственным служащим со всеми вытекающими из этого последствиями.

К переходу на обязательное 11-летнее обучение не готова и вся наша система школьного образования. Во-первых, обрушить весь тот негатив, о котором уже говорилось, на плечи женщин-учителей (а их 90 процентов) было бы просто недопустимо. Ни в одной мало-мальски цивилизованной стране нет среди учителей такого патологического гендерного соотношения, как у нас в России. Складывалось это десятилетиями; но если задумано всеобщее среднее, то изменять ситуацию надо решительно и круто. Надо срочно искать способы вернуть, привлечь, мобилизовать мужчин на эту трудную, изначально мужскую и героическую работу – работу школьного учителя. Во-вторых, несовершенство и перегруженность наших учебников, учебных программ и образовательных стандартов не позволяют реально вести каждого ученика по индивидуальному образовательному маршруту, а это будет просто необходимо с новым, сложным контингентом старшей ступени. В-третьих, самое печальное: наши управленцы до сих пор не умеют продумывать, предвидеть последствия принимаемых решений. К примеру, ввели подушевое финансирование школ, – но ведь площадь кровли, которую надо латать, длина труб отопления, водопровода и канализации, которые надо иногда заменять, – все это не зависит от числа учащихся, а расходы на все это теперь зависят… Театр абсурда.

Возможными последствиями перехода к обязательному 11-летнему обучению обеспокоены гимназии и лицеи: как это новшество отзовется на их структуре и статусе? Неизменным элементом образовательной политики всех предыдущих министерств образования была поддержка образовательных учреждений повышенного уровня, а в них набор учеников в классы третьей ступени производился только на конкурсной основе. Законопроект начал прохождение парламентских инстанций, а нам сегодняшняя позиция министерства по этому вопросу неизвестна.

Большую тревогу вызывает повышение допустимого возраста пребывания в школе до 20 лет, вступление в брак разрешено с 18 лет! Школьники начнут создавать семьи и обзаводиться детьми, сколько появится замечательно уважительных причин для пропуска уроков! А как авторы законопроекта представляют себе одновременное пребывание в школе шустрых семилеток, любопытных и не всегда деликатных подростков и молодых беременных женщин? Как обеспечить безопасность будущих матерей на переменах? И будут ли беременности и роды учениц положительным показателем для школы (участие в выполнении демографической программы) или, наоборот, отрицательным («отсев»)?..

А как изменится общая нравственная атмосфера в школе, каково придется младшим при пополнении 3-й ступени, как будет обстоять дело с безопасностью ребенка в школе, об этом никто не подумал. Обычные родители обычных детей могут оказаться перед неразрешимой проблемой: в какую школу отдать ребенка и отдавать ли вообще?..

Мы не выступаем в принципе против всеобщего среднего образования. Вызывает недоумение и тревожит непродуманность и поспешность проводимых преобразований, силовое «продавливание» нововведений без обсуждения с практическими работниками. Одна из основных причин всего этого – ошибочность ряда исходных положений, взятых министерством за основу политики. Прежде всего это отношение к образованию как к одному из сегментов сферы услуг. Но услугу оплачивает потребитель – поэтому звучит и проводится в жизнь красивый призыв к экономии государственных средств (незабываемое «экономика должна быть экономной»). Конечно, в профессиональном образовании «потребитель» выбирает: хочу – поступлю на мехмат МГУ, хочу – в кулинарный техникум… Но школьное образование (основное, а теперь и среднее) – это обязанность каждого гражданина, установленная законом, и установившее ее государство должно обеспечивать и оплачивать все, что связано с ее выполнением, как оно обеспечивает и оплачивает все, что связано с выполнением воинской обязанности. Никто в здравом уме не скажет, что юноша отправился на полтора года в армию пользоваться услугами Министерства обороны. Никто не предложит его родителям покупать солярку для его бэтээра на свои кровные… А если серьезно, то в Законе РФ «Об образовании» термин «образовательные услуги» употребляется только с определением «дополнительные», а иногда и с уточнением «платные». Все остальное – это реализация государственных образовательных программ. В связи с этим вольное толкование и применение термина «образовательные услуги» попросту незаконно.

Рассматривая образование как услугу, Минобрнауки призывает создавать в системе образования конкурентную среду. В такой среде, как известно, одни выживают и процветают, а другие разоряются и сходят со сцены. Хорошенькую перспективу предлагает школам руководящее ими министерство! Широко опубликованы («Российская газета» от 27 февраля 2006 года, «Учительская газета»от 04 апреля 2006 года) результаты социологического исследования уже сложившегося в России расслоения общеобразовательных школ- неужели еще недостаточно? Может быть, правильнее было бы – и с этической, и с политической, и с практической точек зрения – относиться ко всем шестидесяти тысячам российских школ как к единому организму, выполняющему единую историческую задачу воспитания народа.

Наконец, нужно сказать, что наши реформаторы школы достаточно безоглядно (и недостаточно критично) следуют американской модели, заимствуя далеко не все лучшее, не подкрепляя нововведения соответствующими ресурсами. За рамками реформ остается, например, своевременная забота о социализации учащихся (в американских школах создаются целые службы из психологов, медиков, консультантов по профориентации, изучение обществознания ведется с начальной школы; у нас первыми под сокращение попадают психологи, а медицинские работники есть далеко не в каждой школе). Совершенно не волнует реформаторов учительская зарплата (там учитель входит в пятерку самых высокооплачиваемых массовых профессий, у нас – на предпоследней строчке в сводках Росстата о зарплате в стране).

Необходимость повышения общего уровня образованности людей в стране очевидна. Но мы уверены, что без решения главных, основных проблем политика поспешных локальных реформ и преобразований обречена на разброд, шатания и в конечном счете – на поражение.

Нам представляется неудачным объединение несколько лет назад в рамках одного министерства таких разных сфер деятельности, как наука, профессиональное образование и образование общее. Они принципиально, качественно различаются и по своим задачам, и по требующим неотложного решения проблемам. Для руководства каждой из этих сфер нужны профессионалы высокого класса именно данной сферы. А пока – не случайна история с Уставом РАН; не случайна борьба вокруг ЕГЭ; не случайно школьные учителя гуманитарных дисциплин горюют над гармонией, которую теперь придется поверять не самой лучшей алгеброй…

В заключение подведем итоги. Мы убеждены, что к установлению обязательности общего 11-летнего образования российская система школьного образования не готова; не готов к этому и тот контингент молодежи, ради которого предлагается это нововведение. Мы считаем некорректными причины, выдвигаемые для обоснования нововведения, эти причины требуют совсем иных мер. Наконец, нас тревожат некоторые возможные последствия реализации законопроекта – последствия, которых его авторы не хотели или не могли предусмотреть.

Евгений ЛИНЧЕВСКИЙ, заслуженный учитель РФ, директор гатчинского лицея №3; Александр СЕРГЕЕВ, заслуженный учитель РФ, директор гимназии им. К.Д.Ушинского, Гатчина, Ленинградская область

Комментарий

Николай БУЛАЕВ, председатель Комитета ГД РФ по образованию и науке:

– Мы считаем закон об обязательности общего образования одним из самых важных, поскольку эта ступень образования очень многое определяет в будущей образовательной и жизненной траектории каждого человека. Как известно, этот законопроект мы будем рассматривать во втором чтении 4 июля.

Уже сегодня мы знаем, какие точки вызывают наибольшее напряжение в обществе, поскольку провели на эту тему «круглый стол» и выслушали мнение педагогов и общественности. Много замечаний относительно того, что в результате в 10-11-х классах может сложиться разновозрастный контингент, поскольку законопроект предлагает сделать предельный возраст обучения в школе 20 лет. Это вызвало острую отрицательную реакцию и со стороны образовательных учреждений, и общественности. Анализ показывает, что если мы снимем это ограничение, могут возникнуть некие коллизии. Например, если ребенок поступил в школу в 8 лет, то в 10-м классе ему уже 18, а из 11-го его уже исключат, если мы не сделаем оговорку. Проблема не так проста, как кажется, и нам нужно найти решение, которое не создаст дополнительные проблемы для тех, кто пошел в школу поздно, или для тех, кто в начальной и основной школе проболел год, нормально учится, но на 19-й год пойдет в 11-й класс. В Законе «Об образовании» (статья 17 п.4) говорится о том, что учащийся на ступени общего среднего образования не освоивший программу учебного года, имеющий академическую задолженность по двум и более предметам, условно переведенный в следующий класс и не ликвидировавший задолженность, по усмотрению родителей при достижении возраста 17 лет может продолжить образование в иных формах или остаться на повторное обучение в данном образовательном учреждении. Лично я считаю, что нецелесообразно оставлять ученика на второй год в 10-11-м классе. Таким образом, снимается положение о том, что человек может учиться в школе до 20 лет, – он имеет право продолжить обучение в иных формах, а таких форм нынче много (вечерняя школа, очно-заочное обучение, экстернат, начальное профессиональное образование и так далее). Человек должен получать 11-летнее образование, а вот где и как – разговор отдельный.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту