Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Может ли ребенок хорошо учиться в школе без помощи репетитора?

УГ - Москва, №08-09 от 2 марта 2010. Читать номер
Автор:

Об этом шел разговор на очередном «Родительском собрании «Эха Москвы». Тема крайне актуальна, ведь сегодня во весь голос общество говорит, что без репетиторов, без существенного вкладывания денег ребенку, обучающемуся в обычной школе, хорошего образования не получить. Но так ли это? Мы ведь знаем, что большая часть наших школ – обычные массовые школы, из которых без всяких репетиторов дети поступают даже в престижные столичные вузы, побеждают на предметных олимпиадах различных уровней. Кто их готовит к этим успехам? Обычные школьные учителя. Другое дело, что сегодня есть ЕГЭ и учителя просто вынуждены готовить (или, как говорят, натаскивать) своих учеников на сдачу экзаменов по тестам. При этом вокруг тысячи предложений репетиторов, готовых «гарантировать» успешную подготовку к сдаче единого государственного экзамена. Не потому ли разговоры о неизбежном репетиторстве стали такими острыми?

Людмила ПЕТЕРСОН, директор Центра системно-деятельностной педагогики «Школа-2000» Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования:

– Я сама занималась репетиторством. Более того, я сама в жизни столкнулась с ужасной проблемой, когда в 10-м классе решила идти не в консерваторию, а в другом направлении, пришла в университет на день открытых дверей и просто не поняла, что там есть в этих заданиях. С одной стороны, нам часто говорят, что надо разгрузить учеников. С другой стороны, нас упрекают, что дети приходят на олимпиаду и подчас вообще не понимают, о чем речь идет. Так что если мы еще больше разгрузим наших учащихся, глаза у них на олимпиадах и даже на уроках будут еще более круглыми, большими и удивленными. Дело не столько в неправильном содержании обучения, сколько в неправильных методах работы. Учителя-профессионалы так организуют свои уроки и образовательный процесс, что дети, если и дается домашнее задание, могут сделать его самостоятельно в течение 15-20 минут по любому предмету, а возможно, еще и дополнительное задание творческого характера, над которым они поработают по желанию. Если так не происходит, то это означает, что надо учителю повышать свою квалификацию, осваивать те методы работы и технологические формы, которые сегодня существуют и которыми надо пользоваться. Это вопрос к профессионализму учителя, потому что если он профессионал, то будет использовать те способы обучения, которые позволяют совершенно по-другому организовывать образовательный процесс, чтобы времени на все хватало.

Если мы говорим о том, что хотим мотивировать ребенка для того, чтобы он мог заниматься сам, чтобы у него развивалась самостоятельность, чтобы он мог сам преодолевать все трудности обучения, которые, естественно, должны встречаться у него на пути, то, чтобы развить эту самостоятельность, ребенок должен привыкнуть к достаточно высокому уровню преодоления затруднений, которые перед ним встают. Значит, мотивация связана с его собственной деятельностью. Если ребенку просто загружают в голову какие-то знания, он будет уходить от этого, и никакой репетитор ему не поможет сдать ЕГЭ. Но после ЕГЭ у него жизнь впереди, ему после ЕГЭ надо будет успешно учиться в вузе, успешно работать. Все натаскивания его только оттягивают вниз. Поэтому очень важны для того, чтобы обходиться без репетитора, как я вижу, четыре условия. Первое условие – учитель должен воспринимать свою работу как миссию, и я знаю конкретных учителей, которые именно так делают. Второе условие – учитель должен овладевать новыми способами обучения, так вовлекать ребенка в этот образовательный процесс, чтобы он сам строил новые знания, они становились ему интересными, чтобы он был способен самостоятельно разбираться в том, что изучает. Третье условие – учебники должны предоставлять поле для развития для всех детей, в том числе и для одаренных, и для самых сильных, и предлагать разноуровневые задания. Четвертое условие – нормативная база образования должна допускать существование таких учебников, а не сужать поле для того, чтобы было одно натаскивание. Сегодня очень часто не выполняется одно, второе, третье или четвертое, но случаи, где все это выполняется, где есть понимание того, как к этому идти, есть. Родители очень занятые люди, но если у них есть желание, то они могут помочь, а если нет, то давайте мы предоставим им возможность сделать свой выбор. Мы не создаем отдельные питомники, где выращиваем специальных детей, мы работаем на массовую общеобразовательную школу. Первое, что удалось сделать, мотивировать детей, вовлекать их. Эта задача была понята очень давно. Напомню, что Дестервег еще два века назад говорил о том, что ребенок должен самодеятельно овладевать знаниями. Такой метод обучения самый трудный, самый редкий. Трудностью объясняется редкость его применения. Он требует времени и индивидуального подхода, но за 200 лет благодаря успехам наших методологов найдены технологические формы. Эти технологические формы, с одной стороны, позволяют учителю не оставаться один на один с большой педагогической наукой, не заново изобретать опыт, а воспринимать его в процессе обучения и подготовки.

Я согласна с тем, что нужно опыт построения нового способа обучения переносить в систему образования учителей, в систему повышения квалификации, но мы сейчас это делаем и видим результаты, видим, что это не вопросы светлого будущего через 300 лет, это то, что можно реально сделать за 10 лет. Сейчас учитель имеет право выбирать, и образовательные учреждения имеют право выбирать все то, что есть в федеральной базе. У меня в Москве 50 экспериментальных площадок, в том числе и 3 педагогических колледжа.

Свою миссию, свою педагогическую задачу я вижу в том, чтобы создать возможность для каждого учителя работать так, чтобы без репетиторов ребенок мог поступать на любой уровень в самые престижные вузы.

Галина КИТАЙГОРОДСКАЯ, доктор педагогических наук, профессор, академик Международной академии наук высшей школы, заслуженный академик МГУ имени Ломоносова:

– Когда дети поступают в школу, родители должны участвовать в выполнении домашнего задания просто с точки зрения организации самой работы ребенка (научить его, где делать перерыв, доводить решение до конца, научить делать домашнее задание). Педагог же обязан и может найти минуту-другую в конце урока, когда он дает домашнее задание, чтобы объяснить детям, что от них требуется в этих домашних заданиях для того, чтобы дети совершенно спокойно могли приступить к их выполнению. Поэтому здесь никакой помощи, и вообще, мне кажется, не нужно сидеть с ребенком (притом родители все работают), так можно отучить его от самостоятельности, а ведь мы стремимся, чтобы он ею обладал.

Репетиторство как таковое сегодня все ругают. Но, как мне кажется, можно отметить и положительную роль репетиторства. Бывают дети очень одаренные, очень талантливые, им при 30-35 учениках в классе невозможно уделить то учебное внимание, которое могло бы их поднимать выше, чем всех остальных, давать им дополнительные задания, каким-то образом вовлекать их в более серьезные виды деятельности. Тогда если родители это понимают, имеют материальные возможности, то они нанимают человека, который развивает этот талант, что очень нужно и очень важно. Например, буквально на днях ко мне обратился человек из системы образования с просьбой найти для его ребенка учителя, работающего по моей системе. Он мне объяснил, что ребенок учит в школе немецкий, все в порядке, но он хочет, как родитель, чтобы тот еще владел английским. Я спрашиваю: «Зачем ему английский?» Он отвечает: «Ну как же, он должен быть современным, развитым человеком. Поэтому никаких спецзаданий нет, просто я хочу, чтобы он знал». То есть все-таки есть желание и возможность у родителей. Второй вариант обратный, но тоже положительный, когда ребенок или физически, или интеллектуально, психически, психологически очень сильно отстает от сверстников, родители тоже это понимают, хотят его подтянуть хотя бы до уровня нормального школьника и тоже прибегают к репетиторству как к выходу из некой безвыходной ситуации. Отрицательный момент в репетиторстве, который, к сожалению, существует, когда учитель или преподаватель в высшей школе занижает отметку своему ученику, а потом говорит родителям, что без его помощи, без дополнительных занятий ребенок не вырулит. Это абсолютно безнравственное, навязанное репетиторство. Мне кажется, что каждая школа обязана вести анализ и знать, кто чем занимается, и наказывать таких репетиторов вплоть до увольнения из школы, потому что такой безнравственный поступок должен быть наказан, должен быть пример того, что этого нельзя делать. Но это вымогательство, в конечном счете по-другому не назовешь, к сожалению, существует и в высших учебных заведениях. Я не говорю, что это повально, что это массово, но тем не менее это существует.

Есть еще и катастрофа с ЕГЭ. Как можно было создавать систему экзамена, который никоим образом не вытекает из результатов обучения в школе? Это уже само по себе нонсенс. Как можно было разрешить дополнительные официальные платные курсы в системах повышения квалификации? Логично, что ЕГЭ должен быть таким же экзаменом, какой обычно и проводился в конце обучения в школе. Теперь вопрос: кто должен готовить к этому ЕГЭ? Репетиторы? Извините, но тут не должно быть репетиторства. Школа должна взять на себя бесплатную подготовку к ЕГЭ, но при этом соответственно по предметам, все как положено. Более того, в школе, как нигде, можно выделить тот контингент, который называется «хорошисты», тот контингент, который раздел «С» в ЕГЭ не возьмет все равно, нет для этого потенциала, зачем мучиться. Но школа должна этих хорошистов подготовить для того, чтобы они умели выполнять эти задания. А другую группу, может быть, более талантливых ребят, нужно готовить только к части «С», по этому третьему блоку ЕГЭ. Школа должна бесплатно это делать. Мы боремся с коррупцией, но репетиторство в этом смысле можно назвать коррупцией, потому что это, в общем, заработок денег там, где этого не должно быть, и это возмутительно.

Андрей НАЛОБИН, ученик 10-го класса школы №1190:

– Главное для меня – получение знаний. Я считаю, что нужно получать знания, нужно готовиться к экзаменам в институт, чтобы учителя хорошо преподавали, подготавливали к единому государственному экзамену, чтобы учитель, тот же классный руководитель, был образцом и примером, чтобы поддерживал учеников в трудную минуту. У нас отдельно классных часов нет. Раньше были в первой-второй четверти. Мы говорили и о мире, и о стране, и о дальнейшей учебе, кто куда, кому что интересно, кому-то медицинский, кому-то на экономиста, кто-то хочет, может быть, в военные. Я хочу поступить в институт на экономический факультет, учусь хорошо, вот только технические предметы мне плохо даются, биология, химия. Мне интереснее гуманитарное направление, чем техническое.

Анна РАЙСЯН, ученица 10-го класса школы №638:

– Я считаю, что от школы, безусловно, нам нужны знания для дальнейшей нашей жизни. Но также немаловажен тот факт, что школа, безусловно, воспитатель. Многие знания, которые мы получаем в школе, со временем забываются, но та дисциплинированность, которую она воспитывает, остается. Учитель – образец поведения, поскольку многие дети своих учителей, как мне кажется, видят чаще и дольше, чем своих родителей, поскольку родители много работают. Я горжусь своими учителями моей школы, они мне хорошо дают знания, но также и такой образец поведения, что я могу ими гордиться. Я считаю, что, конечно же, когда в классе 30 человек, учителю, который преподает один год, сложно всех узнать, он успеет узнать одного-двух учеников, которых готовит к поступлению в университет. Но у меня уже есть учителя, которые преподают с 8-го класса, они меня очень хорошо знают, знают мои интересы, знают, что я собираюсь в медицинский институт, что мне интересны биология и химия, что это мои предметы, от которых я просто завишу. Остальные предметы я учу, но это же не значит, что ко мне должно быть такое же отношение, что эти учителя хотят получить от меня таких же высоких знаний по своему предмету. Они понимают, что я им не смогу дать.

Помимо занятий у нас есть классные часы. Мы обсуждаем какие-то вещи, вот у нас недавно в школе хотели ввести школьное радио, мы с классом обсуждали, выдвигали свои интересы. Я считаю, что класс, школа – коллективы, где формируется человек как личность. В моей школе очень хотят, чтобы учились все ученики. Даже если ученик у нас плохо учится, учителя дают шанс, домашнее задание на каникулы. Учительница математики, например, говорит: «Приходите, я на каникулах в школе, кому что непонятно, объясню». Понимаете, когда ученику нужны знания, он получит их, придет, спросит, найдет учителя, из-под земли достанет, но возьмет свои знания. Мне нужна учеба, мне нужны знания, я хочу окончить школу, я хочу найти свое место в жизни.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту