search
Топ 10

Москва вживается в Болонь

Сегодня все большую роль играет включение России в Европейское пространство высшего образования (EHEA), начавшееся в 2003 году, с момента присоединения нашей страны к Болонской декларации.

В​ведение Болонской системы при всех ее неоспоримых достоинствах за прошедшие десять лет показало серьезные проблемы в области обеспечения качества высшего образования, о чем свидетельствуют данные экспертизы Профсоюза работников системы образования и науки Германии (GEW) под названием «Болонья между претензией и реальностью», опубликованные 10 сентября 2009 года. Среди проблем, на которые указывает профсоюз: сохранение сложностей в процедуре перехода от бакалавриата к магистратуре для обучающегося, осложнение доступа к магистратуре детей из рабочих семей и семей с низким доходом, высокий процент отчислений после второго курса бакалавриата среди женщин, низкая популярность бакалавров на рынке труда в связи с невысоким качеством полученного образования, ухудшение условий обучения и резкое повышение требований к обучающимся, что привело уже к повышению на 30%  числа студентов, отказывающихся продолжать обучение в связи со стрессом, отсутствие успехов в развитии академической мобильности, которая по-прежнему выше среди студентов традиционных специальностей (дипломированных специалистов). В связи с этим говорят уже о провале немецкой модели Болонского процесса, однако анализ той модели оказывается очень полезным для столичного педагогического образования, поскольку он позволяет увидеть слабые стороны уровневого образования и предпринять необходимые шаги, для того чтобы использовать ошибки наших зарубежных коллег во благо – для формирования и утверждения нового масштаба качества ВПО – московского стандарта качества образования.Прежде всего важными для этой модели стали требования к уровню подготовки специалистов, инициирующие поиск эффективных моделей организации и управления учебно-познавательной деятельностью студентов  для повышения их конкурентоспособности и профессиональной компетентности. Полезными инструментами оказались в  этом случае технологические карты дисциплин, включающие всю информацию о структуре и содержании каждого курса, требованиях к промежуточной аттестации, ресурсах самостоятельной работы студентов бакалавриата и магистратуры. Технологические карты стали важным средством предварительного информирования студентов, поскольку они выдаются до начала семестра,  правила игры, устанавливаемые в них для преподавателей и студентов, не могут быть изменены по ходу, что предъявляет серьезные требования к организованности обеих сторон. Для внедрения этого инструмента в МГПУ потребовались многочисленные семинары и мастер-классы для профессорско-преподавательского состава, и в этом смысле совершенно верно поступил ректор МГПУ Виктор Рябов, настаивавший на проведении эксперимента по введению уровневого образования в университете в те годы, когда большинство коллег были уверены в скорейшей отмене Болонской системы в России.Требования к повышению качества подготовки специалистов предопределили необходимость поиска инновационных методов и приемов обучения, а также адекватных им форм контроля знаний, умений и навыков студентов. В настоящее время в практике работы московских вузов широко используются кумулятивные показатели оценки успешности учебно-познавательной деятельности студентов, которые составляют основу балльно-рейтинговых систем контроля. Набираемые студентом в процессе выполнения технологической карты по каждому предмету баллы становятся основным инструментом для оценки его успешности в университете, хотя обработка этой информации по каждому студенту бакалавриата и магистратуры требует огромных затрат и усилий административного персонала институтов и факультетов. Конечно, получаемый нами рейтинг студента на курсе и отделении носит чаще всего морально-стимулирующий характер, поскольку в итоге он не выливается в какие-либо преимущества при последующем поиске места работы, как это происходит в Европе. Однако и сама Болонская система носит в России в значительной степени упреждающий характер, поскольку бакалавров в Европе готовят преимущественно для малого и среднего бизнеса.Бакалавр педагогического образования должен достаточно свободно владеть английским языком, однако это уже не верхняя планка наших требований – два иностранных языка считаются в Европе обычной формой иноязычной компетенции бакалавра. Кроме собственно перспектив «образования на всю жизнь», выпускник педагогического вуза должен отдавать себе отчет в том, что его будущие работодатели – руководители образовательных учреждений – могут ожидать от него способности вести занятия по своему предмету на иностранных языках. По крайней мере в вузах Москвы  с учетом программ привлечения иностранных студентов  имеет прямой смысл делать ставку не столько на изучение студентами русского языка в рамках подготовительного факультета (как это ранее практиковалось в советской высшей школе), а на перевод преподавания по наиболее востребованным курсам на английский язык. Эту работу в МГПУ уже начали осуществлять, формируя группы преподавателей и сотрудников для изучения английского языка в университетском центре «Образование». В ИИЯ МГПУ второй год продолжается активная деятельность по внедрению рубежных экзаменов по иностранным языкам с опорой на международные сертификационные испытания типа TOEFL, IELTS, TestDAF, DALF/DELF. Более того, мы ставим в этой связи новые задачи и перед нашими зарубежными коллегами, в частности, разработчиками сертификационных экзаменов Японии  для создания тестирования преподавателей японского, которого пока не существует вовсе. Необходимо отметить, что в уровневой системе педагогического образования столицы, как в и российском ВПО в целом, сохраняются нерешенные вопросы, затрудняющие ее широкое развитие, в частности:- остаются недостаточно конкретизированными статус бакалавра, должности, на которые может претендовать бакалавр на рынке труда;- не продумана система перехода из бакалавриата в магистратуру; переходный экзамен рассматривается, как правило, как барьер для выпускников «неродственных» бакалавриатов, вместо того чтобы обеспечить открытость и доступность магистратуры и решать проблему обеспечения качества образования иными средствами;- программы третьего поколения для бакалавриата рассматриваются нередко как четырехлетний вариант традиционного пятилетнего обучения с сохранением всех прежних позиций, в том числе  разделение на блоки дисциплин и сохранение довольно жестких границ между ними. В то же время уменьшение контактного времени подготовки студентов требует отказа от традиционной универсалистской модели подготовки кадров, то есть стремления сформировать всесторонне образованную личность за счет начинения программ большим набором предметов, не имеющих прямого отношения к профессиональной подготовке. Наше время – это время отказа от гумбольдтовского образовательного идеала, время подчинения образования жестким требованиям экономики, что должно найти и находит свое отражение в создаваемых каждым университетом уникальных магистерских программах. Сегодня крайне необходимы профессиональные стандарты, созданные путем прямых переговоров с работодателем, постоянно корректируемые и учитываемые при разработке и ежегодной корректировке учебных планов, необходима и в целом переориентация высшего образования на требования рынка труда, в частности, введение работодателя – директора школы, колледжа, ректора вуза – в качестве председателя ГАК, учет тематики, важной для работодателя, при работе над курсовыми и дипломными проектами, принципиально практический, прикладной характер бакалаврских работ, способный обеспечить со своей стороны качество их профессиональной подготовки. В  то же время требуется определить статус магистра именно как научного работника, а его подготовку перестроить по принципу конкурентных модулей, выбираемых студентом исходя из его собственных представлений о будущей профессиональной деятельности. В целом требуется переход высшей школы Москвы на позиции обслуживания запросов студента, отказ ее от контролирующе-запретительной функции при создании оптимальных условий для обучения, которые призваны стать одним из основных факторов выбора абитуриентом того или иного вуза, необходимы значительно более активное участие профессионального сообщества в обсуждении содержания высшего образования, отказ от завышенных ожиданий каких-либо указующих документов по данному вопросу от вышестоящих структур. Помимо этого система государственной аккредитации обладает недостатками, связанными с конкретными деталями проверяемых параметров, стандартизации и форматов образовательных программ, что потребовало от столичного высшего педагогического образования определиться с тем, какие собственные меры предпринять  для обеспечения качества содержания учебных программ. Например,  при оценке содержания подготовки специалистов согласно действующим положениям проверяют наличие ООП, их соответствие действующим образовательным стандартам ВПО по структуре, соотношению объемов часов и перечню дисциплин, что подтверждается заключением Информационно-методического центра по аттестации образовательных организаций Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, существование по всем дисциплинам учебно-методических комплексов дисциплин (УМКД). Иными словами, проверяют внешние показатели, не связанные напрямую с качеством подготовки, содержанием преподаваемого предмета, соответствием требованиям Болонского процесса. Оценка этого качества – дело профессионального сообщества (в Европе  это ассоциации преподавателей по конкретным направлениям подготовки). В качестве примера такой деятельности в МГПУ можно назвать широкое участие преподавателей-германистов ИИЯ МГПУ в работе Российского союза германистов, обсуждение содержания читаемых курсов, программ предметов, смысла и критериев подготовки учителя немецкого языка на собраниях профессионалов, которые и занимаются этой подготовкой. Перечень основной учебной литературы, представленной в рабочих учебных программах, проверяется на его соответствие требованиям обновляемости библиотечного фонда (как правило, не более 5 лет для гуманитарных направлений, не более 10 лет  для физико-математического и естественно-научного направления), в то время как более важный фактор – наличие виртуального кампуса в каждом подразделении с полной информацией о курсах, текстами лекций и семинарскими заданиями, ссылками на интернет-ресурсы и разработанные кафедрами сетевые ресурсы обучения. Такой виртуальный кампус действует на сайте МГПУ, разрабатывается и обновляется для студентов бакалавриата по филологическому образованию, лингвистике, магистрантов этих направлений, аспирантов и соискателей. Широко внедрена система дистантного обучения «Прометей», выполняющая, однако, иную функцию – платформы сетевого обучения и одновременно основы для формирования необходимых ИКТ-компетенций студентов бакалавриата и магистратуры.Известно, что  учебные дисциплины проверяют с точки зрения наименования и объема часов на их изучение, указанные в рабочих учебных программах, зачетных книжках студентов, приложениях к диплому, расписании занятий, соответствия ГОС и ФГОС ВПО, в то время как гораздо более важными показателями их качества  можно считать наличие модуляризации, обновляемость содержания, возможность дистантного ведения занятий, компьютерного тестирования, существование совместных программ чтения лекций и ведения семинаров с другими вузами, в том числе  зарубежными.Реализация этого подхода началась в МГПУ в этом учебном году, когда в октябре впервые в истории московского высшего педагогического образования семь студентов второго курса магистратуры по направлению «Педагогическое образование» (английский и немецкий языки) отправились в университет Байройта (ФРГ) для прохождения годичного включенного обучения с последующей сдачей итоговой аттестации как в Германии, так и в России и получения двух дипломов. Этому событию предшествовал год интенсивнейшей работы по согласованию содержания и рамочных требований подготовки магистрантов, уточнению юридических аспектов и иным проблемам. Следующим шагом станет расширение диапазона магистерских программ, привлекаемых к этому аналогу двойного диплома.При оценке информационно-методического обеспечения образовательного процесса оценивают фонд и оснащение библиотеки, однако в числе важных показателей сейчас следует рассматривать наличие обширной медиатеки, полнотекстовых баз данных, связи с другими, внешними базами данных, библиотечными ресурсами, возможность дистантного заказа литературы и получения изданий в сканированной версии. Последнее заседание ученого совета МГПУ было посвящено именно расширению электронных ресурсов Фундаментальной библиотеки МГПУ, собственной полнотекстовой базы научных работ преподавателей и сотрудников университета. То, что для пользования этой базой уже давно создана эффективная внутренняя сеть с предоставлением бесплатной возможности работы с информационными ресурсами обучающимся в университете, само собой разумеется.При оценке организации учебного процесса практически не фигурирует возможность гибкого построения занятий с учетом индивидуальных траекторий студентов, по-прежнему неизменны зависимость нагрузки преподавателя от контактных часов со студентом, зависимость структуры и кадрового состава кафедры от предписанной кафедре нагрузки, отсутствие реального выбора студентами курсов и преподавателей, их влияния на организацию учебного процесса. Институты в структуре вузов, действующие как чрезвычайно эффективные конгломераты родственных факультетов, пока не оказывают решающего влияния на учебный процесс в виде модульных пулов дисциплин, создания конкурентных модулей для магистрантов. Однако первые шаги уже сделаны в виде апробированной в МГПУ системы академических консультантов для студентов бакалавриата и магистратуры: созданы необходимые локальные акты, определены меры поощрения этой работы, проводится постоянная учеба академических консультантов. При оценке качества подготовки специалистов учитывают анализ результатов промежуточной аттестации, тестирования по дисциплинам всех циклов учебного плана, итоговой аттестации выпускников, их востребованности, профессионального продвижения, отзывов потребителя, результаты интернет-экзаменов и интернет-тестирования. Оставляя за пределами статьи смысл межсессионных аттестаций и прочего бумаготворчества, осложняющего работу дирекций немыслимым количеством документации, отмечу, что тестирование по дисциплинам имеет смысл лишь в случае сохранения их результатов в индивидуальном портфолио студента, а также  в случае учета этих результатов в технологических картах по каждой дисциплине, в том числе  как альтернативы экзаменам и зачетам. Кроме того, по некоторым дисциплинам интернет-тестирование имеет вообще крайне условный характер, например, по теоретическим и особенно практическим дисциплинам подготовки лингвистов. Что же касается отзывов потребителей, то и здесь действует известная традиция «слепого выпуска»: работодатель получает бакалавра, не имея представления о том, кто это такой, не участвуя в формулировании требований к его компетенциям, не принимая участия в работе ГАК. Тем самым закладываются проблемные отношения между вузами и работодателями и соответствующие отзывы о качестве подготовки. В МГПУ работа по созданию индивидуальных портфолио будущих учителей (особенно бакалавров)  идет уже с 2004 года. Олег РАДЧЕНКО, профессор ВАК, проректор МГПУ по международным связям и сопровождению Болонского процесса

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте