Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Москва слезам верит. Если с ней прощаются участники Международной олимпиады по русскому языку

Учительская газета, №27 от 6 июля 2004. Читать номер
Автор:

Недавно у России появилось 224 новых посла во всех уголках мира – Мали, Венгрии, США, Корее, Нидерландах и еще в 31 стране. Послов юных, умных, талантливых и ужасно симпатичных. Нет, они не дипломаты, но знают несколько языков. Спросите, кто они такие? Это участники XI Международной олимпиады по русскому языку, прошедшей в Государственном институте русского языка имени Пушкина. Формальная цель олимпиады – проверить познания в русском языке и поощрять интерес к нему во всем мире. Однако главная, она же неформальная – поддерживать интерес к нашей стране через ее язык и культуру. Ведь каждый из участников теперь навсегда «заболеет» Россией, будет следить за тем, что в ней происходит, и формировать у окружающих положительное отношение к нашей стране. Но, кроме этого, многие из ребят благодаря России встретили друзей и даже… свою любовь.

Об истории олимпиадного движения, его значении, а также о том, что происходит за кулисами крупнейшего образовательного форума, мы расспросили Юрия ПРОХОРОВА, ректора Государственного института русского языка имени Пушкина:

– Я застал вторую олимпиаду в 1975 году, теперь вот занимаюсь одиннадцатой. Тогда еще не было института, а был Научно-методический центр русского языка при МГУ. Конечно, с 1975 года олимпиада сильно изменилась: когда все только начиналось, было гарантировано участие школьников из тогдашних социалистических стран. Потом постепенно стали прибавляться страны, в которых в той или иной степени изучали русский.

Сейчас отношение к русскому языку пусть и не столь выигрышное для нас, но более реальное. Раньше язык учили во всех соцстранах с 3-5-го класса, но это вовсе не давало гарантии, что, если ты подойдешь на улице к молодому человеку, он не только захочет что-нибудь сказать по-русски, но и сможет это сделать. Сейчас принципиально другое отношение: если ребенок учит русский язык, то ему это надо. Конечно, среди участников олимпиады есть и, условно говоря, филологи, которым нравится язык, его звучание, русская литература, но большинство учит русский из абсолютно прагматических соображений, и это нормально. Например, к нам приезжает много поляков и венгров из элитарных экономических вузов, которым требуются английский и русский. Русский – потому, что они будут заниматься посреднической деятельностью между Западом и Россией. Вообще тут большое значение имеет экономика: я убежден, что пока за доллар дают 30 рублей, во всем мире будут учить английский, а вот когда за рубль будут давать 30 долларов, ребята, у нашего университета отбоя от «клиентов» не будет!

– Понимают ли власти государственное значение олимпиады?

– Конечно, через олимпиаду мы укрепляем позиции русского языка во всем мире, но если бы мы сами вкладывали в русистику побольше денег, было бы еще лучше. С финансированием олимпиады все нормально: деньги нам выделяют по федеральной целевой программе «Русский язык», которую курирует Министерство образования и науки. Кроме того, нам помогают МИД, правительство Москвы.

– Наверное, за кулисами олимпиады происходит много интересного…

– На олимпиаду приезжают звезды – большинство ребят говорят по-русски лучше, чем 50% учителей русского языка в их странах. Это элита. Наши преподаватели даже смеются: сколько нового узнаешь иногда о своей стране на экзамене!

А в последний день олимпиады здесь все по колено в слезах стоят – ребята не хотят расставаться друг с другом. У нас даже семейные пары были. Что вы хотите: многим по 16, 17 лет – самый влюбчивый возраст. Нам уже три-четыре раза присылали приглашения на свадьбу!

Не правда ли, интересно познакомиться с самими «звездами»? Вот некоторые из них.

Сара ХАБИБУЛЛА, Афганистан, 16 лет:

– Я учусь в России, в «Школе в центре Перова», в школе для афганских детей, где мы изучаем афганский, русский, английский. Родители меня привезли сюда в 7 лет, потому что началась война, а мой папа был офицером старого режима. Сначала, когда я не знала по-русски, плакала, потому что меня никто не понимал, даже в магазинах. Сейчас проблем с общением нет. Я много читаю на русском. Люблю басни Крылова, стихи Пушкина, например «Я вас любил». А на олимпиаде я «Узника» читала. Где я буду жить и работать, зависит от того, будет ли продолжаться война в Афганистане. Может быть, останусь в России, стану медиком. А если поеду на родину, русский пригодится, чтобы переводить. Ведь если война закончится, думаю, русские придут в Афганистан, станут ему помогать.

Cильва ЛОЙККАНЕН, Финляндия, 16 лет:

– Я хотела бы работать кем-нибудь, кому нужен язык. Может быть, переводчиком. Я немножко читала русские книги, например Достоевского. Мне нравятся стихотворения Пушкина и «Мир и война» Толстого. Что, наоборот? Ну да, «Война и мир». А вообще изучать русский язык, мне кажется, очень весело, и страна у вас интересная. Я уже была в России до этого с родителями, и мне понравилось. Возможно, я буду здесь работать в будущем или учиться, пока не знаю.

Берни РИЧЕРТ, США, 18 лет:

– Почему я учу русский? Я русский выучил бы только за то, что на нем говорит Путин! (Хохочет). А если серьезно, это все-таки полезный язык. На Аляске, где я живу, много русских из Магадана, Владивостока. Я с ними общаюсь. Не знаю еще, пригодится ли мне русский в будущем. Возможно да, если стану дипломатом (смеется). Из русской литературы мне больше всего нравится «Двенадцать стульев». Очень смешно, хотя не все понятно! Из классики знаю… а-а!… «Анну Каренину». Наизусть (хохочет).

Кристиан БАЙСМА, Голландия, 15 лет:

– Я знаю шесть языков: кроме родного, английский, немецкий, французский, еще немного индонезийский – у меня мама из Индонезии, сейчас вот русский изучаю. Ну еще латинский и древнегреческий учим в школе. Зачем мне так много? Думаю, мне пригодятся немецкий, французский и русский потом в жизни, в карьере. Может быть, я приеду работать в Россию. В прошлом году я с друзьями уже ездил в Россию, в летний лагерь.

Тимо ШВЕДКО, Эстония, 17 лет:

– Вообще-то я до третьего класса был Димой, родители меня назвали Дмитрием. Во мне смешались украинская, белорусская и польская кровь. Но в Эстонии все меня стали звать Тимо, и сейчас у меня в документах официально такое имя. Я знаю несколько языков. Русский язык сложнее, чем английский и немецкий, но проще, чем французский. Русский совсем не похож на эстонский, но мне нравится. К тому же в Эстонии много русских, я сам дружу с некоторыми русскими парнями. К сожалению, русские школы собираются закрывать и перейти полностью на эстонский язык, но, я думаю, это неправильно. Это все политика, которую делают люди старшего поколения, молодые люди никакой антипатии к русским не чувствуют.

Мне нравится русская культура, я люблю Пушкина. Почему? Смотрите, какие красивые слова, как хорошо писал! Читаю я и не всемирно известных авторов, по психологии много книг на русском прочел. Еще смотрю ваши фильмы, это самые лучшие фильмы. «Война и мир», например. В Голливуде не понимают русскую душу – а она и правда особенная, это не миф. Я недавно нашел в интернете слова песни «Любэ» – «Почему так в России березы шумят» (напевает). Я ее подобрал на гитаре и почти выучил, так мне нравится! Русские – ну как вам сказать? – такие… эмоциональные, открытые! На русском языке мы все здесь, на олимпиаде, общались, я подружился с ребятами из США, Латвии. Будем переписываться по электронной почте, опять-таки на русском. И это здорово!


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту