search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет

“Мама, найди меня!”

Когда Департамент образования администрации Кемеровской области разработал и запустил в действие этот социальный проект, местные коллеги-журналисты “запилили” начальника его Тамару Анатольевну Фральцову. “Как вы смеете травмировать душу ребенка!” Нечто подобное она, впрочем, ждала. Удивила реакция профессионалов – руководителей детских домов. “Безобразие, – возмущались они. – Мы столько делаем, создаем для воспитанников идеальные условия, таких ни в одной семье не будет!”
Возможно и даже вероятно.
В детском доме содержание одного ребенка стоит 3448 рублей;
в школе-интернате – 2300 рублей;
в приемной семье – 2300 рублей;
под опекой – 700-1700 рублей в месяц.
Как видим, материальные затраты на содержание сирот в детских домах превышает “стоимость” ребенка, устроенного в семью. Вот именно, материальные. Цифры не греют. Как бы государство ни заботилось о воспитанниках детских домов, они все равно остаются сиротами без родительского внимания, без своего семейного круга. Без дома. Послушайте, что пишет мальчик, у которого “все есть”:
“…Когда я был маленький, мама покупала мне игрушки. Она отправляла меня в школу, провожала и встречала с тренировок. Но когда умер отец, мама начала пить. Она уволилась с работы, стала уходить ночами из дома, и мы оставались одни. Потом нас с братом и сестрой привезли в детский дом. Я хочу, чтобы у нас были новые родители, мама с папой. Чтобы они не пили и у нас была хорошая семья”.
Слово словом, а дело делом. 6 тысяч информационных щитов и плакатов, пропагандирующих проект “Мама, найди меня!” были размещены в магазинах и поликлиниках, на транспорте и промышленных предприятиях. И жители области откликнулись на призыв. Когда был опубликован отчет по результатам социологического исследования, касающегося отношения кузбассовцев к проекту, газетные заголовки стали иными: “Одна мать лучше семи нянек”, “В семье лучше”… А вот эти цифры, которые греют. Только за январь – май 2001 года 811 детей переданы под опеку, а 132 ребенка усыновлены.
Акция продолжается…

Елена КОМАРОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте