Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Обсудим?

«Мафия» бессмертна

Чтобы изобличить ложь, нужно уметь врать
Учительская газета, №51 от 26 января 2021. Читать номер
Автор:

У лжи и обмана есть много определений. По сути, все они сводятся к тому, что это умышленное искажение информации, цель которого – создать иллюзию полной достоверности, истинности, чего в действительности нет. В этом смысле обман отличается от ошибки, поскольку в одном случае человек сообщает кому-то заведомо не соответствующие реальности факты, а в другом – искренне считает, что говорит правду, то есть попросту заблуждается. Впрочем, как бы мы ни трактовали ложь, отношение к ней в целом всегда отрицательное. Потому что врать и обманывать нельзя, это мерзко, гадко, неправильно. И вообще хорошие люди всегда говорят только правду. Или, по крайней мере, молчат, чтобы не лгать. А уж что касается такого явления, как учить врать, это вообще за гранью добра и зла… казалось бы. Потому что, если копнуть глубже, выясняются куда более непростые вещи.

Например, умение очень убедительно обманывать для профессионального разведчика жизненно необходимо, так же как и для специального агента, внедренного в банду или преступную группировку. По большому счету все воинское искусство основано именно на умении скрыть от неприятеля правду, ввести его в заблуждение, создать ложные иллюзии, чтобы получить над ним превосходство и в итоге победить.

Актерское искусство в каком-то смысле из той же оперы, ибо тут человек тоже играет роль того, кем не является, и чем убедительнее он это делает, тем лучше. Правда, в театре и кино люди с самого начала знают, что сейчас им покажут отнюдь не документалистику, а некую сцену, разыгранную в лицах, то есть их предупреждают – имеет место художественный вымысел, творческая выдумка, интеллектуальная фантазия, роли исполняют профессиональные актеры, а на самом деле все было, мягко говоря, не совсем так или совсем не так. Но часто зритель, даже предупрежденный заранее, заворожен магией игры и теряет ощущение реальности, забывая, что перед ним не Онегин, а Сидоров, не Отелло, а Шниперсон. Да и актеры порой так вживаются в роль, что сами готовы поверить в то, что они на самом деле Раскольниковы, Гамлеты или Турбины.

Подобных примеров можно привести массу. Но что бы вы сказали, если бы учитель (преподаватель, педагог, воспитатель, наставник) собрал своих питомцев – учеников или студентов – и объявил: «Ребята, хотите, я научу вас, как распознавать ложь, фальшь и обман, стремление запудрить вам мозги и обвести вокруг пальца? Только для этого вам придется самим научиться изощренно и очень убедительно врать, используя все ваши таланты, чтобы вас никто не мог разоблачить!»?
Согласитесь, первая часть предложения звучит весьма заманчиво.

Уверен, каждому из нас очень хочется обладать знаниями, умениями и навыками, позволяющими отличить правду от лжи, ибо вокруг слишком много тех, кто целенаправленно обманывает людей с корыстными и/или низменными целями. Однако если взамен нам предлагается самим стать обманщиками и лгунами, то все это уж больно напоминает дьявольские козни, попытку заполучить твою чистую и непорочную душу честного человека взамен на способность видеть других насквозь. Может, первое можно получить как-нибудь без второго?..

Увы, так не бывает. Еще в древности люди понимали очень простую мысль: чтобы поймать преступника, нужно самому мыслить, как преступник. А это, по сути, тоже грех, ибо мысли материальны, и чтобы быть хорошим, надо думать только о хорошем, но уж никак не о бесконечных вариациях на тему убийств, зверств и насилия. Тем не менее в древние же века стала понятна и другая истина: если для разоблачения и искоренения зла стоит пойти на обман, то этот грех вполне можно оправдать и искупить, поскольку он во благо.

Позже, правда, во множестве появились и другие пафосные заявления, мол, если добрые дела совершаются с использованием злых дел, то грош им цена, и вообще никогда не следует опускаться до обмана, преследуя высокие цели сделать людей чище и светлее, приблизиться к истине. Но так или иначе люди как врали, так врут и будут врать, прикрывая свою ложь самыми благородными лозунгами и, что самое интересное, всячески пытаясь назвать одно другим, мол, это никакая и не ложь, а нечто куда более красивое и правильное.

В 1986 году в недрах факультета психологии Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова студент Дмитрий Давыдов придумал игру, известную ныне как «Мафия». Ее подробное описание можно всегда найти в Интернете, правила не такие уж и сложные, а суть довольно проста: каждый раз игроки получают ту или иную роль путем случайного распределения карт и становятся либо мирными жителями, либо мафиози, либо комиссаром полиции.

В задачу мафии входит устранить всех прочих, и они делают это, каждую ночь назначая себе жертву из окружающих. Комиссар должен выявить преступников, привлекая в помощь мирных жителей, а само выявление происходит путем высказывания всеми по очереди мнения о том или ином игроке. Мол, уж слишком этот человек нервничает, сидит в закрытой позе, чешет нос, поправляет прическу, прячет взгляд, очень активно пытается доказать всем, насколько он безобиден, или очернить других.

Тонкость момента заключается в том, что нужно не только внимательно следить за другими, как они себя ведут, но и слушать аргументы прочих игроков, сравнивать, анализировать, взвешивать. И, что самое интересное, если тебе досталась роль мафиози, необходимо приложить все усилия, чтобы отвести подозрение от себя и своего подельника, но сделать так, чтобы мирные жители проголосовали против кого-нибудь еще. Если в конце удается изобличить обоих мафиози, то справедливость торжествует, и считается, что общество справилось с проблемой преступности. Если же комиссару вместе с жителями так и не удается обнаружить и обезвредить обоих членов мафии, значит, увы, закон был бессилен.

Игра на самом деле очень увлекательна, особенно если играть подряд несколько конов. Потому что роли благодаря случаю постоянно меняются, и тот, кто совсем недавно казался абсолютно честным гражданином вне всяких подозрений, в итоге оказывается убийцей, а в следующем кону он должен отстаивать право на жизнь, ибо теперь ему досталась роль именно честного гражданина. Или комиссара.

Опытные игроки знают, что есть разные стратегии и тактики поведения тех, других или третьих, существуют вполне типичные или, наоборот, изощренно нелогичные манеры ведения игры. Так, например, если кто-то яростно доказывает свою непричастность к преступному миру, это может быть столь же подозрительно, как и если человек предпочитает почти ничего не говорить, никого не обвинять. Мафия же может договориться между собой и пойти на «самострел», то есть устранить кого-нибудь из своих, чтобы отвести подозрения от второго.

Комиссар, обладая правами подозревать всех, может периодически получать достоверную информацию о том, является ли преступником тот или иной гражданин, однако он не в силах устранить его, кроме как используя силу убеждения и весомость аргументации, дабы в итоге мирные граждане ему поверили и проголосовали против конкретного злодея. Правда, никто точно не может сказать, на самом ли деле тот, кто назвал себя комиссаром, им и является, а мафиози вполне могут пойти на то, чтобы объявить себя полицейскими и опорочить хорошего человека.

В общем, как можно догадаться, страсти в игре кипят нешуточные. И ровно потому, что все, кто в ней участвует или даже кто за ней наблюдает, приходят к неминуемому выводу: верить нельзя никому, чтобы победила правда, надо уметь быть внимательными и прислушиваться к словам других, но никогда не доверяя им на все 100%.

То есть «Мафия» – это, как говорят психологи, про жизнь. Ибо в реальности все примерно так и обстоит, просто у подавляющего большинства людей есть иллюзии, будто все вокруг живут исключительно по правилам, а если и нарушают их, то тут же во всем сами же и признаются, или окружающие сразу же распознают их ложь.

На самом деле, к сожалению, в мире предостаточно и воров, и убийц, и мошенников, и предателей, и изменников, и просто врунов, изобличить которых одним только правоохранительным органам удается далеко не всегда. Без помощи бдительных граждан не обойтись, но при условии, что граждане эти способны трезво оценивать происходящее вокруг, понимать, когда их или кого-то еще пытаются обмануть, а также быть готовыми сообщить о происходящем куда следует или просто громко и вслух оповестить всех остальных, призвав их к себе в помощники.

А теперь давайте еще раз вернемся к тому, с чего начали. Хорошо ли говорить правду? Да. Хорошо ли врать? Нет. Должны ли дети уметь распознавать ложь? Конечно! Надо ли учить их тому, как убедительно врать и не выдавать правды? Э-э-э-э-э…

Несмотря ни на какие аргументы, нам очень трудно дать утвердительный ответ. И гораздо легче начать рассуждать о том, что «Мафия» – это все-таки про другое, тут никто никого плохому не учит, тут все понарошку, люди играют роли, не более того! Короче, нам куда приятнее заявить, что ложь – это вовсе не ложь, несмотря на ее классическое определение как «сознательное искажение истины, высказанное с целью введения кого-либо в заблуждение». Хотя именно так оно и есть. Ибо в игре под названием «Мафия» люди учатся отличать правду от вранья через умение войти в роль врущего, чтобы понять его аргументацию и мотивацию.

И если в итоге зло в лице мафии будет изобличено и наказано, цель игры будет достигнута. Если же нет, то… вам предстоит еще очень много поработать, чтобы понять, кто есть кто и что есть что. В том числе через умение побывать в чужой шкуре и вернуться назад без потерь.

Поэтому можете спокойно играть со своими учениками и студентами в «Мафию», не боясь, что вас кто-то обвинит в отсутствии желания сеять в молодых душах только разумное, доброе, вечное. В них нужно сеять все, что пригодится в жизни и поможет остаться человеком, которому не чуждо ничто человеческое.

Вадим МЕЛЕШКО

 


Комментарии

Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt