Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Любовь в большом городе. Станислав Говорухин создает «романс в ритмах джаза»

Учительская газета, №34 от 25 августа 2009. Читать номер
Автор:

Поздний августовский вечер, стремительно переходящий в ночь. Крошечный дворик, затерявшийся в недрах старой Москвы. Чтобы попасть в узкий петляющий переулок, нужно пройти сквозь темную неприветливую арку – идеальное место для уличных бесчинств и прочих беззаконий. Ну вот, так и есть: выросшие как из-под земли бритоголовые молодчики, улюлюкая и посвистывая, окружают юную темнокожую пару, романтично прогуливающуюся под городской луной. Дело принимает скверный оборот и пахнет сразу несколькими статьями Уголовного кодекса. И неизвестно, чем бы все закончилось, но внезапно в арке появляются двое: хрупкая молодая девушка и высокий широкоплечий красавец. Недолго думая, барышня скидывает с ноги серебристую туфельку и начинает нещадно колотить ею по бритым затылкам. Красавец не остается в стороне и с рычанием раненого вепря бросается на помощь спутнице в самую гущу схватки. Теперь скинхедам несдобровать. И спасает их лишь могучий окрик, эхом разносящийся под сводами арки: «Стоп! Снято! Всем спасибо!»

Станислав Говорухин вновь за работой. И вновь в самом что ни на есть лирическом настроении. «Старею, наверное», – тянет задумчиво, снимая уже пятую за последние несколько лет мелодраму. На этот раз никакую не костюмно-историческую, как прошлогодняя его «Пассажирка», – «тучные времена позади, теперь надо быть скромнее и умерить свои запросы», – а вполне современную историю из жизни сегодняшней Москвы. «Это такое антикризисное кино: недорого и про любовь, – объясняет Станислав Сергеевич. – Городской романс, если хотите. Я про себя его жанр определяю как «любовь в ритмах джаза». Он весь построен на джазе, который очень любит главная героиня. Я и сам его люблю, но никогда с подобной музыкой дела не имел, так что мне интересно. Благо компанию мне согласился составить Давид Голощекин – один из величайших наших джазменов».

Рабочее название новой ленты – «Сердца четырех». В основе – пьеса молодого саратовского драматурга Ксении Степанычевой. История о том, как молодой писатель Сергей, роскошный красавец с манерами английского лорда, встречает актрису Ирину, такую же молодую, но уже изрядно разочарованную в жизни, читай в любви вообще и в мужчинах в частности. Естественно, вспыхивают чувства, еще чуть-чуть, и гости на свадьбе будут «горько!» кричать. Но за столь предсказуемым финалом незачем было бы в Саратов ехать, такого добра и в столице предостаточно. Нет, все это лишь присказка, а сказка – она впереди и начинается в тот момент, когда сердцеед и удалой бонвиван Сергей знакомится с семейством своей новой подруги – младшей сестрой и мамой. И тут перед нами обещает вырасти не просто любовный треугольник, а целый параллелограмм.

– И даже не спрашивайте меня, чем все это закончится, – отмахивается режиссер. – Я и сам еще не знаю. Нет у нас пока финала. А что вы удивляетесь: для меня это обычное дело. Например, «Артистку» мы уже смонтировали, и только посмотрев практически готовое кино, я почувствовал, что чего-то не хватает. И быстро доснял концовку. Так что нет ничего сверхъестественного в том, что и этот сценарий мы по сей день постоянно переписываем, дополняем, правим. Это же творчество, импровизация. Я вообще плохо себе представляю, что из этой истории в конце концов получится. И честно предупреждаю: это не шедевр. Дай бог, если выйдет милый пустячок. Если он будет легким, кого-то заставит улыбнуться, значит, наша задача выполнена. Терпеть не могу тех, кто с первых дней заявляет, что снимает шедевр…

Актерский состав, как всегда у Говорухина, впечатляет. Виктор Сухоруков, Марат Башаров, Роман Карцев и писательница Татьяна Устинова, дебютирующая в «роли со словами» – это если говорить об эпизодах. А на первом плане Елена Яковлева, Ольга Красько («Турецкий гамбит»), дебютантка Аглая Шиловская и польский актер Михаил Жебровски («Огнем и мечом», «1612», «Пианист»).

На вопрос, а что, дескать, своих героев-любовников не нашлось, раз пришлось польского пана выписывать, Говорухин лишь руками разводит: увы, не нашлось.

– Мы искали 35-летнего актера, – объясняет Говорухин. – А они в этом возрасте все уже затасканы: из одного фильма в другой перепрыгивают, как обезьяны с ветки на ветку. А если не примелькался, не надоел еще зрителю, значит, либо слабый актер, либо типаж, в которого три женщины сразу влюбиться не могут. А в Михаила могут! Он интеллигент, европеец во всем, на дам завораживающе действует.

Интеллигент, европеец и заправский разбиватель сердец Михаил Жебровски на комплименты своему режиссеру тоже не скупится. Как, впрочем, и на теплые слова в адрес партнерш. И все это – на очень недурном русском языке.

– Говорухин исключительный режиссер и исключительный человек. С ним и работать приятно, и просто разговаривать обо всем на свете. Он меня и на роль так утвердил, просто поговорив несколько часов. Аглая Шиловская после этого фильма станет настоящей звездой. Камера ее любит. Ольга Красько и без того уже знаменитость. А Елена Яковлева просто большая актриса.

Жебровски известный у себя на родине драматический актер и театральный продюсер. Владелец собственного частного театра. Работает много, играет по 120 представлений в год. Репертуар все больше серьезный – Чехов, Шекспир, Достоевский. А душа просит комедии. Ну вот, мечты сбываются!

Во время разговора Михаил все время перекладывает с места на место, сгибает, а потом вновь разглаживает листок, плотно исписанный латиницей. Ловит вопросительный взгляд: «Это мои реплики. Русские слова латинскими буквами. Мне так проще, все-таки я язык учил только в школе, а с тех пор больше двадцати лет прошло, так что я его порядком подзабыл».

На съемочной площадке, в небольшом дворике возле московского театра «Практика», ждут наступления темноты. До пяти утра нужно снять две сцены: выход героев с джазового концерта и драку в подворотне. Но солнце, как говорится, еще высоко, и оператор Алишер Хамидходжаев, и художник Валентин Гидулянов (в компании с ним Говорухин сделал свои лучшие картины: от «Места встречи» и «Десяти негритят» до «Пассажирки») могут не спеша и скрупулезно, «с точностью до миллиметра» выставлять в кадре свет, цвет и прочие жизненно важные, но понятные лишь им, профессионалам, детали. Внезапно сонное царство оживает: на площадке появляется режиссер. Садится перед монитором. Вскользь кивает стакану с чаем, возникающему перед ним будто по мановению волшебной палочки. Несколько секунд обсуждает что-то с оператором. «Где Оля?» – вроде и не кричит, но гул вокруг мгновенно стихает. «Я здесь», – актриса вплывает в кадр в девическом розовом халатике и с полной головой бигудей. И тут же попадает под горячую руку – нечего, мол, шастать по площадке в неглиже. Теперь дворик напоминает встревоженный муравейник: массовка – расходящиеся после концерта зрители – собирается у дверей театра, гримеры спешно стягивают с Ольги Красько бигуди и сдувают пыль с «оружия массового поражения» – серебристых туфелек на каблуках-шпильках, «скинхеды» разминаются в подворотне. Потому что это только кажется, что до пяти утра времени еще много. Когда дело доходит до дела, киношникам его отчего-то всегда не хватает.

Фото Ирины КАЛЕДИНОЙ

Михаил ЖЕБРОВСКИ: репетиция драки важнее самой драки

Ирина и Сергей – два угла любовного параллелограмма


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту