search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды

Любовь к ближнему Для верующих это не пустые слова

Карьера, деньги, удовольствия. Вот, пожалуй, на сегодня и все главные жизненные ценности большинства молодых. Наверное, вскоре слово “милосердие” без толкового словаря подрастающее поколение и понять не сможет, так думала я до своего визита в Свято-Димитриевское училище сестер милосердия. И оказалась не права.

Территория Московской городской клинической больницы N 1 имени Пирогова огромна, больничный храм я нахожу практически сразу. Здесь раньше находилась Голицынская больница – 200 лет назад ее для бедных построил Дмитрий Голицын. Кстати, именно этот храм благоверного царевича Димитрия был открыт первым сразу же после революции не только в Москве, но и во всей России.
…Скромная черноволосая девушка в платке, в длинном платье и переднике вызывается быть моей провожатой. Я поднимаюсь по крутой винтовой лестнице и попадаю в просторный храм, здесь сейчас ни души, лишь со временем я вижу пожилую женщину, продающую свечи. Пройдя через храм, я встречаю девочек 15-16 лет в длинных платьях, белых передниках и белых косынках. Оказывается, сегодня идут экзамены, девочки с волнением ждут своей очереди. Они не просто будущие медработники, а сестры милосердия. Эти девочки – верующие. Одно из условий приема – рекомендация священника того прихода, куда они регулярно ходят молиться. Студентки училища милосердия не совсем обычные – не красятся, и потому их лица кажутся еще моложе, им запрещается носить брюки, о курении и употреблении спиртных напитков не говорю – это особо тяжкий грех. И кроме анатомии, фармакологии и прочих чисто медицинских предметов изучают курс “Духовные основы милосердия” – читают Новый и Ветхий Завет, Катехизис, историю церкви и Богослужебный устав. В училище также введены послушания – девочки работают в отделениях больницы, на кухне, должны посещать церковные службы и отличаться порядочным поведением.
Катя Ткаченко и Ира Шкленская пришли сюда после 9-го класса, сейчас уже закончили второй курс.
– Нет, наши родители не медики, – отвечают они в один голос, – хотя именно они и посоветовали сюда поступать.
Обе девочки из верующих семей, каждую неделю ходят в храм. Куда идти после окончания училища, пока не решили – вначале нужно получить диплом здесь. Самым трудным для себя предметом Ира и Катя называют фармакологию. Удалось мне пообщаться и с их классным воспитателем Марией Хрусталевой, обаятельной молодой девушкой. Она – выпускница училища, шесть лет проработала на патронажной службе – помогала одной семье ухаживать за тяжелобольной пожилой женщиной.
– А ведь после школы я сразу же хотела поступать в медуниверситет, – признается Мария. – Но я счастлива, что судьба сложилась именно так. Теперь я всерьез увлеклась педагогикой – хочу поступать в Свято-Тихоновский богословский институт на педагогический факультет.
Оказалось, в обязанности Маши Хрусталевой входит, помимо обычных бумажных дел, контроль за дисциплиной, еще и организация свободного времени студенток. Маша вместе с ними ездит в паломнические поездки – в дальние и однодневные во Владимир, Оптину пустынь, Сергиев Посад… Но этим не ограничивается – отправляется она вместе со своими воспитанниками и в обычные туристические походы в Подмосковье с палатками, костром. Студенты училища радуются турпоходам, как и все обычные подростки.
– Не все девочки у нас остаются, кто-то понимает – это не их путь. Но очень много действительно старательных, добрых детей, решивших посвятить себя помощи больным и страждущим. И потом нельзя ведь забывать – они очень молоды, у них переходный возраст, им трудно, зато из тех, кто прошел все испытания, выходят самые лучшие медсестры…
– Все больницы города просят нас – пришлите своих выпускников, – говорит мне директор училища Александр Владимирович Флинт.- В столице сейчас особенно тяжелая ситуация с медицинскими кадрами. Губернатор Московской области поднял зарплату медсестрам: она практически сравнялась с той, которую платят в Москве, вот приезжие из области и вернулись к себе домой. Если же говорить о том, какие пути избирают для себя наши выпускники, то больше всего их, конечно, работают в больницах и поликлиниках – до 70 процентов, кто-то уходит в монастырь, кто-то идет работать в детские дома, 3-4 человека из каждого выпуска (а они у нас небольшие – около 50 человек) поступают в медвузы.
Александр Флинт – врач-педиатр по профессии, работал в “Скорой помощи”, в поликлинике, преподавал в третьем Московском педучилище и был, как оказалось, одним из главных организаторов этого учебного заведения.
– Мы открылись 1 сентября 1992 года по желанию прихожан больничного храма святого благоверного царевича Димитрия, в том же году нас освятил святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Кстати, он бывает у нас несколько раз в год. Наше училище не единственное, в прошлом году в Москве появилось Свято-Пантелеймоновское училище на Волоколамке при больнице МПС. В регионах тоже начали открываться подобные отделения при медучилищах и медколледжах.
У общин сестер милосердия давняя традиция, ведь сколько человек существует, столько и милосердствует, – говорит мне Александр Владимирович, – и сейчас самое время ее возрождать. Согласитесь, любовь к ближнему оскудевает, работа медицинской сестры сейчас – одна из самых непрестижных, особенно в Москве. Малооплачиваемая и очень-очень тяжелая. Их равнодушие к больному зачастую объясняется защитной реакцией, иначе ведь просто не хватит ни физических, ни душевных сил, за десять – пятнадцать лет наши сестры полностью вырабатываются. Кроме того, многим, особенно молодым, живущим в Москве, стыдно признаться, что они медсестры. Это еще на периферии медсестра – профессия более или менее уважаемая.
Александр Владимирович поднимает на меня глаза и продолжает:
– Ведь посмотрите, вскоре в больницах останутся одни врачи. Санитарки и медсестры постепенно исчезают, и их обязанности перекладываются на плечи ухаживающих за больными родственников. К сожалению, такова ситуация во всем мире. Недавно из интернета узнал: в Америке не хватает 160 тысяч медицинских сестер. Современный человек не хочет прикладывать усилий, забывая, что жизнь – это труд. Какие могут быть стимулы у поступающих в медучилище – первая ступень для поступления в вуз, кому-то просто некуда деться. Мы же больше всего уповаем на служение Богу и людям. К нам приходят те, кто хочет сочетать церковную жизнь с профессиональным образованием – в этом наша специфика. Впрочем, мы полностью выдерживаем государственный стандарт по специальности “сестринское дело”, после девятого класса студентки учатся 3 года и 10 месяцев, после 11-го класса – 2 года и 10 месяцев. В основном у нас, конечно, учатся ребята из Москвы и ближнего Подмосковья, мы бы с удовольствием брали ребят из других регионов, но, к сожалению, нам трудно помочь им решить социальные проблемы – обеспечить страховкой, общежитием. Хотя несколько девушек из других областей у нас есть.
…Девушки и ребята, поступающие в училище, должны хотя бы один день поработать в больнице, причем, чтобы развеять все розовые иллюзии. Им предлагают мыть полы, раковины и унитазы, менять белье у лежачих больных, кормить их. И многие, по словам Александра Владимировича, после первого испытания исчезают, романтическое представление о работе медсестры испаряется. Кроме того, помимо экзамена по биологии, абитуриентам предлагают написать сочинение на тему “Больной, больше всего запомнившийся мне в больнице”. Не все выдерживают, некоторые уходят, осознавая, что это не их путь.
– Я вообще считаю, что в медицину должны приходить люди не моложе 20 лет, – говорит Александр Владимирович. – Даже в России прошлого века этого правила строго придерживались, а ведь тогда люди быстрее взрослели и быстрее старели.
– Я так поняла, юношей у вас совсем мало?
– Раньше было двадцать человек, сейчас их набор уменьшен. Всего же у нас чуть более 250 человек. Почему? Во-первых, все-таки это не совсем мужское дело, и потом я убедился на собственном опыте – обучение должно быть раздельным. Ведь наши девочки – целомудренные, верующие, и некоторые темы лучше изучать раздельно, дабы их не смущать. А кроме того, присутствие другого пола отвлекает от самого процесса учебы. Я вообще считаю, что разговаривать с подростками на трудные темы полового воспитания лучше всего в семье. Нам же приходится формировать из мальчиков отдельные бригады, менять расписание…
…Жаль, не довелось увидеть мне студентов училища милосердия за работой. Но, думаю, они не похожи на тех безучастных к чужой боли и страданиям медсестер, которые ждут, что в карман им опустят хрустящие бумажки и лишь потом они возьмутся за свои профессиональные обязанности.
Светлана РУДЕНКО

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте