search
main
Топ 10
Милосердие и гуманизм: 5 декабря на «Разговорах о важном» школьникам расскажут о Дне волонтера Школа без оценок: московские выпускники остались без отметок и проверочных работ С января 2023 года школы обязаны будут использовать систему «Моя школа» В Ульяновске одну из улиц назовут в честь народного учителя Латышева Минпросвещения обнародовало, где и когда будут проходить финалы Всероссийской олимпиады школьников В подмосковных школах стартуют региональные диагностические работы Шестиклассница из Северной Осетии победила во всероссийском конкурсе «Дети стоят на улице в минус 18»: в Кургане разгорелся скандал из-за прохода в школу В Калмыкии – карантин: итоговое сочинение перенесли на февраль 2023 года Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина К юбилею Константина Ушинского: о дате рождения известного педагога рассказали в РАО Школы переводят на дистант и закрывают из-за гриппа и ОРВИ в Астраханской области Астраханский школьник изобрел систему учета посещаемости С января в Подмосковье начинается прием заявок на участие в программе «Земский учитель» Минобрнауки России проанализирует работу вузов по вовлечению школьников в научно-техническое творчество Залог успешного общения: Сферум запускает бесплатный курс повышения квалификации по коммуникациям для учителей Столичные одиннадцатиклассники напишут пробный ЕГЭ по профильной математике Учительница с учеником подрались в школе под Красноярском Школам Комсомольска-на-Амуре пригрозили отключить отопление и электричество Педагог из Иванова заняла первое место в конкурсе «История в школе: традиции и новации»
0

Литературный русский язык и говоры

В каждой школе изучается современный русский литературный язык. Литературным – «стандартным» – называют язык повседневного общения, официально-деловых документов, школьного обучения, письменности, науки, культуры, художественной литературы. Его отличительная черта – нормированность, то есть наличие правил, соблюдение которых обязательно для всех членов общества. Они закреплены в грамматиках, справочниках, школьных учебниках, словарях современного русского языка.

Однако для большой части жителей России языком повседневного общения является говор. Говор, диалект – самая маленькая территориальная разновидность языка, на которой говорят жители одной деревни или нескольких близлежащих деревень. В говорах, как и в литературном языке, действуют свои языковые законы. Это значит, что каждый говорящий на диалекте знает, как можно сказать в своем говоре, а как нельзя. «У нашый дяревни так гаворють, а у Жытицъх саусем (совсем) другая гаворка (говор, наречие)», – замечают в деревне Кашкурино Смоленской области. Правда, эти законы отчетливо не осознаются, тем более не имеют письменного свода правил. Русским диалектам свойственна только устная форма существования в отличие, например, от немецких диалектов и от литературного языка, обладающих устной и письменной формами бытования.

Сфера применения говора гораздо уже, чем литературного языка, который является средством общения (коммуникации) для всех людей, говорящих по-русски. Следует заметить, что литературный язык постоянно воздействует на диалекты через школу, радио, телевидение, прессу. Это отчасти разрушает традиционный говор. В свою очередь диалектные нормы влияют на литературный язык, что ведет к возникновению территориальных разновидностей литературного языка.

Широко известно противопоставление московской и петербургской литературной нормы (последняя сформировалась под воздействием северо-западных говоров), например, произношение слов [ч’то], коне[ч’н]о в Петербурге при [што], коне[шн]о в Москве, петербуржцы произносят твердые губные в некоторых словах и формах слов: се[м], восе[м]десят и другие случаи. Кроме того, различаются севернорусский и южнорусский варианты литературного произношения. Так, для первого характерно частичное сохранение оканья, причем неполного оканья, то есть различение о и а в первом предударном слоге, в безударных слогах (например, в Архангельске, Вологде, Владимире и др.), а для второго – произношение [g] фрикативного (в Рязани, Тамбове, Туле и др.) в отличие от литературного [г] взрывного.

Иногда литературный язык заимствует слова и выражения из диалектов. Это относится в первую очередь к предметно-бытовой и производственно-промысловой лексике: жбан – «сосуд типа кувшина с крышкой», коврижка – «род пряника, чаще на меду», косовица – «время, когда косят хлеба, травы», обечайка – «боковая стенка различных цилиндрических или конических сосудов, барабанов, труб». Особенно часто литературному языку не хватает «своих» слов для выражения чувств, то есть экспрессивной лексики, которая быстрее других слов «стареет», утрачивая первоначальную выразительность. Тогда-то на помощь приходят диалекты. Из южных диалектов в литературный язык пришли слова валандаться – суетиться, бессмысленно тратить время, хапать – хватать, жадно брать, из северо-восточных – балагурить, что означает разговаривать, шутить, а распространившееся в разговорно-жаргонном языке словечко лох, скорее всего, по происхождению является северо-западным. Оно имеет значение – разиня, шалопай.

Надо заметить, что по своему происхождению говоры неоднородны: одни очень древние, а другие помоложе. Говорами первичного образования называют те из них, которые распространены на территории раннего расселения восточнославянских племен с VI века до конца ХVI, там, где складывался язык русской нации, – в центре европейской части России, включая Архангельскую область. На пространствах, куда русские люди переселялись, как правило, после ХVI века из самых разных мест – северных, центральных и южных губерний России, возникали

говоры вторичного образования. Здесь смешивалось население, а значит, смешивались и те местные языки, на которых оно говорило, в результате получалось новое языковое единство. Так и рождались новые говоры в Среднем и Нижнем Поволжье, на Урале, Кубани, в Сибири и других краях России. Говоры Центра являются для них «материнскими».

В настоящее время людям, говорящим диалектно, свойственно двоякое отношение к своему языку. Сельские жители, с одной стороны, оценивают родной язык, сравнивая его с окружающими говорами, а с другой – с литературным языком.

В первом случае, когда свой говор сравнивается с языком соседей, он полагается хорошим, правильным, красивым, а «чужой» обычно оценивается как что-то нелепое, корявое, подчас даже смешное. Это часто отражено в частушках:

Как барановски девчонки

Говорят на букву «ц»:

«Дайте мыльце, полотенце

И цулоцки на пеце!»

Здесь внимание обращено на очень распространенное в русских говорах явление – «цоканье», суть которого заключается в том, что на месте ч деревенские жители ряда мест произносят ц.

С высмеиванием речевых особенностей соседей связано и большое число присловий. «Куриса на улисе яйсо снесла» – одна из дразнилок подобного рода. В данном случае обыгрывается еще одна диалектная черта: произношение звука [c] на месте [ц], присущая некоторым говорам Орловской, Курской, Тамбовской, Белгородской, Брянской областей. В русском языке звук [ц] (аффриката) состоит из двух элементов: [т+с] = [тс], если в говоре утрачивается первый элемент – [т] -, на месте [ц] остается [с].

Особенности произношения соседей подчас закрепляются в прозвищах. В деревне Поповка Тамбовской области нам довелось услышать высказывание: «Да мы их зовем «щемяки», они на щ говорят: щищас (сейчас) приду». Деревенские жители чутко улавливают отличия одного говора от другого.

Но вот при сравнении с литературным языком часто свой

говор оценивается как плохой, серый, неправильный, а литературный язык – как хороший, которому следует подражать. Язык у нас какой плохой – шубной (Воронова Валентина Ефимовна, 1928 года рождения, деревня Ежовская Сямженского района Вологодской области). У нас здесь плохо говорят. И не [цэ] , и не [ч’е]. Мы и [цэ] потеряли и [ч’е] не нашли (Кузьмичева Екатерина Егоровна, 1925 года рождения, деревня Уляхино Гусь-Хрустального района Владимирской области).

Сходные наблюдения о диалектах находим в книге М.В.Панова «История русского литературного произношения XVIII-ХХ веков»: «Те, кто говорят диалектно, стали стыдиться своей речи. И раньше, бывало, стыдились, если попадали в городскую, недиалектную среду. Сейчас и в своей семье старшие слышат от младших, что они, старшие, говорят «неправильно», «некультурно». Голос лингвистов, советующих сохранять уважение к диалекту и использовать местную речь в семье, среди односельчан (а в иных условиях пользоваться речью, которой учит школа), – этот голос не был услышан. Да и звучал он тихо, не широковещательно».

Уважительное отношение к литературному языку закономерно и вполне понятно: тем самым осознается и подчеркивается его ценность и значимость для всего общества. Однако пренебрежительное отношение к собственному говору и к говорам вообще как к речи «отсталой» безнравственно и несправедливо.

Стоит обратить внимание на тот факт, что во многих странах Западной Европы с уважением и заботой относятся к изучению местных говоров: в ряде французских провинций родной диалект преподают на факультативных занятиях в школе и отметка за него ставится в аттестат. В Германии вообще принято литературно-диалектное двуязычие. Похожая ситуация наблюдалась и в России ХIХ века: образованные люди, приезжая из деревни в столицу, говорили на литературном языке, а дома, в своих поместьях, при общении с крестьянами и соседями пользовались местным диалектом. Говоры возникли в процессе исторического развития народа, и в основе всякого литературного языка лежит диалект. Вероятно, если бы не Москва стала столицей русского государства, наш литературный язык тоже был бы иной. Поэтому все диалекты с лингвистической точки зрения равноценны.

Ирина БУКРИНСКАЯ, научный сотрудник Института русского языка РАН; Ольга КАРМАКОВА, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института русского языка РАН

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте