Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Актуальный разговор

Лилия ГУМЕРОВА:

УГ - Москва, №35 от 01 сентября 2020. Читать номер
Автор:

Наука, образование и культура – фундамент национальной безопасности страны

– Лилия Салаватовна, вы являетесь председателем Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре. Расскажите, пожалуйста, чем занимается этот комитет? Какие планы строите на осенний период работы?
– Совет Федерации Федерального Собрания – это палата регионов. По­этому вся повестка напрямую связана с проблемами и инициативами, которые волнуют сегодня субъекты Российской Федерации. Так же строится и работа нашего комитета – исходя из тех вопросов, которые волнуют сегодня образовательные учреждения различного уровня в наших субъектах. Мы стараемся максимально оперативно не просто доносить эту повестку, но и решаем проблемы через наши законодательные инициативы, донастройку существующего законодательного поля и через те интересные проекты, которые либо уже состоялись в Совете Федерации, либо инициируются в соответствии с требованием времени.

Лилия ГУМЕРОВА

В ведении нашего комитета наука, образование и культура. Мы считаем, что эти три кита – фундамент национальной безопасности страны. В планах на осеннюю сессию у нас решение вопросов по совершенствованию системы оплаты труда педагогов, выездное заседание в г. Дубну по вопросам международного сотрудничества в области науки, совершенствование системы целевой подготовки кадров, в том числе педагогов. Зачастую наши инициативы или предложения требуют дополнительного финансирования. И многие рассматривают это как дополнительные расходы. Мы же считаем, что это не расходы – это вложение в будущее.

– Не могли бы, пожалуйста, привести какие-нибудь примеры из своей практики?

– Если приводить примеры, то в весеннюю сессию мы активно работали по ситуации с заработной платой педагогов. Эта проблема сегодня остро стоит во всех регионах страны. Мы обсуждали ее с профсоюзами, на встрече Совета палаты с премьер-министром Михаилом Мишустиным. Результатом этой работы стало обращение Совета Федерации в правительство страны. Мы предложили разработать единую систему оплаты труда педагогов, ведь сейчас за одну и ту же работу они получают кто по 12 тысяч рублей в месяц, а кто по 50 тысяч. Более того, рекомендации о том, чтобы базовая часть зарплаты составляла 70%, а стимулирующие выплаты – порядка 30%, к сожалению, выполняются лишь в 12 регионах. К тому же в некоторых субъектах базовая часть оказывается ниже минимального размера оплаты труда.

В настоящее время работа по решению этого вопроса с Правительством России продолжается.

– Какой была реакция на ваше обращение?

– Хочу напомнить, что буквально на следующий день после нашего обращения Президент России на встрече в «Сириусе» с молодежью, учителями также обратил внимание на важность решения этой проблемы.
Это пример того, как мы работаем, – слышим проблемы людей и выносим их на экспертное обсуждение на самом высоком уровне. Буквально перед выходом на парламентские каникулы мы проводили большую встречу с участием Министерства труда и Министерства просвещения страны. Договорились о том, что будут сформированы по крайней мере два-три варианта решения этого вопроса. Далее с Министерством финансов РФ будем прорабатывать вопросы финансирования.

– Знаем, что комитет активно занимался темой обеспечения горячим питанием учащихся начальных классов.

– В Послании Президента РФ Федеральному Собранию эта задача была поставлена очень четко.
В то же время, когда началась работа над правилами распределения субсидий для регионов, было много вопросов. Первоначально представленные правила ущемляли большинство субъектов Российской Федерации. Но благодаря совместной работе с Минпросвещения России, Роспотребнадзором, Комиссией под председательством вице-премьера Татьяны Алексеевны Голиковой удалось снять разногласия. Более того, и сами субъекты активно включились в работу по ремонту пищеблоков, приобретению современного технологического оборудования, обучению персонала.

Все это позволит выполнить поручение Президента России, а в итоге около 7 миллионов обучающихся начальных классов получат горячее питание.

– Отлично! Эти сюжеты более или менее на слуху. Есть ли какие-то другие направления деятельности, к которым вам хотелось бы привлечь внимание?

– Наш комитет ведет работу двух очень крупных и по-настоящему стратегически значимых советов. Это Совет по развитию интеллектуальной собственности и Совет при Президенте Российской Федерации по реализации государственной политики в сфере защиты семьи и детей.

Первый создан по инициативе Валентины Ивановны Матвиенко еще в 2012 году. Тема интеллектуальной собственности пронизывает все сферы жизни современного общества. Совет стал мощнейшим рычагом современного законодательства, помог продвинуть эту тему в регионы. Так, именно благодаря совету в Гражданском кодексе появился новый объект интеллектуальных прав – географические указания. А это значит, что такие традиционные товары, как башкирский гусь, кубанские и крымские вина, белебеевский сыр, те же якутские алмазы, получат свою защиту и будут предложены для наших потребителей.

– Неужели прежде эти возможности не были законодательно закреплены?

– Ранее в ГК было закреплено только наименование места происхождения товара (далее – НМПТ). Например, башкирский мед, оренбургский пуховый платок, вологодское масло. Когда Валентина Ивановна дала каждому сенатору задание зарегистрировать хотя бы по одному бренду от своего региона, мы пришли к пониманию того, что правовое поле еще несовершенно.

В отличие от НМПТ географическое указание имеет более упрощенную процедуру регистрации. Заключения об особых свойствах товара выдаются в регионе. И теперь у субъектов РФ появляется еще больше шансов продвигать свои традиционные товары: изделия народных художественных промыслов, продукцию сельского хозяйства, промышленности.

Если же мы присоединимся к Женевскому акту Лиссабонского соглашения, то сможем защитить и представить наши традиционные товары на международном рынке.

Что касается Совета при Президенте Российской Федерации по реализации государственной политики в сфере защиты семьи и детей, деятельность которого сопровождает наш комитет, то он занимается вопросами защиты детства, семьи и реализации программы «Десятилетие детства». Так, благодаря совету на самом высоком уровне рассматривались вопросы формирования системы воспитания, реализации национальных проектов, лучших региональных практик по поддержке семей с детьми в условиях эпидемии. Эти и другие темы нашли свое отражение в новых проектах, государственных решениях с привлечением дополнительного финансирования, совершенствовании законодательства.

– Лилия Салаватовна, не так давно были приняты поправки в Конституцию страны, в том числе и о том, что дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Как вы считаете, что должно в этой связи измениться в общественно-политической жизни государства?

– Отвечая на ваш вопрос, я бы привела пример из собственной практики. Когда я работала в Правительстве Республики Башкортостан, мы с коллегами опросили глав муниципалитетов по актуальным вопросам социально-экономической повестки. Знаете, что было показательно? Когда мы спрашивали об урожайности, индексе промышленного производства, количестве поголовья, они выдавали ответы наизусть, но совсем не владели статистикой о количестве детей-инвалидов, семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, в том или ином районе республики. И тогда мы перестроили нашу работу и на уровне субъекта, в каждом муниципалитете создали советы по охране материнства и детства. Продумали алгоритмы взаимодействия межведомственных структур для оказания помощи и поддержки семьям, детям.

Такой подход позволил значительно снизить количество социальных сирот, вовремя оказать поддержку семьям, оказавшимся в сложной ситуации. Важно понять, что мы должны заниматься вопросами детства, семьи не тогда, когда уже случился кризис, а вовремя выявить проблемы и протянуть руку помощи.
Поэтому изменения в Основной закон страны закрепляют прежде всего приоритет детства, семьи в государственной политике.

– Вы рассказали о своем опыте перенастройки приоритетов в деятельности руководителей муниципалитетов. Похоже, что это не только управленческий, но и преподавательский, учительский подход. И это не случайно, ведь вы начинали свою карьеру как педагог. Скажите, пожалуйста, помогает ли вам этот опыт учительства на различных постах в государственной службе?

– Я начинала работать педагогом-психологом в школе. В 90‑е годы практическая психология в образовательных организациях только-только начиналась. Безусловно, у коллег были завышенные ожидания от моей работы. Многие думали, что стоит психологу поговорить с ребенком, и он тут же преобразится.
Помню, как проводила первое родительское собрание. Долго думала и решила назвать его просто и понятно – «Любите своих детей». Ведь самые большие проблемы начинаются там, где ребенок не чувствует внимания и заботы.

На родительском собрании я провела опрос. И простые вопросы («Сколько вы общаетесь с ребенком?», «Как часто его хвалите?», «Есть ли у вас общие увлечения и дела?») многих родителей заставили задуматься, а то и просто поставили в тупик. И тогда посыл «Любите своих детей» стал девизом всей моей педагогической деятельности.

Школьный опыт, когда ты всегда готовишься к каждому уроку, находишься в постоянном общении с родителями и детьми, придумываешь совместные интересные проекты, помог мне понять самое главное – для реализации идей и воплощения планов нужна команда. Этого принципа придерживаюсь и сейчас.

– Большое спасибо, что поделились этой личной историей. Думаю, что ваш путь в каком-то смысле опровергает мнение о том, что в нашей стране отсутствуют или не работают социальные лифты. Хотелось бы затронуть еще одну важную для сферы образования тему. Уже с 1 сентября вступают в силу поправки в ФЗ «Об образовании в РФ» в части воспитания обучающихся. Учителей и административный персонал образовательных организаций беспокоит отсутствие программ и критериев оценивания этой воспитательной работы.
Расскажите, пожалуйста, как, на ваш взгляд, будут реализовываться эти поправки на практике?

– Вы правы, такого рода беспокойство присутствует. Мы слышим, что педагоги говорят: «Вот завалят сейчас отчетами – сколько мероприятий провели, сколько раздали брошюр и так далее». Самое главное, чтобы этого не случилось. Мы подробно говорили об этом с министром просвещения Сергеем Кравцовым, и он четко на широкую аудиторию сказал, что это ни в коем случае не станет дополнительной отчетностью для педагогов.

Безусловно, будут скорректированы календарные планы и программы воспитания. Но, что по-настоящему важно и отмечено в пояснительной записке, в формировании этой программы будут принимать участие и учителя, и сами дети, и родительская общественность. Это сделано для того, чтобы инициатива не стала сухим документом, условно говоря, проведу десять классных часов и два раза свожу класс к памятнику. Вся эта работа должна быть наполнена содержанием. Когда дети и родители принимают в этом участие, это не будет простой декларацией извне, а станет совместным общим делом.

– Лилия Салаватовна, возглавляемый вами Комитет Совета Федерации и вы лично уделяете большое внимание профессиональным педагогическим конкурсам. Таким как «Учитель года России», «Воспитатель года России», «Успешная школа», «Моя страна, моя Россия». Скажите, пожалуйста, как, на ваш взгляд, такие конкурсы влияют на формирование образовательного пространства страны?

– Такого рода конкурсы показывают всю палитру талантов нашей страны. В них участвуют и педагоги со значительным стажем, и совсем молодые учителя. Но у всех них огромная армия поклонников из числа учеников, родителей и коллег. Знаю, что «Учительская газета» проводит значимые для страны конкурсы, выходит с инициативами о повышении статуса педагога. Спасибо вам за это!

Очень важно показывать участников, лауреатов и победителей на всю страну.

В этом году мне выпала честь и ответственность возглавлять экспертный совет конкурса «Моя страна, моя Россия». Из-за пандемии коронавируса отдельные его этапы проходили в заочном формате. В различных номинациях конкурса отработали 1200 экспертов. Количество же участников из всех субъектов составило 63000 человек. Мы говорили о социальных лифтах, так вот, такие конкурсы – отличная возможность для молодежи заявить о себе.

На мой взгляд, мы умеем выявлять талантливую молодежь, но наша проблема и недочет в том, что не выработан системный алгоритм их сопровождения. Мне нравится опыт многих субъектов, когда министры, чиновники всех уровней и руководители предприятий закреплены за победителями олимпиад, успешными, талантливыми детьми. То есть мало выявить талант, выставить оценку, важно помочь в реализации проекта и в дальнейшем его сопровождении. Тогда и ребята реже будут уезжать из своих регионов, будучи полезными и востребованными на местах.

– Учителя, как известно, оказались в сложнейшей ситуации в момент вынужденного массового перехода к дистанционным формам обучения. Как, по вашему мнению, с этим вызовом времени справилась система и повлияет ли, на ваш взгляд, этот опыт на школу?

– Действительно, это стало серьезным вызовом. Мы получали множество писем, обращений по этому вопросу. Но в целом, считаю, система образования справилась. Это было трудное, но вынужденное и необходимое решение для обеспечения непрерывности образовательного процесса, когда 16,5 миллиона школьников одномоментно перешли на онлайн-обучение.

Организация обучения в дистанционном формате выявила ряд пробелов. Это и понятно, ведь такой практики (организации дистанционного обучения одномоментно в масштабах всей страны) у нас до сих пор не было. Мы проанализировали действующее законодательство, внесли ряд изменений. Наша поправка о возможности организации обучения в дистанционном формате в случае режима чрезвычайной ситуации или повышенной готовности вступила в силу.

Однако система образования подверглась потоку фейковых новостей о том, что дистанционный режим обучения останется навсегда. Хотелось бы в очередной раз подчеркнуть, что опасения о замене традиционного образования дистанционным беспочвенны. Дистанционное обучение является частью общеобразовательной системы. Позиция комитета неизменна в том, что главным человеком в школе является учитель. Никто не заменит живого общения ученика с педагогом.

– В этом году ЕГЭ сдавали только мотивированные школьники – те, кто планировал поступать в вузы. И многие задумались, а почему бы не оставить эту практику навсегда. Как вы относитесь к этой инициативе?

– Прежде всего подчеркну, что я сторонник ЕГЭ. Он приближается к тому, чтобы стать максимально прозрачным, понятным, объективным и честным инструментом оценки знаний. Да, некоторые считают, что школа живет своей жизнью, ЕГЭ – своей, но мы ушли от «угадайки», в школы вернулись сочинение, устная часть по иностранному языку, математику разделили на базовый и профессиональный уровни. Все это стало результатом совместной работы педагогов, экспертов и, что важно, самих ребят.

Что касается вопроса о том, кому сдавать ЕГЭ, думаю, что все-таки лучше сдавать всем. Может быть, в этом году выпускник не хочет поступать, а на следующий год желание такое возникнет.

Единственное, хочу отметить, что к ЕГЭ ребенка нужно готовить в школе. Проблема теневого рынка репетиторства для подготовки к ЕГЭ, к сожалению, пока остается актуальной.

– Одна из магистральных тем для системы российского образования на годы – национальный проект «Образование». Скажите, а вы довольны тем, как он реализуется?

– У национального проекта «Образование» есть огромные плюсы. В регионах, в конкретных школах ребята уже почувствовали эффект от него. Это и строительство новых школ, и современное оборудование, и новые возможности для педагогов и самих детей. Уже есть поручение Президента России о корректировке национальных проектов. Это связано с тем, что мы получили промежуточные итоги его реализации, а также с пандемией коронавируса, которая наложила свой отпечаток, в том числе заставила перенаправить часть финансовых потоков на более срочные, первоочередные задачи.

На мой взгляд, при реализации национальных проектов важно синхронизировать подходы. Бывает такое, что под решение одной и той же задачи разным ведомствам выделяют средства, а потом между ними возникает несогласованность подходов.

В том числе и поэтому, когда мы проводили заседание президентского совета и коснулись вопросов инфраструктуры, очень четко было зафиксировано, чтобы Министерство просвещения и Министерство цифрового развития работали над решением поставленной задачи совместно.

– Лилия Салаватовна, спасибо за откровенное интервью! Скажите, пожалуйста, есть ли какой-то вопрос, на который вы хотели бы ответить, а вам его не задают? Может быть, и я сегодня его не задал?

– Мне кажется, мы смогли обсудить широкий круг вопросов.

В заключение хочу затронуть еще одну важную, на мой взгляд, тему – пропаганду труда учителя. Мы мало показываем их человеческие судьбы, почти не снимаем добрые современные фильмы о школе, об учителях. Давайте взамен передач о разводах звезд, сериалов сомнительного качества уделим внимание Учителю! Вот чьи истории стоит обсуждать в прайм-тайм, сообща решать, как помочь школе или конкретному педагогу. Нам, конечно, говорят о рейтингах, рекламе, но давайте растить новое поколение телезрителей. Согласитесь, вкус тоже формируется. Уверена, что учитель, любящий и знающий свое дело, умеющий найти ключик к сердцу каждого ребенка, был и остается главным героем современной школы!

Пользуясь случаем, хочу от всей души поздравить всех педагогов, родителей и ребят с Днем знаний! Пожелать всем крепкого здоровья! Поздравить с тем, что пусть пока еще очень осторожно, но мы возвращаемся к традиционному формату обучения. Уверена, что вместе, единой командой мы преодолеем все трудности!

Арслан ХАСАВОВ


Комментарии

Как вы оцениваете идею подготовки вожатых, которые в дальнейшем вместе с учителями будут заниматься воспитанием в школах?
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt