Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Ликвидация по-министерски. Педвузы не вписались в прокрустово ложе сырьевой экономики

Учительская газета, №46 от 13 ноября 2012. Читать номер
Автор:

Министр образования и науки Дмитрий Ливанов, судя по всему, войдет в историю России как ликвидатор своей же собственной ведомственной системы образования – высшего педагогического.

На прошлой неделе один из самых сильных педагогических вузов – Московский педагогический государственный университет – отмечал свое 140-летие. Праздник был скромным, но значительным: свои поздравления  прислали  премьер Дмитрий Медведев, отметивший, что, «бережно сохраняя традиции классического университетского образования, МПГУ активно внедряет инновационные программы, постоянно совершенствует методики обучения»,  спикеры Госдумы РФ Сергей Нарышкин, подчеркнувший, что «университет внес огромный вклад в развитие как отечественной, так и мировой педагогической науки, в формирование эффективной системы образования»,  и Совета Федерации Валентина Матвиенко,  которая обратила внимание на то, что в МПГУ сложилась «уникальная система подготовки высококвалифицированных педагогических кадров», руководитель Администрации Президента РФ Сергей Иванов, председатель Комитета Государственной Думы по образованию Александр Дегтярев, заявивший, что МПГУ «по праву входит в элиту российской высшей школы». Можно было радоваться, что  такие уважаемые представители разных ветвей власти так высоко оценивают деятельность  государственного педуниверситета. Но на празднике была некая загадка: грустные глаза ректора МПГУ Виктора Матросова, словно, празднуя, он переживал какую-то трагедию. Все выяснилось  немного позже:  гигант отечественного педобразования МПГУ вошел в число вузов России, имеющих признаки неэффективности, вместе  с Нижегородским государственным педагогическим университетом, Псковским государственным университетом, Ульяновским  государственным университетом имени И.Н.Ульянова, Чувашским государственным педагогическим  университетом имени И.Я.Яковлева,  Вологодским государственным педагогическим университетом и другими известными педвузами страны. (Без признаков неэффективности, к счастью,  оказались Благовещенский государственный педагогический университет,  Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г.Белинского,  Башкирский государственный педагогический университет им. М.Акмуллы,  Глазовский государственный педагогический институт им. В.Г.Короленко,  Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена,  Мурманский государственный педагогический университет, Омский государственный педагогический университет,   Российский государственный профессионально-педагогический университет,  Уральская государственная консерватория (академия) имени М.П.Мусоргского, Липецкий государственный педагогический университет,  Тульский государственный педагогический университет имени Л.Н.Толстого.)  Иными словами, 71,4% педагогических вузов страны признаны неэффективными, что наилучшим образом характеризует работу Министерства образования и науки РФ, ведь если  столько вузов, непосредственно работающих на систему образования – самую большую в бюджетной сфере, оцениваются так, значит, что-то совсем не так в работе  этого руководящего федерального  органа.  (Кому-то все же хватило ума в представленных результатах мониторинга исключить данные об образовательных учреждениях, функции учредителей в отношении которых осуществляют Генеральная прокуратура Российской Федерации, Верховный суд Российской Федерации, Высший арбитражный суд Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерство юстиции Российской Федерации, Федеральная служба исполнения наказаний, Федеральная таможенная служба, а также образовательных учреждениях, находящихся за пределами Российской Федерации, иначе возник  бы вопрос, кто работает в этих уважаемых ведомствах. Министерство образования и науки РФ и о себе подумало – в результатах мониторинга также не представлены данные относительно образовательных учреждений, подведомственных Минобрнауки России (6 вузов и 6 филиалов вузов), имеющих признаки неэффективности, которые к настоящему моменту уже реорганизованы, но систему высшего педагогического образования министерство априори, видимо, своей не считает, что весьма странно.)  По большому счету, видимо, что-то не то и в мониторинге, разработанном и реализованном министерством, ибо неэффективными признаны 34,38% вузов культуры, 42% гуманитарных вузов, 17,02% классических университетов (зато все юридические вузы сплошь эффективны!). «Уверен, что к питерской Академии театрального искусства, к Московскому архитектурному институту, Литинституту или Ростовской консерватории можно предъявить немало претензий,  но это старейшие учебные заведения России, где учат лучше,  и много лучше,  чем во многих зарубежных вузах. Если им не хватает баллов по ЕГЭ, то это вполне естественно: виртуозам баянистам, артистам или скрипачам не надо знать высшую математику. А то, что этим институтам не хватает квадратных метров, – это вина государства», – высказал свое мнение советник Президента РФ Михаил Швыдкой. Негодование Михаила Ефимовича  вызвало попадание в список с признаками неэффективности, скажем, таких заслуженных и всемирно известных вузов, как Государственный музыкально-педагогический институт имени М.М.Ипполитова-Иванова,   Государственный университет управления,  Литературный институт им. А.М.Горького,  Московский архитектурный институт (государственная академия),  Российский государственный гуманитарный университет,  Российский государственный социальный университет (зато все его филиалы признаны эффективными – просто чудо какое-то!), Московский государственный университет печати имени Ивана Федорова, множество самых  разнообразных вузов культуры и искусства в регионах. Какими же критериями мерили эффективность  502 отечественных вузов?Министерство предложило для мониторинга пять групп критериев: – образовательная деятельность: средний балл ЕГЭ студентов, принятых на обучение по очной форме по программам подготовки бакалавров и специалистов за счет средств соответствующих бюджетов бюджетной системы Российской Федерации или с оплатой стоимости затрат на обучение физическими и юридическими лицами (средневзвешенное значение), число выпускников, получающих стипендии Президента РФ и Правительства РФ, доля выпускников, трудоустроившихся в течение одного года после окончания вуза;- научно-исследовательская деятельность: объем НИОКР в расчете на одного НПР, среди прочих критериев – доля расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) от общих расходов вуза, а также доходов; – международная деятельность: удельный вес численности иностранных студентов, завершивших освоение ООП ВПО, в общем выпуске студентов (приведенный контингент),  кроме граждан СНГ, стран Балтии, Грузии, Абхазии и Южной Осетии, также число обучающихся по программам послевузовского профобразования, прошедших стажировки в зарубежных вузах;- финансово-экономическая деятельность: доходы вуза из всех источников в расчете на одного НПР, среди критериев – доходы вуза из всех источников в расчете на одного работающего и отношение среднемесячной зарплаты научно-педагогических работников к средней заработной палате по экономике в регионе;- инфраструктура: общая площадь учебно-лабораторных зданий в расчете на одного студента (приведенного контингента), имеющихся у вуза на праве собственности и закрепленных за вузом на праве оперативного управления.Даже беглое изучение этих критериев наводит на мысль, что критерии очень подходят для оценки деятельности технических вузов, но отнюдь не для оценки деятельности вузов гуманитарных. У Литературного института нет шансов быть эффективным при такой оценке, например, Александр Сергеевич Пушкин наверняка имел бы низкий балл ЕГЭ (в математике, как известно, был не силен), к тому же ЕГЭ оценивает эффективность не вуза, а школы. Неэффективен МАрхИ, где студенты (сама видела не раз) усердно пашут над проектами, становясь  полноценными архитекторами, преподаватели имеют всемирную славу, а Академия имени Маймонида, где учатся чеченские парни, склонные к силовым разборкам, эффективна.  Как связаны количество иностранных студентов и эффективность вуза?! В лучшем случае  речь идет об эффективности бренд-менеджмента и специфике вуза – африканский студент после окончания московского педвуза где будет работать?! Хорошо, когда преподаватели вуза – действующие ученые,  но не могут все преподаватели быть учеными. В среднем процент «прорывных» исследователей составляет от 1 до 10%, остальные – интерпретаторы и ретрансляторы, чья миссия исключительно распространять знания. Сделать всех или даже большинство преподавателей учеными, а их вузы эффективными можно только двумя путями – «или сократить   количество преподавателей в 10 раз, оставив только «прорывных», или заставить большинство публиковать как можно больше пустых и бессодержательных статей, пересказывающих банальности». Доходы в расчете на одного сотрудника можно принимать во внимание, если  посчитать вуз простой коммерческой фирмой, цель которой –   максимизация прибыли.  Да, вуз может зарабатывать  на науке, но многие фундаментальные исследования –  это работы, результат  которых не гарантирован и сильно отсрочен,  а инвестиции рискованны, не случайно законодательно разрешенные малые предприятия вузов создают далеко не все. А как продавать  результаты научных исследований по   истории, филологии, культурологии, теоретической физике и  математике? Может быть, поэтому так низко оценена эффективность  гуманитарных вузов, вузов культуры и искусства, педагогических вузов? Честно говоря, у меня подозрение, что гуманитарные и прочие вузы готовят к переходу исключительно на платное обучение. На это подталкивают последние шаги министерства, направленные на поддержку не государственной системы образования, а именно негосударственной. И дело тут не только в опубликовании результатов рейтинга, нанесшем удар по госсистеме. Во-первых, министерство повысило минимальную стоимость обучения студентов-договорников  госвузов до 60 тысяч рублей вместо 30-45 тысяч рублей  на большинстве гуманитарных специальностей. Большинство абитуриентов пошли в негосударственные вузы – там дешевле, что помогло  этим вузам подняться с колен, а госвузам потерять существенные средства. Во-вторых, в конце июля ректорам вузов с филиалами предложили за год сократить число филиалов ровно вдвое, несмотря на то что эти филиалы вели интенсивный набор студентов, в такой ситуации и  эти потенциальные студенты потянулись в негосударственные вузы. Понятно, что негосударственные вузы со своими филиалами и филиальчиками теперь могут торжествовать – министерство освободило им простор для бизнеса, ведь учиться в маленьких городах молодые люди тоже хотят, но им проще заплатить за учебу в филиале, чем найти деньги на поездку в большие города.Отчетливо видно, что Министерство образования и науки РФ делает нешуточную  ставку на прагматичность в образовании, не думая о возможных рисках. Не читали чиновники работ  профессора А.Блума, мировых корифеев Н.Хомски или З.Баумана, не отдают себе отчета в том, что нельзя об эффективности и неэффективности высших учебных заведений судить по обобщенным критериям, которые не могут оценивать качество   их содержательной работы.   Любой нормальный вуз занимается тем, что учит и воспитывает (что важно!) студентов,  поэтому «измерять нужно именно показатели обученности и воспитанности, а не только  востребованность выпускников, ибо этот показатель неинформативен: деформированная и деградировавшая за последние 20 лет экономика не нуждается в огромном числе специалистов из номенклатуры вузовских специальностей, рассчитанных на нормальную  экономику. Поэтому надо либо экономику лечить, либо систему высшего образования впихивать в прокрустово ложе криминально-сырьевой экономики, напевая при этом колыбельную про инновационное развитие».   Конечно, для системы образования важно, как оценены педагогические вузы по критериям, которые на самом деле  предельно формализованы и нереалистичны во многих случаях. Результаты мониторинга – своеобразный «протокол о намерениях» (многие возможно реализовать в очень отдаленной перспективе), но  кто будет платить за достижение всех этих параметров? Если сами  педвузы, то они и так платят чуть ли не за все, в том числе в значительной степени сами зарабатывают себе на повышение средней заработной платы, на ремонт,  на закупку техники. Понятно, что для оценки  педвузов нужны дополнительные критерии, учитывающие не просто профильность  (мол, спасите убогих и неэффективных!),  а своеобразие их миссии, условий работы, направлений деятельности.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту