search
Топ 10

Кто в кадетском корпусе,а кто – на курсах кройки и шитья…

-Eще одна забота для классного руководителя! – грустно засмеялась директор Валерия Бартновская. – Изучение интересов и склонностей каждого из ребят в динамике. И ничего учителю за это не приплачивают. А семья как не несла никакой ответственности за ребенка, так и не несет. Новый закон предполагает, что судьбой подростка, не способного или не желающего учиться дальше, займутся родители. А родители – по крайней мере многие из них – все еще полагают, что учителя “за то и зарплату получают”, чтобы нянчить их чадо до совершеннолетия. И пока будут оставленные на произвол судьбы дети – хоть в 12, хоть в 14 лет, такие люди, как наша Мария Александровна, будут волноваться, бегать по домам. Будут по сто раз беседовать то с нетрезвым папой, то со смертельно усталой мамой, уговаривать великовозрастное дитя заняться каким-нибудь делом…

Мария Александровна и в самом деле знает наизусть все о каждом из ребят, закончивших 9-й класс этой весной. Знает, кто – в ПТУ, кто – в кадетском корпусе, а кто – на курсах кройки и шитья. Как не знать, если сама устраивала! Но, кроме этого, помнит она, кто и почему в детстве заикался, почему у одной девочки есть только папа, а у мальчика – только мама и из чего складывается их семейный бюджет. Рассказывая такие подробности с любовью и сочувствием, она просила, однако, в газете их не расписывать, чтобы не задеть ребячьего самолюбия. Вот и приходится сводить интервью к простому пересказу, хотя при этом теряются вся сочность речи, и артистизм, и юмор, с какими живописала Мария Александровна каждую ситуацию. Ведь с каждым из неустроенных выпускников вместе справочники изучала, ездила по ПТУ, пришлось даже кооперативное ателье разыскивать. А что делать, если, например, мальчик любит шить, а ни в одно швейное ПТУ по разным причинам не подходит. Учиться на платных курсах нет возможности. Десятки вариантов перебрали, пока нашли подходящий кооператив. Устроили учеником. Или вот: девочка-Дюймовочка, как выразилась Мария Александровна. Здоровьем слабенькая, робкая, тихая. Знаний – с воробьиный нос. К ПТУ родители даже близко подпускать ее боятся. Пошла в дневной класс вечерней школы и занялась рукоделием дома… Что ни выпускник – то маленькая новелла.

Новая встреча с заместителем директора по научно-экспериментальной работе Екатериной Коркуновой.

– Нам давно стало ясно, что в обычной массовой школе, куда попадают дети из неблагополучных семей и с неблагополучной психикой, проблемы социальной адаптации, как мы это называем, встанут обязательно. Всегда будут ребята, не справляющиеся с программой и не желающие учиться дальше. Значит, нужно внимательнее отнестись к их интересам в других областях человеческой деятельности. Посмотреть, что им нравится делать руками. Дать возможность раньше выбрать любимое ремесло. Хорошая база для трудового обучения у нас в школе сложилась давно. Это швейные мастерские с производственным оборудованием, токарные, столярные, слесарные станки, кабинеты кулинарии, информатики. И очень интересные преподаватели, специалисты, которым всегда было тесно в рамках традиционных учебных планов. Теперь, когда трудовое обучение стало немодным – некоторые школы даже отказываются от него в пользу культурологических дисциплин, – мы, наоборот, решили укреплять, расширять свои мастерские. А учителям дали свободу для создания авторских программ. Ввели переплетное дело, плетение кружев на профессиональном уровне, работу с кожей. И школа стала площадкой для эксперимента на тему: “Новые технологии трудовой подготовки при дифференцированном обучении учащихся”. Это значит, что у нас есть и классы с гуманитарным уклоном, и естественно-математические, как в большинстве школ, но и художественно-трудовые. И если все последние годы самым престижным оказывался наш педагогический класс – там собирались все “звездочки”, – то сейчас в среднем звене многие довольно сильные ребята стали проситься в “класс с ремеслами”. Видимо, веяние времени! Ведь уже есть примеры, когда наши дети зарабатывают плетением кружев, выполняют переплетные работы на заказ.

Надеемся, что грамотная постановка дела даст хороший результат и в классах компенсирующего обучения. Там труд должен помочь сначала развитию моторики, продвижению детей в общем развитии. Кажется, пока мы на верном пути. Во всяком случае многие ребята из бывшего пятого класса уже догнали ровесников, а переходить в обычный класс не хотят. Но мы и работаем с ними, надо сказать, с утра до вечера…

Вот такой путь к успешному трудоустройству после 9-го класса выбрал коллектив обычной школы, расположенной в районе рабочих общежитий и некооперативных многоэтажек. Школы, в которой было 1600, а сейчас, к счастью, 1200 воспитанников. Где по шесть классов в параллели. Значит, можно себе представить весь набор проблем. А на конец сентября только одна девочка оставалась неустроенной, да и та пока – под постоянным контролем педагогов.

Нина ПИЖУРИНА

Санкт-Петербург

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте