search
Топ 10

Космическая ось акильпа, или Как избежать ловушки компьютерных игр

По Москве “ходят”, перепечатываются, отыскиваются в интернете лекции “Наркотик” “массовой культуры” заведующего наркологическим отделением наркологической больницы N 17 Александра ДАНИЛИНА, психолога, члена Международного психоаналитического общества, автора книг “LCD…”, “Как спасти детей от наркотиков”, “Психология и религия”, “Героин” и других. Наш корреспондент встретилась с ним.

– Александр Геннадьевич, поговорим сначала об опасности настоящих, химических наркотиков. Ведь вы практикующий врач.
– По моим наблюдениям практикующего врача – нарколога, подростки уже поняли, что бессмысленно и опасно убегать от душевных критических ситуаций с помощью наркотиков. Думаю, что со временем у нас, как и в США, их употребление станет проблемой отдельных социальных групп. К сожалению, сегодня все большее число людей стараются поправить свое психическое здоровье с помощью антидепрессантов, транквилизаторов, нейролептиков. Я называю их легальными синтетическими наркотиками, хотя кто-то из психиатров может со мной и не согласиться.
– Антидепрессанты все-таки лечат! Да и остановить их прием несравненно легче, чем прием наркотиков.
– Степень этой зависимости индивидуальна, а лечение должно происходить под наблюдением врачей. И дабы наши читатели не уповали на психотропные средства как на единственную панацею от душевных и социальных бед, давайте поговорим о природе наркотических средств вообще. Зачем они? Какую роль играют в жизни нашего человеческого сообщества? Ведь на самом деле наркотиком может стать и телевидение, и музыка, и книги, то есть искусство!
Дело в том, что в современном человеке слишком сильно такое психологическое свойство, как ПОДРАЖАНИЕ. Кажется, что подражание неопасно и даже приятно – подражать какому-нибудь известному человеку: музыкальному кумиру, например, или артисту. Но подражание можно рассматривать и как попытку бегства от самого себя и от жизни как таковой. Собственно, наркотиком становится то, на что мы обмениваем свою жизнь, нечто абсолютно искусственное.
– И когда это бегство становится содержанием, смыслом жизни…
– …человек заболевает! Возьмем, например, компьютерные игры, которыми увлечены сегодня многие подростки. В городе Калининграде даже открыто первое государственное отделение наркологической больницы, в котором лечат от компьютерно-игровой зависимости! И надо думать, что со временем человек все больше и больше будет болезненно, психологически зависеть от тех или иных ярких изобретений цивилизации. То есть от предметов, дающих нам громадное удовольствие! Но беда в том, что компьютерная, виртуальная реальность подменяет настоящую. И удовлетворение исходит от иллюзии! Да, виртуальность дает неуверенному в себе человеку ощутить себя победителем, “сильным парнем”: ведь в компьютерной игре ты рано или поздно, но обязательно победишь. А вот в жизни – далеко не всегда. И для такой победы в реальности понадобятся, может быть, годы и годы, десятилетия ожиданий и подготовки к ней!
Более того, в компьютерной игре всегда играют по правилам, этими правилами можно овладеть. А в жизни по-другому. Жизнь – это неопределенность и неизвестность в бесконечности. Кто из нас может сказать, что произойдет с нами завтра?
– Никто. Но опасность виртуальности и в том, что она подменяет необходимое каждому человеку творчество.
– С тем, что творчеством способен и должен заниматься каждый, кто-то и не согласится. Все зависит от того, что под творчеством понимать. Николай Бердяев, например, называл творчеством “создание образом и подобием Божьим своего собственного мира”. То есть в широком смысле творчество – это акт творения самой нашей жизни. Разных ее составляющих. А компьютерная игра типа “стратегии” создает псевдоудовлетворение этой потребности творения жизни. Кроме того, в игре действия всегда упрощены и подражательны. В игре несравнимо меньше ответственности, чем в жизни. И правила не просто заданы, а жестко заданы. К ним легко приспособиться: в данной, конкретной игре они никогда не меняются.
– Но ведь некоторые считают игру тренировкой чувства ответственности!
– Они не правы. В реальной жизни многое иначе. Например, каждый должен сам выработать для себя правила, по которым он будет жить. И в этом смысле самая жуткая меланхолия – акт творения жизни, ибо человек мыслит и принимает решения. А любой кризис связан и с мерой ответственности, и с неопределенностью будущего. И опять приходится мыслить, искать ответ: какой твой сегодняшний поступок наиболее верен, оптимален для дня завтрашнего. Более того, правила компьютерной игры – это модель отсутствующей в жизни однозначной иерархии ценностей. Например, в жизни есть понятие Бога и зависимого от него самого себя и других людей человека. А игру кто-то до тебя создал, прошел, обкатал во всех вариантах – “прожил”, создал свою иерархию ценностей. А ты лишь подражаешь ему! В компьютерных журналах уже до начала самой игры можно найти все “ходы стратегии” – они там расписаны.
– Но на лекциях вы говорили и о “поглощении” человека компьютером.
– Ну да. “Умереть” в данном случае значит – целиком слиться с экраном или сделать так, чтобы экран оказался внутри твоей души. Это хорошо показано в известном фильме американского кинорежиссера Леонарда “Газонокосильщик”. Слабоумный Джоб умер по-настоящему для того, чтобы возродиться внутри виртуального мира компьютера. И там он появился “на свет” в виде всемогущего монстра, чего в реальности, конечно, не было. Для того, кто много сидит перед компьютером или другим “ящиком”, например, телевизором, нет четкой границы между “кино”, то есть виртуальностью, миром в одном только сознании, и настоящей жизнью. Где начинается одно и кончается другое?
– Но почему все-таки экран и его “героев” молодежная среда воспринимает как “лекарство” от неуверенности в собственных силах?
– Для того чтобы это понять, надо вспомнить, как жили первобытные люди и как живут те народы, которых еще не коснулись плоды цивилизации сегодня. Об одном из таких народов – акильпа – рассказывают Элиаде и Леви-Стросс. Акильпа – австралийское племя. У него существует миф, будто бы божество Нумбакула расчертило на сектора территорию племени, создало его предков и описало нормы и обычаи, по которым оно должно жить. После этого божество сделало столб из эвкалипта, поднялось по нему на небо. И теперь вся жизнь племени ведется вокруг этого столба, этой “космической оси”. Ибо, если забраться на его вершину, можно, во-первых, увидеть “весь обитаемый людьми мир”. (Акильпа, кстати, носят этот столб с собой во всех своих странствиях). Во-вторых, он всегда, где бы его ни поставили, связывает человека и небо. И когда столб ломается, племя испытывает катастрофу! Оно тревожится и не уверено в себе. Исчезновение столба – начало хаоса, конец организованного мира. Когда однажды миссионеры застали племя именно в этом состоянии, они поняли, что сейчас оно наиболее поддается внушениям извне. Эти первобытные люди – один из традиционных архетипов “сильного человека”, “ориентированного пространством”. Обратите внимание на то, что “ориентированное сознание” создается с помощью мифов, или мировоззрения. И имеет опору в архитектуре, то есть части земли, лишенной хаоса за счет логоса, ума. Такое пространство мы и называем культурным.
– И в этом смысле, например, ностальгия – это…
– …тоже “эвкалиптов столб”, который эмигранты из самых разных стран носят с собой. Это “ориентированное пространство” обычно священно для людей. Это – опора в жизни. То же значение – поддержания в человеке воли к жизни – имеет религия, храм, “красный угол” с иконами в избе. Важно и то, что “эвкалиптов столб” объединяет людей. Ведь они начинают жить по одинаковым законам и поэтому лучше понимают друг друга. У них единое воззрение на то, что “плохо”, а что “хорошо”.
Когда мы жили при советской власти, таким умиротворяющим и все объясняющим “эвкалиптовым столбом” была для нас Москва, а в ней Кремль с его рубиновыми звездами; просто “центр Вселенной”, глядя на который мы ощущали спокойствие и веру в будущее! Тем более что рубиновые звезды Кремля множились в виде октябрятских звездочек и попадали еще и к нам на грудь, создавая в ней некое защитное психологическое “тепло”. Я думаю, что, когда мы ностальгически вспоминаем это “старое время”, мы поддерживаем не политическую идею социализма, а то со всех сторон защищенное жизненное пространство.
И вот теперь эту самую “священную землю”, “столб”, дает многим организованное пространство на компьютерном экране – я имею в виду игры с их особым культом компьютерного героя. А также телевидение, газеты и журналы.
– Но примерно то же самое ощущали люди, впервые столкнувшиеся с кино.
– Именно! Томас Манн в своей “Волшебной горе” пишет, что люди смотрели в кинотеатре на экран и видели, что на нем происходит то же, что и в жизни. Вот что поражало и гипнотизировало! Со временем мы перестали замечать эту ПОДМЕНУ! То, что наша настоящая жизнь не кино. Вальтер Беньямин писал о том, что логика кино и фотографии – по тем временам новых искусств – очень похожа на логику художников-дадаистов: “…из всего, чего угодно, можно изготовить все, что угодно. Никто и ничто не может быть равно себе самому и не может считаться чем-то постоянным”. Между искусственной и реальной жизнью люди искусства способны поставить для нас знак равенства!
А вот что выяснили философы, когда появилось кино. В 1915 году режиссер Дэвид Гриффит изобрел крупный план. Тогда губы девушки на весь экран показались антихудожественными и невыносимыми. Но сегодня мы как-то умудряемся сочетать в своем восприятии травинку на весь экран телевизора и травинку крошечную, какая она на самом деле. Для сознания это тяжело. Ведь мы условность – крупную травинку – принимаем за вторую реальность! То есть, глядя на экран, становимся рядом с этой травинкой “лилипутами”, хотя в реальности это не так. Наконец, создатели кино и оно само стали казаться человечеству богами, творящими свою собственную реальность. Что тоже неправда, ибо эта реальность существует только на кинопленке.
– То есть кино, а потом компьютер нечаянно разрушили наше окультуренное предками “священное пространство”, на котором поколение за поколением строили свою жизнь? Эту точку опоры? Сломали “эвкалиптовый столб”?
– Да. Проблема в том, что современные люди уже не читают Канта с его понятием “морального императива, царствующего в душе”. Но зато смотрят кино, играют на компьютере и, незаметно для себя, впадают в болезненное поклонение им! Вспомните хотя бы культ актеров, рекламированием которых занимаются сегодня СМИ! А многие впадают в наркотическое опьянение от поразительных возможностей технических чудес!
Крупнейший специалист по зрительному восприятию, Гибсон, писал: “То, как мы видим объект, определяет наше отношение к нему”. Этот объект на экране способен изменить наши психические нормы, вот в чем его опасность. Это сновидение наяву!
“Чудо” же в сакральном понимании слова – общение человека с Богом, первопричина всего сущего. Миг, когда человек постигает смысл собственного существования, причину и ход вещей. Соблазн, идущий от экрана и некоторых книг, повествующих о виртуальных мирах, это ложное убеждение человека, что с его помощью он постигает это самое сакральное откровение, “чудо”, и потому достигает “полноты бытия”. И даже якобы внутренне преображается!
– То есть мы ходим в кино, читаем “массовую литературу”, садимся за компьютерные игры для того, чтобы, испытав сильные чувства, преобразиться внутренне?
– Именно так. Но это может быть лишь иллюзией преображения. Так как кино и значительная часть современной литературы, по-сути, галлюцинация. И она тоже стремится стать нашим наркотиком. Скорее всего, зная это, Уолт Дисней в свое время и говорил: “Если мы не создадим американской анимации, то нам не удастся воспитать Истинного Американца”. Он рассказывал нам наши же сказки, но по-своему, заметно преобразуя их – американизируя. Он словно заколдовал наших детей, приковав их к экранам кинотеатров и телевидения.
Конечно, пока что никто не обращался ко мне с просьбой вылечить его от увлечения, например, кинематографом. Зато просьбы излечить от болезненной зависимости от компьютерных игр растут как снежный ком. Один мой пациент, ребенок восьми лет, отказывался от сна и еды в течение шести дней, потому что неотрывно смотрел мультфильм, выполненный в технологии “3D”. При попытке выключить видео у ребенка начиналась истерика, сопровождаемая мышечными судорогами.
– Тот, кто “заболел” виртуальностью, смотрит на реальный мир как на что-то скучное и страшное, тягостное одновременно.
– Да любая картинка, даже временно нанесенная на кожу татуировка, влияет на нашу душу! Поэтому будьте осторожны! Не шутите со своей душой! С техникой, с искусством!
По мысли философа постмодернизма Бодрияра, апокалипсиса не будет только потому, что мы уже “умерли”. Виртуально, конечно, не по-настоящему. Мы растворились в виртуальной бессмыслице, потеряв дорогу в столь нужное нам для жизни “священное пространство”, к “эвкалиптовому столбу” наших предков.
Это хорошо продемонстрировал американский фильм “Матрица”. В нем рассказывается о том, что будто бы наш человеческий мир – одна только галлюцинация. Мы все якобы спим, но в то же время подключены к компьютеру и видим бесконечный фильм длиною в жизнь. И такое положение вещей большинство людей в этой картине устраивает. На самом же деле все не так. Да и виноваты в этом не взбунтовавшиеся против человека машины, роботы, как рассказывает “Матрица”, а мы сами. Прозрение, пробуждение, к которому стремятся в этом фильме главные герои, в реальности приводит человека к страданиям.
И важно помнить нам всем, что только понимание сути вещей рождает ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. К счастью для нас, даже внутри американского кинематографа существует “оппозиция”. Была всегда она и в нашем кино. Вспомним Андрея Тарковского. Был в мире и гениальный Феллини! Эти режиссеры стремились к созданию “ассоциативного кино”, от которого бы человек и прозревал, и начинал думать, и творил бы жизнь в себе и вокруг себя! Преображался и преображал бы мир по-доброму.
– Не будем забывать, что и на нашем телевидении, и на радио есть все еще программы, которые заставляют нас не проглатывать информацию, а размышлять над ней!
– Остается только пожелать нашим читателям сделать правильный выбор. Вовремя определить для себя “священное пространство”, “эвкалиптов столб” в реальной жизни. А если они захотят пообщаться со мной, по средам с 18 до 21 я всегда нахожусь в чате интернета: www.narkotiki.ru.

Ирина РЕПЬЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте