search
Топ 10

Коротконогий Сталлоне – акселерант А долговязый Шварценеггер?..

В начале шестидесятых годов внимание биологов, врачей, психологов, педагогов и вообще всех любознательных людей привлекло явление акселерации (от “акцелерацио” – по-латыни “ускорение”). Некоторые ученые предполагали, что процессу акселерации не будет конца; один из ведущих специалистов писал: “Если предположить, что существующие сегодня темпы ускорения сохранятся и в будущем, то через какие-то 200 лет средний рост людей достигнет двух метров, а половое созревание будет происходить в семь лет”. Но таким прогнозам не суждено было сбыться.

Чтобы объяснить, отчего уже в конце 70-х годов прошлого столетия темпы акселерации остановились, а затем и пошли вспять, вспомним главных героев “Евгения Онегина”. Современному читателю они представляются, безусловно, молодыми, но уже повзрослевшими людьми. Не заглядывая в хронологию романа, можно было бы представить себе, что героям “Онегина” где-то около 25-30 лет. На самом деле только самому Онегину в первых шести главах (после поселения в деревне) 25 лет, Ленскому же – 18, Татьяне – 17 и Ольге – 16. Ученые на основании архивных данных, в частности, сведений о новобранцах пришли к выводу, что в начале XIX века, в период, когда развивались события первых глав “Онегина”, была сильная волна акселерации.
В конце XIX века была столь же сильная волна ретардации (от “ретардацио” – по-латыни “замедление”, “задержка”), и в 60-70-е годы прошлого столетия поднялась следующая волна акселерации. Дальнейшие научные разработки позволили ученым установить, что смена периодов акселерации и ретардации развития происходила волнообразно на протяжении последних столетий.
Время полового созревания – не единственная характеристика, отличающая акселеранта от ретарданта. Они не только созревают в разном возрасте – первые раньше, а вторые позже, – но растут по-разному…
У подростка, половое созревание которого происходит в пределах нормы, но рановато, то есть у выраженно акселерированного подростка, пубертатный период сопровождается серьезными кризисными явлениями.
Первая и, возможно, наиболее очевидная проблема развития акселерированного подростка заключается в тяжести прохождения им самого периода полового созревания. В это время у акселерантов нередко отмечаются такие неприятные явления, как головные боли, головокружения, нарушения работы кишечника, повышенная утомляемость, сонливость. Ретарданты же, как мальчики, так и девочки, как правило, безболезненно и гладко минуют болезненные проявления переходного возраста.
Вторая трудность, которая наблюдается почти исключительно у акселерированных подростков, заключается в их повышенной заинтересованности вопросами пола в пубертатный период. Это явление получило даже особое название – “период юношеской гиперсексуальности”. По мнению психологов и педагогов, именно “гиперсексуальность” отвлекает подростков в переходном возрасте от учебы, служит фактором, снижающим их школьную успеваемость. Подростки-ретарданты, созревающие позже своих акселерированных собратьев, напротив, не проявляют особого интереса к вопросам пола. Заметим: рано созревающие акселеранты сохраняют гиперэротизм или гиперсексуальность и повзрослев, поэтому они чаще вступают в добрачные связи и менее постоянны в любовных привязанностях. Ретарданты, в отличие от них, обладают не бьющим через край эротизмом, проявляют большую склонность к моногамии или единобрачию.
Третья проблема, возникающая тогда, когда акселерированные подростки взрослеют, – чисто педагогическая. До периода полового созревания у подростка-акселеранта две референтные группы (группы, в которых они стремятся проявить себя) – семья и школа: в младшей школе и в первых классах средней школы ребенок стремится быть послушным, радовать родителей прилежным поведением и хорошими отметками, быть хорошим учеником. В период полового созревания у подростка, который и выглядит, и чувствует себя повзрослевшим, появляется новая референтная группа – уличная компания. Она не только отвлекает подростка от семейных обязанностей, от школы и учебы, но и нередко ведет к возникновению патологических зависимостей – привычке к курению, к алкоголю, к наркотикам. В отличие от акселерированных ретардированные – позднее созревающие подростки – в средних классах, как правило, не приобщаются к уличным компаниям: их референтными группами по-прежнему остаются семья и школа. Период повзросления приходится у них на 9-10-е классы школы, когда и большая учебная загруженность, с одной стороны, и ощущение близости окончания средней школы, с другой, не позволяют проводить много времени в уличных компаниях.
Четвертое кризисное явление, сопряженное с ранними сроками полового созревания, заключается в особенностях мотивации или личностной направленности акселерированных подростков. Мальчики и девочки – акселеранты уже в двенадцать-тринадцать лет оказываются выше и сильнее своих сверстников, они выглядят старше своих лет и, самое главное, у них проявляются уже не детские, а типично взрослые эмоции. Акселеранты раньше времени начинают чувствовать себя повзрослевшими, они стремятся к самостоятельности и вообще хотят жить как взрослые. Все жизненные блага и удовольствия они хотят получить немедленно и не желают жертвовать сегодняшним днем во имя завтрашнего. Подростка, который созрел физически и гормонально уже в шестом классе школы, даже если он способен и хорошо успевает на уроках, зачастую не привлекает перспектива еще пять лет учиться в школе, потом еще столько же в университете и, может быть, еще три года в аспирантуре. По его мнению, к этому сроку пройдет значительная и, возможно, лучшая часть жизни, а поэтому не лучше ли после девятого класса обучиться на автомеханика или на закройщицу, быстрее встать на ноги; а хорошо жить можно и без высшего образования. Совсем по-иному рисует себе перспективу жизни ретардант. Он дольше ощущает себя растущим, и ему кажется, что рост этот будет продолжаться еще долгое время. Взрослость – время, когда пора становиться на ноги, – еще за горами, поэтому ретардант строит планы, уходящие в отдаленное будущее, часто он ориентируется в основном на вторую половину жизни. Теперь становится ясно, отчего даже при равном интеллекте ретарданты чаще акселерантов получают высшее образование, продвигаются дальше по службе, защищают диссертации и т.п.
Отличить акселеранта от ретарданта в подростковом возрасте нетрудно: акселерант крупнее и выше, шире в плечах, у девочек-акселеранток появляется грудь и округляются бедра, у мальчиков – ломается голос и на верхней губе появляется первое оволошение – усики. А можно ли, глядя на уже взрослого человека, определить возраст, в котором произошло его половое созревание, то есть отличить взрослого акселеранта от ретарданта?
Оказывается, взрослого акселеранта от ретарданта отличают неодинаковые пропорции тела. Для того чтобы это понять, представим себе новорожденного ребенка: очень большая голова, длинное тело и совсем короткие ручки и ножки. Вплоть до завершения перипубертатного периода рост конечностей опережает рост тела, ребенок и подросток растет более за счет ног, чем за счет туловища. Руки тоже интенсивно растут в это время, а вот рост головы сильно замедлен. Благодаря такому неравномерному росту к началу перипубертатного периода организм приобретает пропорции взрослого. Более того, к этому возрасту руки и ноги подростка по отношению к телу оказываются даже несколько длиннее, чем у взрослого. Подросток поэтому кажется нам долговязым и часто угловатым. Но на стадии “перипубертатного скачка” – резко ускоренного роста в период созревания – рост конечностей замедляется, “скачок” происходит в основном за счет роста тела, после чего он вообще резко замедляется в вертикальном направлении. В последующий период – юношеский, – продолжающийся вплоть до полной остановки роста, который у акселерантов происходит несколько раньше, чем у ретардантов, также ослаблен рост конечностей, но тело еще продолжает медленно расти, поэтому, по завершении вертикального роста, к моменту перехода от юности к взрослости свойственная подростку долговязость исчезает, тело становится более пропорциональным.
Из этого следует, что период роста человека можно разделить на две фазы: первую – до созревания, когда преобладает рост за счет ног, и вторую – во время и после созревания, когда рост происходит более за счет тела, точнее, позвоночника. Отсюда вывод: акселерант будет довольно коротконогим и короткоруким, но длиннотелым. Ретардант же, у которого первая фаза будет относительно длиннее второй, сохранит конституцию долговязого подростка – останется на всю жизнь длинноруким и длинноногим. В качестве иллюстрации вспомним популярнейших кинозвезд – Сильвестра Сталлоне и Арнольда Шварценеггера. Коротконогий, короткорукий и длиннотелый Сталлоне, без сомнения, акселерант; долговязый Шварценеггер – ретардант.
Но можно ли отделить акселерантов от ретардантов в относительно раннем возрасте, еще до наступления полового созревания? Если это возможно, то возраст полового созревания ребенка можно предсказать, а следовательно, предвидеть, насколько трудным и кризисным будет этот период.
Взглянем на ладонь. Самый длинный палец руки – средний. На предпоследнем месте – мизинец, и на последнем – большой. Как безымянный, так и указательный пальцы могут занимать либо второе, либо третье место или же они могут быть равны. Оказалось, что у ретардантов-женщин указательный палец или равен безымянному, или короче его, у ретардантов-мужчин указательный палец всегда короче безымянного. Интересно отметить, что такая кисть руки – признак таланта, во всяком случае он зарегистрирован у 85% нобелевских лауреатов. Причина, кажется, ясна: у ретардантов не только развитие воспроизводительной системы, но и всех прочих систем, включая нервную, происходит позднее. Их мозг поэтому дольше сохраняет способность воспринимать новое: ретарданты дольше учатся, дольше сохраняют творческую энергию.
Еще один признак, по которому можно отличить акселеранта от ретарданта, скрыт в дерматоглифике – науке о пальцевых узорах. У акселерантов пальцевые узоры на подушечках крайней пальцевой фаланги всегда сложнее: преобладают завитковые – в форме завитой улитки или спирали-рисунки, тогда как у ретардантов преобладают более простые шатровые фигуры – в форме параллельных поднимающихся вверх посередине подушечки пальца линий. Интересно: гипотоники, как взрослые, так и дети, значительно чаще бывают ретардантами, а гипертоники – акселерантами. При этом у гипотоников, как и следовало бы ожидать, чаще отмечают упрощенные шатровые и петлешатровые пальцевые узоры, а у гипертоников – сложные завитковые и петлезавитковые.
Если ретардация или замедление биологического развития человека в целом и замедление сроков полового созревания в частности можно рассматривать как основной магистральный курс эволюции человека, начавшийся еще на стадии обезьяноподобного предка и продолжающийся в наши дни, можно ожидать, что человека будущего или биологического ретарданта будут характеризовать не только такие, уже перечисленные выше признаки, как удлиненные конечности, склонность к моногамии и мотивационная устремленность в будущее, но и какие-то особые психологические и личностные качества. Такое психологическое исследование было проведено автором статьи на большой выборке детей и подростков.
Прежде всего у ретардированных детей и подростков показатели интеллекта оказались более высокими, чем у акселерированных. Ретарданты, как правило, также лучше успевают в школе. Интересно, что в школах с более интенсивной и насыщенной учебной программой, например в физико-математических гимназиях, в классической и академической гимназиях Санкт-Петербурга, преобладают ретардированные ученики, в особенности среди мальчиков. В то же время в спецшколе для несовершеннолетних нарушителей, учащиеся которых отличаются не только склонностью к антисоциальным поступкам, но и сниженным интеллектом, явно преобладают акселеранты. Отметим также, что акселеранты попадают в спецшколы, как правило, за выраженные противоправные действия, тогда как редкие ретарданты – это в большинстве случаев брошенные родителями дети, которые оказываются в спецшколах не за серьезные проступки, а за бродяжничество.
Небезынтересно отметить здесь еще одну закономерность, которая на первый взгляд, казалось бы, противоречит приведенным выше фактам: редкие акселерированные учащиеся физико-математических и других элитарных гимназий учатся не хуже, а подчас даже успешнее своих ретардированных сверстников, в то время как в обычных средних школах показатели успеваемости школьников-акселерантов существенно ниже, чем у их ретардированных сверстников. Можно предположить, что в элитарные школы попадают лишь наиболее способные и тщеславные акселеранты; именно тщеславие заставляет их – рослых и выглядящих старше своих лет – прилежно заниматься, чтобы не ударить в грязь лицом перед ретардантами, которые выглядят рядом с ними еще детьми. Из этого наблюдения можно сделать важные педагогические выводы: усиленная внешняя мотивация может помочь акселерированным подросткам преодолеть связанное с кризисом полового созревания снижение интереса к школе. Если это так, то психологам следовало бы выделять среди акселерированных школьников наиболее интеллектуальных и направлять их в школы не со щадящей, а, напротив, с усиленной по ряду предметов программой.

Лев РУДКЕВИЧ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте