Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«Компьютерлэнд». или Зачем инвалидам мониторы и процессоры

Учительская газета, №6 от 17 февраля 2004. Читать номер
Автор:

Года два-три назад мне позвонила студентка университета, попросила встретиться, рассказать о том, как я работаю с одаренными детьми, какие мы выполняем проекты, как готовимся к конкурсам и олимпиадам. Я пригласила ее в школу, в интернет-кабинет, думая, что покажу ей наши сайты, работы детей: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

ИКТ №3 (от 3 февраля 2004 года)

Буквы превращаются в звуки

Девушка оказалась слепой. Она не сообщила мне об этом заранее. Разговор пришлось срочно перестраивать, то, чего она не могла увидеть, пришлось объяснить. Ответив на вопросы, я расспросила о том, как учится она. Девушка – инвалид детства, слепая от рождения. Училась в школе, очень много с ней занималась ее мама. Закончив школу, она сумела с помощью мамы попасть в американскую благотворительную программу, поступила в НГУ, получила специально оборудованный комплект, куда вошел компьютер с полным программным обеспечением. Девушка набирает тексты на компьютере по системе Брайля, если ей нужно послать кому-то письмо по электронной почте, программа переводит набранный текст в обычный, то же самое происходит, когда она сама что-то получает. Записанное можно и услышать, компьютер переведет текст в звуки. Если нужно распечатать, опять-таки машина поможет, сохраненный в системе Брайля текст появится из принтера в обычном виде. Студентка уверена, что сможет закончить вуз, получить диплом и найти свое место, самостоятельно обеспечивать себя, если будет продолжаться финансирование. Ей повезло, грант поступил из США, рассчитан на определенное количество лет.

Этот пример – наглядный ответ на вопрос, а зачем инвалидам компьютеры. Как могут использовать ИКТ дети, да и взрослые, если они не видят или не слышат, не ходят, отстают в умственном развитии? Ответы тут разные, все зависит от того, какие именно недостатки в развитии имеет ребенок, является ли инвалидом детства или получил травму, вследствие которой потерял ту или иную способность. Общими являются вопросы финансирования любой целевой программы и главный вопрос: можно ли помочь таким детям стать полноправными членами общества? Компьютеры нужны всем, просто они по-разному используются. Те методики, что я разработала для обычных школ, неприменимы в школах для детей-инвалидов. Техника используется та же, да программное обеспечение совсем иное, цели и задачи сильно отличаются. Я учу детей использовать компьютеры и интернет как инструмент для получения знаний, связи с миром. Собственно, те же функции ИКТ выполняет при обучении инвалидов, но иначе.

У нас есть «Шанс»!

Можно многое сделать, считает главный специалист областного управления образования Новосибирской области по специальному образованию Елена Галактионова, были бы деньги. Новейшие технологии здесь существенно помогут и педагогам, и детям. В настоящее время все детские дома и коррекционные школы области имеют компьютеры. Существует также оздоровительно-обучающий лагерь «Компьютерлэнд», куда ездили на отдых и обучение несколько групп детей, 33 ребенка, 25, 29… Две недели пребывания в лагере стоят 6000 рублей на ребенка, оплачивает их область. Дети проходят комплекс оздоровительных мероприятий и учатся использовать технику. Здесь нужно реально себе представить, что основная работа лежит на плечах педагогов, инструкторов. Например, существуют мультимедийные пособия-тренажеры для логопедических программ; есть обучающие курсы для слабовидящих, слабослышащих, детей с нарушениями моторики; есть более привычные программы профильного обучения. Иными словами, учебно-методические комплексы (УМК) для детей-инвалидов – это совсем не то, что УМК в обычных школах. Областное управление курирует и работу Института коррекционной педагогики для умственно отсталых детей, выясняется, обучаемы ли они, могут ли и тут помочь новейшие технологии. Такую группу тоже планируют послать на сезон в лагерь «Компьютерлэнд». Результаты предсказать никто не берется, но попробовать стоит.

Директор коррекционной школы № 5 Яна Ушакова рассказала мне, что жизнь педагогов и детей существенно изменилась к лучшему, когда школа получила компьютеры. Учителя постоянно пользуются техникой, составляя планы уроков, собирая методический материал, это экономит время и силы. После уроков ведется кружковая работа, дети объединяются по интересам, кто-то рисует, кто-то пытается узнать новое по предмету с помощью инструктора-педагога. Коррекционные школы № 62, № 31 создали свои собственные сайты, где можно увидеть основные предметы: швейное и столярное дело, несложные рабочие операции. Любые действия детей требуют помощи педагогов. В школе № 5 на 139 детей приходится 30 учителей, в тех школах, где детей около 200, учителей 50, то есть в среднем один учитель на четверых детей. Соотношение существенно отличается от того, что мы видим в обычной школе, это понятно. Тех, кто отстает в умственном или физическом развитии, нельзя обучать в больших классах.

В Центре информационных технологий (ЦИТ) мне рассказали, что коррекционные школы, детские центры получают компьютеры так же, как все общеобразовательные учреждения. Существует программа «Шанс», в рамках которой можно получить дополнительную технику. Насколько она нужна? Учитывая, что ЦИТ ставит целью обеспечение всех школ области мультимедийными пособиями, программным обеспечением, в перспективе и подключением к Всемирной сети «Интернет», помогает наладить связи между различными учебными заведениями, информирует о встречах, конкурсах, дает регулярные обзоры прессы, можно считать, что компьютеры действительно существенно меняют жизнь любой школы, не только коррекционных учебных заведений, к лучшему.

Помощь на законных основаниях

2003 год был объявлен ЮНЕСКО Годом инвалидов. 2 декабря 2003 года была установлена «горячая линия» связи с начальником управления специального образования Министерства образования РФ Т.Волосовец. Прозвучали цифры: в стране 1956 специальных образовательных учреждений. Детей-инвалидов в возрасте до 18 лет – более 658 тысяч. Ясно, что все дети в систему специального образования не попадают, ведь коррекционные школы очень маленькие. Известно, что 32 тысячи ребят учатся на дому, а где остальные? Для того чтобы дети-инвалиды имели возможность учиться по мере сил, нужны огромные деньги. Именно о финансировании говорят все без исключения люди, связанные с этой сферой образования. Компьютеры, конечно, нужны любым школам. «Понимаете, один компьютерный класс для такой школы, как наша, – это мало», – вздыхает директор школы № 5. Детей-инвалидов нужно учить индивидуально. Им нужны участие, внимание, забота. И возможность заниматься тем, что понравилось, что по силам. Приходилось слышать и другие пожелания. Понятно, что должны быть приоритеты. Но все же, когда показывают репортаж о том, как в исправительных учреждениях, в тюрьмах ставят компьютерные классы, оборудуют спортивные залы, строят сцену, чтобы заключенные могли играть пьесы, а неподалеку находится обычная или коррекционная школа, где прохудилась крыша, проваливается пол, давно пришел в негодность спортзал, нет кабинета информатики, нет учителей, думаешь: может быть, сначала стоит позаботиться о тех, кто никак не нарушил законы? Тот, кто совершил преступление, но физически здоров, должен заработать право на такие хорошие условия содержания.

В нашей стране не проработано законодательство, касающееся инвалидов, да и детей в целом. В роддоме рассказывают: фактически от любого ребенка мать может отказаться, оставить его на попечение государства. Никакой материальной ответственности она не несет. У нас давно пишут, говорят на эту тему, а воз и ныне там. Если бы, сдавая дитя в Дом младенца, бросая его, возлагая все заботы на плечи общества, родители должны были платить помесячную сумму на его содержание, возможно, люди бы задумались. Часть детей-инвалидов может учиться в обычном вузе после школы, наверное, не всегда обязательно создавать для них отдельные специализированные высшие учебные заведения. Но что происходит реально, если такой ребенок, как моя знакомая студентка НГУ или как та слепая девушка, что училась со мной много лет назад в МГУ, попадает в общежитие? Родственники не имеют возможности или не хотят жить с ними, поэтому заботы об инвалиде ложатся на плечи сокурсников, живущих там же. Сознаюсь, поступая в МГУ, готовясь к большим нагрузкам, я не ожидала, что придется быть и сиделкой. Мы помогали как могли, водили за руку, возили в транспорте, но между собой обсуждали, пытаясь понять, как же так получилось, что семья, да и факультет механически переложили на наши плечи такую заботу…

3 декабря 2003 года, в Международный день инвалидов, по местным новостям показали удивительный репортаж. Подростки устроили концерт, где основными номерами шли жестовые танцы: под музыку и песни дети плясали, одновременно показывая жестами текст. Честно скажу, я не сразу сообразила, что артисты – глухие и слабослышащие. Я понимаю, что одними танцами они сыты не будут. Но то, что педагогам удалось развить в них чувство ритмики, вывести их на сцену, привить чувство уверенности в себе, очень много значит. Как и любым ребенком, ребенком-инвалидом нужно постоянно заниматься. Как никому другому, им нужна наша помощь, прежде всего – узаконенная помощь семьи и государства.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту