search
Топ 10

Комментарий

Понятие “содержание образования” закономерно приводит автора статьи к вопросу о знании. Совершенно справедливо при этом указывается на то, что знания не сводятся к понятиям, причинно-следственным связям, фактам и т.д., необходимо также учитывать сам процесс мышления. И тут совершенно резонно, со всей логической необходимостью, встают два вопроса: ЧТО ТАКОЕ процесс мышления и ПОЧЕМУ столь необходимо учитывать его в педагогической практике? При ответе на них, разумеется, встает вопрос и о том, КАК учитывать процесс мышления. Именно в этом месте рассуждения у автора возникают достаточно спорные, с нашей точки зрения, мысли. Что ж, поспорим! Благо, уважаемая Т.Шабурова сама приглашает к спору, оговариваясь, что высказывает не истину, но мнение, основанное на личном опыте.

Выработка умения и навыков самостоятельного мышления – главная задача педагога в любом месте и в любое время. Это (и только это!) есть та самая основа, которая лежит в начале знания. Нет и не может быть Знания, полученного “из вторых рук”, пусть даже это будут чистые, надежные руки учителя. Пока нет самостоятельного мышления, любое “знание” будет лишь догмой и чужим мнением. И только с такой оговоркой допустимо вести речь о стандартах, о понятиях и суждениях.

Теперь зададимся вопросом: а что такое процесс мышления? Как он связан с вниманием, памятью? Как в самом деле “в умах возникает мысль”? И (попутно) спросим себя: что это за учителя, которые “не представляют”, как мысль зарождается?

У нас, как всегда, вопрос о сущности явления подменяется вопросом о его признаках. Не утруждая себя определением мышления как такового, мы много рассуждаем о типах мышления – и здесь, в том числе и в статье Т.Шабуровой, фигурируют “словесно-логическое” и “наглядно-действенное” мышление. Между тем любой грамотный философ, психолог и педагог знает, что не существует различных типов мышления, что процесс мышления один, заключается он в оперировании мыслью, т.е. в отвлечении от “наглядности” и “действия”. Пока мы находимся в сфере наглядного и действенного, мы целиком погружены в эмпирию, в чувственность, а мышление же начинается с отвлеченного от ощущений имени (понятия): “Некто (нечто) есть, существует, следовательно…”

И нет ничего сверх’естественного в представлении о том, как возникает мысль “в голове”. Это доступно любому. Мы видим нечто и вспоминаем имя. Другое дело, ПОЧЕМУ нам это необходимо и ПОЧЕМУ этому необходимо УЧИТЬ. На этот счет в статье Т.Шабуровой дан поразительный и, надо признаться, несколько пугающий ответ: чтобы управлять. Учитель, оказывается, должен управлять развитием ребенка. А поскольку развитие это отчасти связано с развитием мышления, то учитель должен управлять также и мышлением. И для этого ему нужно – ни много ни мало – “закладывать в память учащихся предметные понятия”. Понятия эти нужны, чтобы заработала простая логическая цепочка: понятие – суждение – умозаключение. А если спросить автора статьи, зачем нужно, чтобы в головах работала цепочка, ответ будет: чтобы научиться мыслить. Круг замыкается.

Если пока оставить в стороне этический смысл этого предложения, то здесь скрыта неприметная для автора, и притом чисто логическая, ошибка. Ведь уважаемая Т.Шабурова отмечает, что процесс мышления противоположен процессу репродукции. Здесь важен сам процесс, а никак не результат. Научить мыслить – это не значит научить вырабатывать, производить. Научить мыслить – это значит обратить учащихся к самим себе, обратить их не к “100 понятиям”, а к одному-единственному понятию себя-здесь-и-сейчас, к тому, что наиболее близко и доступно каждому и одновременно наиболее трудно для осмысления. Один известный современный философ пишет: “Первый закон мысли есть уместность речи о бытии как о событии истины, не правила логики, которые только и могут стать правилами, когда идут от закона бытия. Внимание к уместности мыслящей речи, однако, включает в себя не только то, чтобы мы всякий раз обдумывали, что сказать о бытии и как это сказать. Так же существенно подумать, следует ли сказать продумываемое, в какой мере сказать, в какой момент бытийной истории, в каком диалоге с ней и по какому требованию”. Подход же, предложенный Т.Шабуровой, вопреки (мы надеемся) ее воле приведет к зомбированию учащихся, превращению их в механизмы, в память которых внедрены “понятия”, обеспечивающие контроль и управление со стороны учителя. В этом, что ли, заключается “интеграция”?

Мартын ХАЙДАРГЕНОВ,

кандидат педагогических наук

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте