search
Топ 10

Командир «стратега»

Ракетная подводная лодка стратегического назначения (РПЛ СН) «Екатеринбург», выйдя из базы в Баренцево море, форсировала минное заграждение, выставленное вероятным противником. Успешно уклонилась от встречи с его корабельной поисковой ударной группой и противолодочным самолетом. «Стратегу» попыталась «сесть на хвост» многоцелевая «иностранка», но радиотехническая боевая часть «Екатеринбурга» профессионально выполнила задачу акустического охранения лодки, а две субмарины противолодочного охранения прикрыли «стратега» с наиболее опасных направлений. Словом, все как на войне. «Екатеринбург» неспешно развернулся, занял район боевого дежурства, плавно заскользил в сумеречных глубинах «стартового коридора». Связисты приняли сигналы боевого управления. Командиры ракетоносца и БЧ-2 взяли в руки два ключа… Прорвав морскую толщу, межконтинентальная баллистическая ракета огненной свечой вспорола поднебесье, чтобы поразить цель на камчатском полигоне Кура. В базе экипаж ожидала телеграмма командиру капитану 1 ранга Сергею Клиженко от главы администрации Екатеринбурга Аркадия Чернецкого: «Жители нашего города с огромным интересом следили за информацией об учениях Северного флота… Отрадно, что ваш успех по достоинству оценили Президент Российской Федерации Владимир Путин и министр обороны Сергей Иванов. От лица всех горожан желаю вам доброго здоровья, успехов в вашей службе, мира и счастья вашим семьям».

Подводники «Екатеринбурга», находившиеся в те августовские дни 2005-го в море, узнали об оценке их выучки позже других. Жене Сергея Клиженко из Североморска в Гаджиево позвонил один из предыдущих командиров «Екатеринбурга» капитан 1 ранга Андрей Безкоровайный, ныне – офицер штаба Северного флота, и сообщил радостную весть:

– Наталья, можешь успокоиться: Сережа и экипаж стрельбу выполнили успешно!

Из штаба флота не случайно поспешили порадовать верную спутницу офицера. Ведь Отечеству служат семьями. И каждая тревога, выход в море, учебный бой отражаются преждевременными морщинками на лицах любимых, не по возрасту ранней сединой. Они – надежный тыл и соавторы каждой удачи мужей в море.

У Клиженко было немало таких удач. Одна из первых запомнилась особенно.

…Подводный ракетоносец степенно всплыл в полынте в пяти кабельтовых (менее километра) от географической точки Северного полюса. Вскарабкавшись по вертикальному трапу из недр прочного корпуса в ограждение рубки, в то время еще лейтенант Клиженко, инженер вычислительной группы БЧ-7, с удивлением заметил, что в разгар полярного лета на «макушке» Земли было всего лишь два градуса мороза. Вот она – под стопами подводников – воображаемая земная ось!

– 31 июля 1994-го на полюсе отпраздновали День Военно-Морского Флота, – вспоминает командир «Екатеринбурга» капитан 1 ранга Сергей Клиженко. – С борта «стратега» спустили надувную лодку. В нее сели тогда еще старпом командира капитан 3 ранга Моисеев и флагманский штурман соединения подводных крейсеров капитан 2 ранга Богомазов. Им довелось походить по Северному полюсу, установить на земной «макушке» флаги – Государственный России и Андреевский. Мы пускали сигнальные ракеты, поздравляли друг друга, кричали «Ура!», обнимались, фотографировались…

Тот поход стал первым во флотской биографии выпускника Высшего военно-морского училища радиоэлектроники имени А.С. Попова Сергея Клиженко. Он был вахтенным офицером боевого информационного поста, занимался освещением подводной обстановки, руководил гидроакустиками, рассчитывал элементы маневрирования и был готов выдать рекомендации на применение лодочного оружия. Ведь североморцы шли к полюсу не только для того, чтобы продемонстрировать Андреевский флаг. Экипаж «стратега» находился на боевой службе в готовности по команде (сигналам боевого управления с берегового КП) применить ракетное оружие, защитить себя торпедным залпом.

– Что оказалось самым сложным в походе? – Сергей задумался. – Пожалуй, сначала было трудно втянуться в ритм боевой службы: вахта – подсменная вахта – отдых, вахта… Круглосуточно! Недели через полторы привыкли, а дальше – по «накатанной». Когда пришел служить в Гаджиево, «морячить» приходилось много. В первый свой офицерский отпуск вырвался через 14 месяцев уже старшим лейтенантом после «подледного» плавания, проведя за тот первый отрезок офицерской службы в море более 150 суток.

За «подледную» боевую службу Сергея наградили медалью «За отличие в воинской службе» II степени. Командир подлодки капитан 1 ранга Юрий Юрченко и старший на борту атомохода контр-адмирал Александр Берзин стали Героями России. Потом, к сожалению, «стратеги» стали ходить в океан, «под лед» все реже. Но это не помешало Сергею за почти 13 лет службы в Краснознаменном соединении РПЛ СН вписать в свою биографию 4 дальних морских похода, участие в десяти успешных ракетных стрельбах.

Клиженко считает, что ему повезло с наставниками, исподволь обозначившими ему путь на командирский мостик ракетного атомохода. На «стратега» лейтенант Клиженко попал после того, как в «кадрах» тогда еще флотилии АПЛ сказали, что на многоцелевые лодки специалист его профиля не нужен. Не было свободной вакансии. Предложили ракетный крейсер.

Сергей хотел торить карьеру по «родной» радиотехнической специальности, но капитан 1 ранга Андрей Безкоровайный – командир на однотипной «Карелии» – предложил офицеру, в то время капитан-лейтенанту, командиру БЧ-7, стать помощником командира.

– Сергея очень неохотно отпускали на «Карелию», – рассказал Андрей Петрович. – Капитан 1 ранга Рябухин даже говорил, мол, «потерпи немного, освободится у нас должность помощника, и я тебя назначу». Но их помощник командира никуда в ближайший год уходить не собирался. А достойный офицер, я в этом убежден, должен расти по службе. И Андрей Владимирович Рябухин поступил, в итоге, не как стяжатель, а действительно как настоящий командир, позволил Клиженко занять вышестоящую должность пусть в другом экипаже.

Клиженко перевелся в новый экипаж и прослужил в нем с 1997-го по 2000-й. Придя в новый коллектив, Сергей сочетал командирскую требовательность с заботой о подчиненных. Как помощник командира корабля качественно организовал быт матросов в береговой экипажной казарме. Благодаря шефской помощи Карелии сделал ее лучшей в дивизии. Сейчас уютная, просторная комната досуга, добротная мебель, красивые шторы, обои (все шефская помощь) – уже не в диковинку. А тогда все только начиналось…

Кроме того, Клиженко в короткий срок сдал на допуск к самостоятельному управлению кораблем, что при его ревностном отношении к обязанностям помощника командира было достаточно сложно. Чтобы все успевать, пришлось работать сутками напролет. И у Сергея получалось. Поэтому, когда капитан 1 ранга Безкоровайный стал заместителем командира дивизии и его на мостике «Карелии» сменил капитан 1 ранга Михаил Банных, Клиженко стал старпомом по боевому управлению.

В 2000-м на борту «Карелии» в Баренцево море вышел Владимир Путин. Президенту России представлял подводный корабль Сергей.

После тех апрельских учений Клиженко назначили старшим помощником командира на подлодку «Верхотурье». В 2002-м он поступил в Военно-морскую академию им. Н.Г. Кузнецова и в августе 2004-го при вручении дипломов перед строем прозвучали строки приказа министра обороны о назначении капитана 2 ранга Клиженко командиром РПЛ СН «Екатеринбург».

Может быть, ставропольский парень с первых шагов носил «маршальский жезл в ранце», метил на командира «стратега»?

– Да что вы, – улыбается Сергей. – Даже и не думал. Это было таким заоблачным и недосягаемым. Все мысли – как стать командиром группы. Командир боевой части – солидная по экипажным меркам должность. А став командиром БЧ, можно задуматься о дальнейшем росте: идти по командирской стезе, либо флагманского специалиста. Достаточно трудно подняться на командирский мостик. Многие, как говорится, сходят с дистанции, будучи уже помощниками командиров, старпомами.

Чтобы пройти этот путь, считает Клиженко, нужны железная воля и огромное трудолюбие – все то, из чего состоит человеческий стержень.

– Молод Клиженко? – переспрашивает меня капитан 1 ранга Александр Литвяков, офицер управления воспитательной работы Северного флота, служивший ранее заместителем командира дивизии РПЛ СН по воспитательной работе. И вспоминая совместную с Клиженко службу, говорит, что Сергей – человек, у которого слова не расходятся с делом. Он (не в пример некоторым) не идет напролом, образно говоря, «ломая кости» подчиненным. У него алгоритм выполнения задачи более очеловеченный – экипаж не рвет жилы, нервы, а трудится в охотку. Вот это для Клиженко характерно, подчеркивает Литвяков. Ведь на флоте «цена вопроса» всегда одна – достижение командиром конкретной цели. Ну а уж способы – иное дело, скажем так, абсолютно личностное. Поэтому…

– Он молодец – Серега! – итожит Литвяков.

– Обычно корреспонденты спрашивают: расскажите, как горели, где тонули? – с усмешкой говорит капитан 1 ранга Андрей Безкоровайный. – Отвечу: горят и тонут, к сожалению, в большинстве из-за ошибок, которые допускает один из подводников, а страдает весь экипаж. Поверьте, мне повезло, у меня были люди, которые пунктуально соблюдали одно хорошее правило… Ответьте: в чем различие между мудрым командиром и умным? Не знаете? Умный командир всегда найдет выход из тяжелейшей ситуации, а мудрый – в нее не попадет. Он ее предвидит.

Под стать командиру экипаж «Екатеринбурга». В нем подводники, как принято в подплаве, обращаются друг к другу исключительно по имени и отчеству. Одна большая семья. В стратегическом «клане» – вместе и праздники отмечают, и чью-то беду встречают, как собственную. Поэтому и говорят моряки: он не с такого-то корабля – «Екатеринбурга», «Карелии», «Тулы», а из экипажа Клиженко, Кораблева, Каяева…

Говорят гордо, будто представляют родовую ветвь на разросшемся за четыре с лишним десятилетия «генеалогическом древе» прославленной дивизии подводных ракетоносцев Северного флота.

– Костяк экипажа – как правило, мичманы, прослужившие на корабле по 8-10 лет, – рассказывает Сергей Клиженко. – Они – опытные подводники, знают и морскую службу (походили в свое время!), и материальную часть от «а» до «я». И, конечно, офицерское «ядро» – капитан-лейтенанты и капитаны 3 ранга. Средний возраст коллектива – 26 – 27 лет.

47% экипажа – старшины и матросы, служащие по контракту. В основном стараются брать тех, кто на подлодке послужил по призыву. А шефы поставляют на лодку лучших призывников с направлением от городской администрации Екатеринбурга.

– Уральцы служат надежно, они – опора экипажа, пример для других, – говорит Клиженко.

Командир корабля – главная единица на флоте, морская величина. Ведь флот – это, в первую очередь, корабли. Их командиры в море из-за скоротечности развития ситуации порой не могут связаться с «берегом», посоветоваться со старшими товарищами: как быть? В этом, заметил прошедший 15 боевых служб кавалер орденов «За военные заслуги» и «За службу Родине в Вооруженных Силах» III степени капитан 1 ранга Андрей Безкоровайный, большая разница между командирами сухопутного полка и корабля. Тем более, корабля подводного, чье главное достоинство – скрытность, и лишнего, внепланового, радиообмена быть просто не может.

– Думаю, Клиженко достигнет больших вершин на флоте, – резюмирует Андрей Петрович. – Человеческие качества, организаторские способности – его отличительные черты. Итоги минувшего года, в котором у «екатеринбуржцев» кроме «президентской» стрельбы были и успешное боевое дежурство, и боевая служба – хорошая заявка на успех. Офицер заслуженно представлен к государственной награде.

– Перспективный командир! – коротко охарактеризовал Сергея начальник штаба эскадры атомных подводных лодок контр-адмирал Андрей Воложинский.

Конечно, нагрузка на Клиженко колоссальная. Он несет ответственность за каждый сантиметр подлодки, ее боеготовность, за каждого члена экипажа. По большому счету – персональную ответственность за безопасность страны, то ее слагаемое, которое обеспечивают ракеты подводного «стратега». За все, из чего сплетена в тугой подплавовский узел нелегкая, но почетная командирская судьба.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту