Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Чужая азбука

Кольт в портфеле

Учителям Америки и Израиля разрешено носить оружие
Учительская газета, №40 от 06 октября 2020. Читать номер
Автор:

Два факта, прозвучавшие один за другим, обозначают рельеф явления. Первый. Во Флориде (США) приняли законопроект, позволяющий учителям носить огнестрельное оружие. Раньше было разрешено вооружаться только сотрудникам школьной охраны. И факт второй. Продажа пуленепробиваемых рюкзаков для школьников выросла в Штатах на 400 (!) процентов. Выпускают два традиционных цвета: синий – для мальчиков, и розовый – для девочек. Cпрос рождает предложение.

Газета New York Post уточняет, что в течение только одного года сотрудники безопасности средних учебных заведений Паркленда (город в штате Флорида) изъяли у школьников 2903 единицы огнестрельного и холодного оружия. Это почти на 700 единиц больше, чем было изъято еще пару лет назад во всем городе.

Школьники вооружаются друг против друга. Теперь против школьников-террористов призывают во­ору­жаться учителей. Дело добровольное, но желающих много.

Учителя, согласившиеся ходить в школу с оружием, обязаны пройти специальный курс обучения. 144 часа теории и тренировок, имитирующих нападение на школу «сопливого» террориста, у которого снесло крышу от мести учителям и одноклассникам, ревности, неразделенной любви, компьютерных стрелялок, в которых кровь льется рекой…

Очередным поводом для такого решения властей Флориды стала трагедия в одной из школ Паркленда. 18‑летний Николас Круз, исключенный из школы из-за проблем с дисциплиной, свободно купил в охотничьем магазине полуавтоматическую винтовку AR-15, проник на школьную территорию, включил противопожарную сигнализацию, чем вызвал панику, и хладнокровно расстрелял 17 человек, выбегавших из школы. Еще 16 человек Круз тяжело ранил.

Все по законам криминального жанра. Преступник в точности воспроизвел технологию убийств, миллион раз в мельчайших подробностях показанных в боевиках, отработанную в компьютерных играх. Преступление школьника в Паркленде стало восемнадцатым в Штатах за текущий учебный год и вторым в истории страны по количеству погибших учеников и учителей. (Самой кровавой, напомню, стала бойня в 2012 году в школе Сэнди-Хук в Ньютауне, штат Коннектикут. 20‑летний Адам Лэнза застрелил свою мать-учительницу, а затем отправился в свою школу и расстрелял 20 первоклассников и шестерых преподавателей, закрывавших детей своими телами.)

С тех пор в школах Коннектикута приняты беспрецедентные меры безопасности. Многие штаты последовали их примеру. В каждой школе появился полицейский пост. Меняя друг друга, круглые сутки в школе дежурят полицейские. Персонал школы знает их в лицо. В течение учебного дня к школе подъезжает патрульная машина, которая не только ведет визуальное наблюдение, но и вправе остановить любого подростка с требованием показать содержимое рюкзачка или карманов. Эта малоприятная процедура называется stop and inspect («останови и досмотри»). Разумеется, она не всем нравится, а темнокожие подростки и вовсе считают ее проявлением расизма. Но в том-то и дело, что именно афроамериканцы чаще всего торгуют наркотиками возле учебных заведений.

Подруга нашей семьи замужем за американцем. Она более четверти века проработала учителем в школах штата Колорадо. На днях вышла на пенсию. Свободного времени у Анны теперь много. По дороге на теннисный корт с точностью кремлевских курантов Анна звонит моей жене раз в неделю. От дома до корта минут 20 езды. Аня совмещает приятное с полезным. И дорогу коротает разговорами, и, по ее словам, сердцем согревается, и разговорный русский язык вспоминает.

Я попросил Анну специально для «Учительской газеты» рассказать, как охраняют школьников в Колорадо.

– Ок! Некоторые школы – настоящая крепость, – с удовольствием откликнулась на мою просьбу подруга. – Почти в каждой школе есть свой шериф. Здания начальной, средней и старшей школ, как правило, стоят отдельно друг от друга. Это сделано для того, чтобы ученики разного возраста не пересекались во время учебного дня. Так учителя борются с… hazing, – Анна за 30 с лишним лет «языковой изоляции» забыла непопулярное русское слово «дедовщина».

– С дедовщиной?! – уточнил я. – Насилием, унижением старшими младших…

– Да-да! Дедовщина, – обрадовалась подсказке Аня. – Из одного здания в другое, если они соединены коридорами, могут пройти только учителя и сотрудники школы, приложив к замку магнитную карту. У каждого сотрудника школы на груди бейджик с именем. Без бейджика в школу не пустят, даже если тебя знают много лет.

Во многих школах у входа рама металлоискателя. Во многих, но не во всех. Во время уроков двери школы, как правило, закрыты. Иные учителя даже классы закрывают изнутри! – похоже, Анна сама удивилась своему «открытию».

– А если ученик захотел, извини, в туалет во время урока?

– У каждого кабинета своя туалетная комната, – даже через океан я почувствовал, как удивил Анну своим вопросом. – А вообще в американских школах не принято во время урока посещать туалет. Если у тебя с этим проблемы, оставайся дома и лечись.

– Сменим тему. Анюта, тебе предлагали вооружиться после известных событий в Ньютауне и Паркленде?

– Предлагали всем учителям, но я отказалась. С детства помню чеховское: если в начале пьесы на стене висит ружье, то оно должно выстрелить. Далеко не все местные учителя в восторге от идеи иметь при себе оружие. Минусов больше, чем плюсов. Во-первых, это поддерживает и без того тревожный фон и в обществе, и в городе, и в учебных заведениях. Политики и чиновники заговорили даже о «полицейском государстве». Во-вторых, какой-нибудь свихнувшийся… thug, – Анна опять не нашла с ходу точное русское слово.

– Головорез?

– Да. Головорез из старших классов может это оружие отобрать у хрупкой, как я, учительницы. – Анна горько смеется. – В-третьих, чтобы получить право на ношение оружия, надо учиться на курсах и сдавать экзамены. Причем в свободное от уроков время, то есть в твое личное время. Наконец, оружие дорого стоит, а у меня не бывает лишних денег. До сих пор плачу кредит за дом.

– Кабинеты как-то защищены от нападения террориста?

– Окна пуленепробиваемые. В каждом классе есть пуленепробиваемая доска, за которой можно укрыться. Ученики знают, что делать в критической ситуации. Раз в месяц, а то и чаще проходят lockdown – тренировки. Включается сирена, по сигналу которой ученики либо эвакуируются из школы, либо (в зависимости от задачи учений) прячутся в классах, занавешивая окна.

В каждой школе есть запасные выходы, которые открываются только изнутри. Все ученики знают, как ими пользоваться в непредвиденных ситуациях. Но без надобности таким выходом не воспользуешься – сработает сигнализация.

В каждой школе есть громкая связь, по которой сообщается об экстремальных случаях. Впрочем, не только… – Анна улыбнулась из-за океана. – В нашей школе было принято, чтобы директор по громкоговорителю здоровался с учениками каждое утро.

– Малышей привозят и забирают из школы родители и родственники. Охрана знает каждого в лицо?
– В компьютер внесены отпечатки пальцев, фотографии и личные сведения не только преподавателей и всех сотрудников школы, но и лиц, которые сопровождают детей. Если твоих данных в компьютере нет, ребенка не отдадут. Даже если малыш утверждает, что ты его отец или мать.

В нашу школу группу ребят из пригорода привозили и отвозили домой на специальном автобусе. Водитель этого автобуса – родственник моего мужа. Он рассказывал, что, прежде чем получил это место, сдал тесты на алкогольную и наркозависимость, анализы на инфекционные заболевания, включая ВИЧ-инфекцию, прошел собеседование у психиатра… То есть получил все справки, необходимые каждому преподавателю. А «приемная комиссия» знала буквально все о личной жизни будущего водителя школьного автобуса.

Водитель автобуса передаст ребенка только из рук в руки родителям или тем, кто их заменяет в данный момент. Никогда не остановит машину по просьбе постороннего, не подсадит в машину знакомого…
По закону 1990 года школы США являются зонами, свободными от ношения оружия. Но нет правил без исключения. В 18 американских штатах внутренним дисциплинарным распорядком школ учителям разрешено иметь при себе пистолет, а в случае нападения стрелять на поражение.

Разрешено иметь оружие и приходить в школу «в полной боевой готовности» учителям Израиля. К защите детских учебных заведений здесь привлекают девушек, проходящих службу в армии, и гражданских лиц (волонтеров), которым законом разрешено иметь оружие.

За безопасностью в школах и в детских садах следит (среди прочих) и Национальная родительская организация Израиля. Весной по инициативе этой организации в стране была объявлена забастовка. Причина? Родители были недовольны тем, что 400 школ и 600 детских домов страны правительство не обеспечило серьезной охраной. Израиль – горячая точка планеты, и здесь требования к безопасности детей на порядок выше, чем в тех же Штатах.
Каждый израильский школьник знает, как поступать в экстремальных ситуациях. Учебные тревоги в классе – привычное явление. Без предупреждения среди урока может прозвучать сирена, по сигналу которой школьники мгновенно эвакуируются в бомбоубежища, которые есть в каждой школе и в каждом жилом доме.

Территория израильских школ огорожена мощным металлическим забором в два с половиной метра. Ранним утром, за час-полтора до начала уроков, специально обученный сапер проверяет территорию школы и классы, не заминированы ли они. И только после этого дает добро на начало занятий.

Личного досмотра учеников в Израиле нет, а вот посторонний на территорию школы не попадет. В октябре 2004 года произошел случай, прогремевший на всю страну. От руки 56‑летнего охранника Арнольда Альтгауза погиб техник по эксплуатации кондиционеров Алон Накар. Альтхауз охранял женскую школу. В школу пришел бедняга Накар отремонтировать кондиционеры. Охранник попросил показать рабочего чемоданчик. Тот отказался и почему-то побежал вдоль школьного забора. Охранник (как и положено по инструкции) сделал предупредительный выстрел в воздух, а потом открыл огонь на поражение. Техник по ремонту кондиционеров был убит.

Окружной суд Тель-Авива приговорил охранника к 16 годам тюремного заключения, но Верховный суд Израиля скостил срок до пяти лет, мотивируя решение тем, что Альтгауз выполнял свой служебный долг, а в школе во время инцидента было 1200 школьниц и 80 преподавателей.

Отсидев только треть срока, бдительный охранник вышел на сво­боду.

Сергей РЫКОВ

 


Комментарии

Должны ли родители участвовать в разработке календарных планов воспитательной работы?
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt