Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Колея у каждого своя. Но иногда с нее хочется свернуть

Учительская газета, №15 от 20 апреля 2004. Читать номер
Автор:

У самарских организаторов образовательного процесса к самой идее профилизации претензий нет. Но предложенный министерством проект их не устраивает. О том, какой видится старшая профильная школа образовательным топ-менеджерам Самары, нам рассказал руководитель Департамента образования и науки администрации Самарской области Ефим КОГАН.

– Ефим Яковлевич, объясните, пожалуйста, чем, по-вашему, современная идея профилей отличается от той, что уже давно реализуется во многих школах страны?

– То, что сейчас происходит с организацией профильного обучения, – это откровенная привязка школы к вузу. Нынешние профили соответствуют вузовским специальностям. Принимает вуз в этом участие или не принимает, неважно, главное – такой вариант вынуждает школу делать то, что ей не положено делать. Она должна не ориентировать на вуз или техникум, а давать общее образование.

Идея профильного обучения в старшей школе, заложенная в Концепции модернизации образования, определяется необходимостью дать ученику максимальную свободу в формировании собственной образовательной траектории. На этом этапе уже нельзя заставлять, нельзя вводить человека в жесткую программу, сформированную где-то, кем-то, зачем-то. Нужно предоставить ему возможность самому выбирать себе значительную долю предметов, которые кажутся важными или поддерживают его профессиональные планы.

– Вы полагаете, все девятиклассники эти планы имеют?

– Трудно сказать, в каком классе появляется представление о своем собственном профессиональном пути. Но не в этом дело. Девять классов – это норма обязательного общего образования. В основе ее лежит задача освоения государственного стандарта. Вообще говоря, стандарт должен формироваться в соответствии с целями, задачами, принципами, перспективами и стратегией развития страны. И девять лет обучения – это своебразный способ формирования самостоятельного гражданина. А вот все дальнейшее, начиная с десятого класса, – это уже реализация способности к самостоятельности, которая в предыдущие девять лет должна быть сформирована. Десятый, одиннадцатый классы – не что иное, как построение собственной образовательной траектории на фоне некой сохраняющейся нормы стандартов.

– Но министерство как раз и предлагает оставить пять-шесть обязательных базовых предметов, – математика, языки… Все остальные – на выбор. С чем же вы здесь не согласны?

– То, как министерством спланирована реализация обучения в старшей профильной школе, напоминает езду по дороге, где есть колея, – все время хочется на нее свернуть. За всеми предложенными министерством профилями, среди которых есть совершенно одиозные (например, агротехнический или радиотехнический, стоит все та же проекция на вузовские специальности. На наш взгляд, это плохо, потому что фактически повторяет то, что мы имеем сейчас. При такой организации молодой человек все равно загоняется в рамки, обозначенные профилями.

Мы предлагаем другой вариант. Не нужно поле ориентаций делить на субъективно определенные профили, надо все это пространство разделить на виды деятельности, которые сегодня существуют в мире. Их не так много, и все профили, о которых только может идти речь, так или иначе являются частью этих видов деятельности, но не присутствуют в них явно и категорично.

Например – искусство, инженерная и коммуникационная деятельность, включающая в себя политику, экономику и военное дело. Или такой вид деятельности, как медицинский, связанный и с биологией, и с физиологией. Я не пойду в класс, ориентированный на медуниверситет, а попытаюсь найти те предметные базы, которые мне помогут понять медицину, освоиться в ней. По окончании же школы я смогу пойти не только в медвуз или на биологический факультет, но и поступить в технический университет на специальности, связанные с биотехнологиями. Даже физическая культура – это та же медицинская деятельность.

Такой подход нам представляется более естественным, он дает ученикам возможность понять профессиональную нишу, в которую бы они хотели вписаться в будущем.

То, что сегодня называется профильной школой, это скорее школа с углубленным изучением тех или иных предметов. И министерство в старших классах предлагает опять-таки углубленно изучать те предметы, которые вынесены в название профиля. При этом отсутствует сам принцип углубления. Например, естественно-научный профиль предполагает более серьезное овладение физикой и математикой. Но математика – это широчайшая область науки, и совершенно непонятно, чем будет определяться вектор углубления. Возможностями самого учителя? Задачами, которые ставят ученик или его родители, что крайне маловероятно? Скорее всего это будет абсолютно субъективный подход. Я – учитель, я понимаю здесь больше, поэтому буду углублять по собственному разумению. Может, начну ориентироваться на приемные экзамены вузов или приглашу работников вузовских, и они будут углублять в соответствии с тем, что потом же и спросят на приемных экзаменах. То есть ничего общего с построением некоего взгляда на мир, на жизнь в целом, никакой философии или способа мышления.

– Почему министерство это делает? Почему не позволяет школе стать базой общего образования?

– Во всем мире старшая школа – это школа индивидуальной образовательной траектории. Там расписание как меню, из которого ученик набирает необходимые предметы. Есть ограничения. Человек не может выбрать меньше восьми или десяти, но что это будут за предметы, он решает сам. Нечто похожее предлагаем и мы.

Учитель вывешивает на доске такой вариант расписания: математика для инженеров, биология для физиков, физика для биологов, лингвистика для физиков, физика для лингвистов и так далее. И в зависимости от того, что мне потребуется после школы, я выберу либо математику для медицины, если иду в медицинский, либо биологию для физиков, если хочу понять физические принципы биологических законов. При этом минимум – три, четыре, пять предметов, – конечно же, должен быть задан. Меньше нельзя, больше – пожалуйста. Мы разбили пространство выбора на эти базы деятельности, сформировали перекрестные предметные циклы и теперь строим сетевую систему организации этого действа. Понятно, что далеко не каждая школа способна развернуться во всех направлениях. Нужно сконструировать такую систему, в которой бы каждая школа брала на себя какую-либо часть работы – циклы, курсы, которые она потянет.

– В городе это не создаст учащимся особых проблем. Нет в своей школе предметной базы – перейдут в другие.

– Именно так. Будут созданы некие диспетчерские центры, которые предложат схему хождения по школам в соответствии с теми курсами, которые вы выбрали. И фактически это уже будет школа, объединяющая учеников не по классам, а по их предметному выбору.

– То есть по интересу. Но как быть с селом?

– Здесь основную нагрузку должны взять на себя образовательные центры. Если же мы к этому времени не сумеем отладить систему так, чтобы все сельские школьники заканчивали школу в этих центрах, удовлетворяя там свои интересы, значит, придумаем какую-то схему движения по области. Ничего на самом деле страшного нет в том, чтобы один раз в неделю сесть в автобус и проехать прослушать какие-то курсы. Для этого есть дистанционная форма обучения.

– Для всего этого нужны специально подготовленные кадры.

– Конечно, нужен педагог, который бы понимал, что это такое. Как, например, построить цикл математики, которая описывает математические модели в биологии, экономике или социологии? Это другой уровень подготовки. В приказе министра, кстати, сказано, что в профильной школе должны работать, как правило, учителя, закончившие магистратуру. Надо перестать выпускать просто специалистов (никто в мире этого не делает) и начать выпускать бакалавров и магистров.

– Экономика школы с введением профилей тоже меняется существенно?

– Она очень интересно меняется. Поскольку у нас в регионе система финансирования нормативная, деньги «следуют за учеником», то, когда он переходит из одной школы в другую для того, чтобы прослушать какой-либо цикл, за ним должны последовать и «его» деньги. Это совершенно иная схема экономических отношений, которую нам еще предстоит разработать. Мы собираемся построить диспетчерскую сеть, которая и будет определять, сколько учеников из школы «А» пришли в школу «Б», и в конце каждого месяца выставлять счет первой школе от второй на такое-то количество учеников и такое-то количество часов. И школа «А» будет рассчитываться со школой «Б» из тех средств, которые ей придут на учеников по нормативу.

– Не усугубит ли старшая профильная школа проблему социального расслоения? Не лишит ли она часть девятиклассников возможности получить полное образование?

– Министерство ратует за введение некоего экзаменационного барьера, который нужно-де преодолеть девятикласснику, доказав тем самым свое право обучаться в профильной школе. На мой взгляд, это абсолютная чепуха. Старшая профильная школа не должна быть привилегией избранных. Она дает навык организации, строительства жизни, и я не должен никому доказывать, что имею право на это.

– Ну хорошо. А если в середине десятого ученик поймет, что ошибся и выбранный профиль – не то, что ему нужно?

– Пусть меняет профиль – имеет полное право. Желательно, конечно, пораньше осознать ошибочность выбора, хотя не думаю, что здесь будут какие-то катастрофы. Во-первых, во всем мире старшая школа – это три года. Во-вторых, в седьмом уже классе планируется ввести курс предпрофильной подготовки.

На самом деле мы за тем и планируем профили такими многогранными, чтобы у человека была возможность для маневра. Да и вообще это дело, я бы сказал, восьмое – профили. Основная задача обучения в старшей школе – это формирование самостоятельного человека. Других целей просто нет.

Самара


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту